Студентам на заметку

Тяжело быть студентом. :)

История государства и права Беларуси

КУРС ЛЕКЦИЙ
по «Истории государства и права Беларуси»

Тема 1. Предмет и задачи курса «История государства и права Беларуси»

1.1. Предмет «Истории государства и права Беларуси»: сущность, содержание, особенности.

Государственно-правовая действительность, политико-правовые процессы относятся к числу сложнейших и важнейших общественных сфер, от которых во многом зависит жизнедеятельность общества в целом. Их научное осмысление не только объективная потребность общест¬ва, но и многотрудное дело. Государство и право, их многоплановое и активное функционирование суть общественно-политическая реальная практика, а не идеи и понятия. Причем это такая реальность, с которой вынуждены считаться все обще¬ственные силы независимо от их социально-политичес¬кой направленности. Экономика, социальная сфера, на¬учно-технический прогресс, оборона страны, охрана окружающей среды, обеспечение общественного порядка — вот далеко не полный перечень важнейших объектов практической деятельности государства и правового регулирования.

История государства и права изучает в конкретном виде великое множество государств и систем права — от существовавших в далеком и не слишком далеком про¬шлом до существующих в настоящее время. И если бы наука не изучала и не конкретизировала этот гигантский исто¬рический опыт, то государственно-правовая практика либо извечно топталась бы на одном месте, либо отбра¬сывалась, поскольку люди забывали бы ценный опыт и достижения прошлых поколений. Даже в наши дни игнорирование науки в государственно-правовом строительстве порождает массу негативных последствий. Изучая и обобщая практику, история государства и права помогает формулировать понятия и определения государственно-правовых явлений, вырабатывать научные рекомендации и выводы, генерировать новые идеи, позволяющие не только понять сущность, содержание и формы государства и пра¬ва, но и умело использовать их в целях прогрессивного развития общества.

В то же время жизненность, социальная значимость истории государства и права во многом определяется ее связью с общественной практикой, способностью удов¬летворять потребности последней. Юридическая прак¬тика, опыт функционирования государств, бесчисленные факты государственно-правовой действительности слу¬жат неисчерпаемым источником для развития истории государства и права. Практика же обусловливает и цели исследования государства и права, т.е. познание государственно-правовых явлений осуществляется для того, чтобы сама практика развивалась на научной ос¬нове. «Нет ничего практичнее хорошей теории»,— гла¬сит весьма популярный в век научно-технического про¬гресса лозунг. Наконец, практика служит критерием истинности научного знания. «Вопрос о том, обладает ли человечес¬кое мышление предметной истинностью,— вовсе не во¬прос истории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность своего мышления».

Современная практика предъявляет повышенные тре¬бования к качеству и обоснованности научных разрабо¬ток. Сама жизнь выдвигает новые объекты познания, отвергает отжившие. Традиционная проблематика истории государства и права дополняется новыми направле¬ниями исследований, уводящими нередко в сферу других отраслей научного знания. Так постепенно развива¬ется интеграция различных наук, появляются комплекс¬ные исследования, плодотворно влияющие на прогресс науки в целом.

История государства и права Республики Беларусь — это историко-правовая наука, так как изучает лишь историю государственно-правовой надстройки, не касаясь истории культуры, хо¬зяйства и других сторон общественной жизни народа. Как юри¬дическая наука она легла в основу аналогичного учебного курса, который относится к фундаментальным правовым дисциплинам, необходимым для получения высшего юридического образования.

Задачами истории государства и права Республики Беларусь являются не только систематическое изложение конкретных государственно-правовых явлений и их научное объяснение, но и установление тенденций их развития. Именно последнее обусловливает большое практическое значение истории государства и права Республики Беларусь. Уяснение общих закономерностей и тенденций развития государства и права помогает избежать оши¬бок и научно прогнозировать дальнейшее развитие государственно-правовой надстройки.

В данном курсе исследуются формы правления, государственного устройства, система, структура и компетенция органов власти и управления, а также система права, его отрасли и инсти¬туты на основе изучения конкретных нормативных актов. Изуче¬ние этих государственно-правовых явлений фактически доводит¬ся до наших дней и соприкасается с проблемами современного государства и права Беларуси.

Преподавание истории государства и права Республики Беларусь ведется с учетом изучения студентами других историко-правовых дисциплин (истории государства и права зарубежных стран, истории государства и права славянских народов, теории государства и права). Сегодня, когда в историко-правовой науке идет интенсив¬ный поиск новой периодизации истории государства и права, представленная периодизация данного учебного курса в значи¬тельной степени условна. В основу ее положены следующие факторы: время, степень развития социально-экономического уклада общества и уровень развития государственно-правовой надстройки.

Необходимость исследования государства и права как сложноорганизованных систем средствами различных наук имеет теоретическое и практическое значение не только для истории государства и права, но и для всего комплекса юридических наук. Оно необходимо в целях обогащения иных научных дисциплин знаниями функционирования государства и общества в их непосредственной данности, в том числе повседневной жизни людей, склады¬вающихся между ними отношений, то есть всего того, что получает выражение в правовой форме. Организуя государственное управ¬ление, регулируя отношения людей в процессе познания, деятель¬ности и общения, государство и право учитывают (или должны учи¬тывать) социальные, психологические, интеллектуальные, мораль¬ные, физиологические, половозрастные и иные особенности людей, их разнообразные возможности, интересы, устремления и т. д., тем самым ориентируя комплекс наук на изучение этих особенностей в их взаимосвязи, единстве и системной целостности. Государствен¬ная деятельность, правовое регулирование соответствующих обще¬ственных отношений выступают в роли "акцептора" познания все¬го комплекса естественных, технических и общественных наук. Так, например, физиология трудовых процессов, как известно, исследу¬ет механизмы работоспособности и отдыха, факторы утомления и восстановления способности к труду, связь этих факторов с типологическими особенностями нервной деятельности, общим состоя¬нием человеческого организма и т. д. Данные физиологии, биофизи¬ки и биохимии трудовых процессов являются основой гигиены тру¬да, от условий которых зависит профилактика профессиональных заболеваний и которые должны учитываться государством и пра¬вовым регулированием. Комплексные медицинские показатели раз¬личных групп работающих требуют, далее, установления государ¬ством законодательных нормативов режима труда, рабочего вре¬мени и отдыха, восстановления работоспособности, безопасности труда, предотвращения профессионального травматизма и т. д. Одним словом, организация производства, его нормальное функ¬ционирование требует постоянного и внимательного отношения со стороны государства, предполагает его всеобъемлющий охват сред¬ствами права. При этом первостепенное и главное значение госу¬дарству и праву следует отводить человеческому фактору, самым разнообразным сторонам его проявления.

Исследование труда, равно как и иных сфер жизнедеятельности человека, не должно ограничиваться рамками физиологии, медицины, кибернетики и иных естественных и технических наук. Человек не только биологическое, но и социальное существо, он является сознательным производителем материальных и духовных ценностей, мотивы творчески-созидательной деятельности обуслов¬лены и его социальной сущностью, общей и профессиональной куль¬турой и образованием, моральным обликом и ценностными ориентациями, характером общения с другими людьми и поведением. А это уже сфера общественных наук, призванных на основе биосоци¬альных данных исследовать человека как субъекта познания, дея¬тельности и общения. На самом деле, возможно ли сколько-нибудь плодотворное решение проблем истории государства и права без профессиональных знаний теории, права философии, социологии, политологии и этики; государственного и административного права без взаимодействия с политологией и наукой организации и управления; гражданского, трудового и хозяйственного права вне органической связи с общей и отраслевой экономикой; уголовного и исправитель¬ного права без психологии, педагогики, этики; международного пра¬ва — помимо теории международных отношений, политологии, вне глобальных проблем мирового сообщества и т. д., и т. п.

Из сказанного вовсе не следует, что история государства и права сливается, растворяется в перечисленных науках. Ее отли¬чие от них (скажем, психологии или педагогики) состоит в том, что государство и право имеют дело с человеком на перепутье его встреч с обществом, на заинтересованности государства в тех или иных особенностях, возможностях и поведении человека. С другой стороны право отражает и тот интерес, который проявляет человек к государственным структурам, нуждаясь в их поддержке, охране, обеспечении. Пренебрежение этим отличием истории государства и права от иных наук, игнорирование ее гуманитарного контекста опасно в переживаемый нами исторический период, когда перед страной стоит задача действительного обновления общества на демократических основах, когда главной целью государства и права должна выступать забота о своих гражданах. Однако чрезмерная формализация истории государства и права отнюдь не умаляя положительных сторон реформирования отрицательно сказалась на раскрытии государства и права в их гуманитарном измерении, на познании особенностей человеческого фактора в правовом регулировании отношений между людьми. В этой связи представляется целесообразным восстановить в отечественной истории государства и права традиции, все то ценное, чем богата не только естественно-правовая доктрина, историческая школы права, правовые исследования, но и так называемая экспериментальная юриспруденция и другие новейшие направления юридической науки. Сказанное и многое другое в современной жизнедеятельности общества и человека со всей очевидностью свидетельствует о необходимости выхода общей истории государства и права, всего комплекса юридических, историко-правовых наук из их изоляции от других естественных и общественных наук, установления контактов и творческого сотрудничества с ними в комплексном познании новых и новейших проявлений государственно-правовой действительности, в усилении роли государства и права в прогрессивном и демократическом развитии общества, обеспечении и охране свобод и прав человека.

Единство материального мира обусловливает и единство нау¬ки. Поэтому нельзя противопоставлять естественные науки общественным. При этом превращение науки в преобразовательную силу относится не только к естествознанию, но и в не меньшей мере к науке об обществе. Так, чем интенсивнее и шире внедряются в про¬мышленное производство достижения естественных наук, тем с большей необходимостью выявляется объективная потребность в научном определении социальных условий и последствий этого внедрения. Сами же социальные условия развиваются по законам, изу¬чаемым общественными науками. Более того, именно эти науки не только изучают, но и освещают пути преобразования социальной действительности, создающей предпосылки и условия для свобод¬ного развития духовной жизни общества, в том числе и для естественно-научного творчества.

Фундаментальным вопросом настоящего тематического исследования является вопрос об отличии общественных наук от естествен¬ных. Объективный мир состоит из многочисленных и разнообраз¬ных явлений природы и общества. Эти явления в своем движении и развитии подчиняются определенным закономерностям, которые не зависят от сознания и воли людей, но которые могут быть познаны и использованы ими.

Практическая деятельность людей по мере своего развития выдвигает перед ними все новые задачи, разрешение которых возможно лишь при изучении и использовании сил природы и общест¬ва. Познание объективного мира осуществляется людьми, прежде всего через посредство науки, которая на основе исследования ре¬альной действительности формулирует научные законы. Развитие науки, определяясь потребностями общественной практики, нуж¬дами людей, призвано удовлетворять эти потребности, вскрывать закономерности развития бытия, указывать, как эти закономерно¬сти целесообразнее всего использовать для того, чтобы достигнуть результатов, к которым стремятся люди в своей практической дея¬тельности. Подлинная наука представляет собой итог, систему зна¬ний об объективном развитии материального мира, о существен¬ных внутренних связях явлений природы или общества. Единство материального мира, как было отмечено выше. обу¬словливает единство и взаимосвязь различных отраслей науки. Но каждая отрасль изучает определенный круг явлений природы или общества, который и составляет предмет данной отрасли науки. В зависимости от того, относится ли этот круг явлений к развитию природы или к развитию общества, различают науки естественные и науки общественные.

Предметом изучения общественных наук являются общественное бытие и общественное сознание. При этом, будучи по своей внутренней сущности единой, она распадается на множество от¬раслей знания, различающихся своим специфическим предметом познания. Каждая отрасль общественной науки изучает определен¬ную группу общественных явлений, их необходимые и существен¬ные связи и отношения.
Предметом истории государства и права, как видно уже из наименования данной науки, являются общие закономерности возникновения и раз¬вития государствен¬ных и правовых явлений, а также объективные социальные закономерности их упадка, исчезновения, являющие особые свойства, черты, признаки государства и права, их взаимосвязь и взаимодействие, их социальное назначение и отношение к другим явлениям общественной жизни в их историческом развитии на определенной территории. История государства и права в тесном сотрудничестве с другими отраслями научного знания совершенствует научные законы, понятия и определения государственных и правовых явлений, которые позволяют не только познать сущность, содержание и формы государства и права, совершенствовать их служебную роль в общественной жизни, но и использовать государство и право в целях преобразования общества.
Государство и право подчиняются в своем развитии общим и объективным закономерностям развития общества, изучаемым общей социологией, социальной философией. Вместе с тем, будучи относительно самостоятельными звеньями общественной жизни, государство и право имеют свои закономерности, которые оказываются специфическими по отношению к общесоциальным закономерностям, и одновременно общими по отношению к тем конкретным закономерностям, которые действуют в пределах отдельных сфер государственной и правовой практики (и которые изучаются отраслевыми юридическими науками. В соответствии с этим история государства и права изучает как общие закономерности социальной жизни, определяющие развитие государственных и правовых явлений, так и те относительно самостоятельные специфические закономерности, которые вместе с тем являются конкретными для отдельных частей государственно-правового механизма. Отсюда логически вытекает вывод, что она должна не только опираться на всеобщую историю государства и права, но и на такие науки как теорию и метод общей социологии, социальной философии, и в том числе разрабатывать на их основе те конкретно-теоретические принципы, равно как и приемы, способы исследования, которые способствуют глубокому воспроизведению целостной картины государственно-правовой действительности и обеспечивают познание специфических закономерностей ее развития. Следовательно, история государства и права является по сравнению с общей социологией, социальной философией более конкретной ступенью в познании государственно-правовых явлений. Она должна не только проникать в сущность соответствующих государственно-правовых явлений, но и вскрывать их особенное, специфическое содержание, формы внут¬ренней организации и внешнего выражения, условия их функционирования, действия, осуществления на определенной территории в последовательном развитии.

История государства и права — наука высокого уровня, обобщения государственно-правовой действительности. И именно поэтому в ее состав входят не только знания, добытые данной наукой, но и в синтезированном виде знания, накопленные многими другими науками, в той или иной мере исследующими различные проявления государства и права: общей теорией права, другими историко-правовыми науками. Отсюда задачами науки и учебного курса являются:

1. Изучение конкретных причин и конкретного процес¬са возникновения и развития государства и права у бе¬лорусского народа в определенное время.

2. Точное, систематичное изложение основных фактов и событий, вызывавших изменения в государстве и праве.

3. Научное объяснение государственно-правовых явле¬ний и выявление основных тенденций их развития.

Кроме того история государства и права Республики Беларусь по¬могает вырабатывать и формировать профессиональное (юридическое) мышление: логическое, аналитическое, критическое.

1.2. Место «Истории государства и права Беларуси» в системе юридических наук

Вопрос о предмете истории государства и права, равно как и любой иной науки, не так прост, как может показаться на первый взгляд. Еще предисловие гегелевской "Философии права" заканчивалось словами: "Понятие предмета не является природ¬ным нашим достоянием. Каждый человек обладает пальцами, мо¬жет получить в свое распоряжение кисть и краски, но это еще не делает его живописцем. Точно так же обстоит дело и с мышлением. Мысль о истории и теории не есть нечто такое, чем каждый обладает непо¬средственно; лишь правильное мышление есть знание и познание предмета, и наше познание должно быть поэтому научным".

Каждый более или менее существенный этап в развитии нау¬ки всегда сопряжен с необходимостью возвращения к рассмотре¬нию ее предмета. И это вполне закономерный процесс, поскольку само развитие не только влечет за собой количественное расшире¬ние и качественное изменение тех явлений, которые неизбежно включаются в орбиту исследования, но представляет собой все более всестороннее и углубленное проникновение в эти явления, в их связи и отношения. Научное овладение новыми объектами (или их свойствами), более высокий уровень их познания, необходимость системного к ним подхода и анализа во взаимодействии с другими отраслями знания со временем приводит к преобразованию науки.

Именно с такой ситуацией мы сталкиваемся в данный исторический период, стремясь определить предмет основной и наиболее сложной, многогранной науки в системе общественных наук и, в частности, государствоведения и правоведения — истории государства и права.

История государства и права Республики Беларусь - это наука об изучении одной из сторон про¬шлого нашего народа, в частности государственно-пра¬вовой надстройки белорусского народа в определенный промежуток времени. Без фундаментального знания историко-правовых явлений и ясного понимания всего хода истории их развития невозможно иметь твердое ми¬ровоззрение. Исторический анализ законодательства не¬обходим для правильного усвоения действующих норм права и для критической оценки устаревших норм. Предметом изучения общественных наук являются обществен¬ное бытие и общественное сознание. При этом, будучи по своей внутренней сущности единой, она распадается на множество от¬раслей знания, различающихся своим специфическим предметом познания. Каждая отрасль общественной науки изучает определен¬ную группу общественных явлений, их необходимые и существен¬ные связи и отношения.

Предметом истории государства и права, как видно уже из наименования данной науки, являются общие закономерности возникновения и раз¬вития государствен¬ных и правовых явлений, а также объективные социальные закономерности их упадка, исчезновения, являющие особые свойства, черты, признаки государства и права, их взаимосвязь и взаимодействие, их социальное назначение и отношение к другим явлениям общественной жизни в их историческом развитии на определенной территории. История государства и права в тесном сотрудничестве с другими отраслями научного знания совершенствует научные законы, понятия и определения государственных и правовых явлений, которые позволяют не только познать сущность, содержание и формы государства и права, совершенствовать их служебную роль в общественной жизни, но и использовать государство и право в целях преобразования общества.

С точки зрения исторического подхода предметом изучения истории государства и права Республики Беларусь являются общие закономерности и особенности возникновения, становления и развития государства и права у белорусского народа в определенный промежуток времени. Однако необходимо учитывать и то, что предмет каждой науки обладает не только собственными свойствами, но и соотносится с предметами других наук. Государство и право изучаются не только историей государства и права, но и всем комплексом отраслевых юридических наук. Иначе говоря, одни и те же объекты оказываются в поле зре¬ния множества отраслей юридического знания, что, однако, не оз¬начает совпадения предметов каждой из этих наук. Отраслевые (специальные) юридические науки изучают отдельные сферы, сто¬роны, элементы и черты государственно-правовой действительно¬сти. Государство и право, как и иные сложные социальные феномены, имеют в своем составе огромное количество разнокачественных компонентов, различных подсистем и многогранных в структурном и функциональном отношениях образований. В зависимости от того, какие из этих компонентов, подсистем, структур и функций (или их целостностей, уровней, аспектов) являются объектом изучения, и составляется соответственно предмет каждой отраслевой (специ¬альной) юридической науки. Для того, чтобы определить место «Истории государства и права Беларуси» в системе юридических наук, необходимо знать классификацию последних.

Весь комплекс юридических наук можно условно разбить на следующие основные группы: 1) историко-юридический цикл (всеобщая история государства и права, история государства и права России, история политических и правовых учений, римское право и др.); 2) государственно-правовой цикл (государственное право, кон¬ституционное право, государственное право зарубежных стран, ад¬министративное право и др.); 3) хозяйственно-правовой цикл (хо¬зяйственное право, земельное право, сельскохозяйственное право, трудовое право и др.); 4) гражданско-правовой цикл (гражданское право, семейное право, авторское право и др.); 5) уголовно-правовой цикл (уголовное право, исправительно-трудовое право и др.); 6) процессуально правовой цикл (судоустройство, гражданское про¬цессуальное право, уголовное процессуальное право, администра¬тивное процессуальное право и др.); 7) международно-правовой цикл (международное публичное право, международное частное право, консульское право и др.).

Каково же место истории государства и права в системе этих наук?

Государство и право подчиняются общим объективным закономерностям развития общества. Вместе с тем, будучи относитель¬но самостоятельными звеньями общественного бытия, государство и право имеют свои специфические закономерности. В соответст¬вии с этим история государства и права изучает основные исторические закономерности возникновения и развития государственно-правовых институтов и соответствующих им явлений.

В отличие от отраслевых юридических научных и учебных дисциплин история государства и права изучает какую-либо одну область, направление или историю государственной и правовой жизни, а не общие и специфические закономерности развития государства и права в целом, как это делает теория государства и права. К примеру, общая теория государ¬ства и права не ограничивается исследованием государства и права одной страны, отдельной области или направления государст¬венно-правовой жизни, а на основе изучения государства и права различных общественно-экономических формаций, всех областей и направлений государственно-правовой действительности определяет общие и специфические закономерности их развития, основные признаки и существенные характерные черты. Историко-юридические науки, например, изучают государственно-правовые явления, свойственные отдельным общественно-эко¬номическим формациям (основные этапы развития государства и права в различных странах и регионах мира). При этом историко-юридические науки, опираясь на общие закономерности государства и права, раскрывают конкретно-исторические проявления специфических закономерностей развития государственно-правовой жизни отдельных общественно-экономических формаций; они призваны отобразить и объяснить исторический ход развития государственно-правовой действительности во всей ее конкретности и хронологической последовательности. В отличие от историко-правовых наук содержанием общей теории государства и права являются не отдельные, а именно об¬щие закономерности государственно-правовых явлений. Это совсем не означает, что общая теория государства и права игнорирует спе¬цифические закономерности государственно-правовых явлений раз¬личных общественно-экономических формаций. Без учета особенных и даже отдельных закономерностей развития государственно-правовых явлений различных формаций вообще невозможно по¬нять их общие закономерности, но основным, центральным ее со¬держанием являются общие закономерности развития государственно-правовых явлений, действующие во всех или по крайней мере в ряде общественно-экономических формаций.

Необходимость выделения из системы юридических наук истории государства и права как самостоятельной научной отрасли знания обусловлена тем, что в реальной жизни действуют такие объективные закономерности развития государственно-правовых явлений, такие существенные их связи и отношения, которые являются общими, присущими конкретному явлению данного рода и без познания которых невозможно более или менее глубоко изучить предмет отраслевых (специальных) юридических наук. Так, например, без общей истории государства невозможно выяснить особенности, отличающие друг от друга различные исторические типы государств; без общего научного понятия сущности, содержания и формы права, отрасли и института права, системы и систематики права, нормы права и правоотношения и т. д. Ни одна отрасль юридической науки не сможет плодотворно разрабатывать вопросы своей специальной сферы знаний.

Каждая отраслевая (специальная) юридическая наука, взятая в отдельности, отражает лишь отдельную, хотя и существенную, сторону всеобщей связи государственно-правовых явлений, как между собой, так и с окружающим общественным бытием, фиксирует лишь некоторые моменты, части и черты этих связей. Но если бы мы пользовались лишь понятиями, выработанными теми или ины¬ми отраслевыми юридическими науками, то лишили бы себя воз¬можности выяснить связи между различными областями государ¬ственно-правовой действительности, обнаружить закономерности исторического развития государства и права в целом, определить их место и роль в общественной жизни. Так, даже доскональное и глубокое знание гражданского или земельного законодательства не может дать пол¬ного представления о значении права в жизни общества, его роли в межличностных отношениях. Задача истории государства и права состоит в том, чтобы вскрыть внутреннюю связь и тенден¬ции исторического закономерного развития государственно-правовых явлений в последовательности, объяснить и показать, в частности, их роль в регулировании отношений между людьми на конкретной территории, в управлении жизнедеятельностью национального общества.

Выводы, положения и особенности истории государства и права являются наиболее существенными для характеристики основных тенденций развития государственно-правовых явлений. Именно поэтому исследования истории государства являются необходимыми для других юридических наук, имеющими фундаментальное значение при разработке специальных проблем, составляющих предмет от¬раслевых юридических наук. Формулируя общие научные законо¬мерности развития государственно-правовых явлений всех обще¬ственно-экономических формаций, вскрывая связи и взаимоотношения между различными областями, сферами, сторонами единой и целостной государственно-правовой действительности отдельных общественно-экономических формаций, история государства и права благодаря этому вносит фундаментальное единство в исследование государственных и правовых проблем. При этом история государства и права опирается также на достижения отраслевых юридических наук, обобщает, синтезирует и систематизиру¬ет их выводы. В общеисторическом мышлении эти выводы, интегрируясь, обогащаются и совершенствуются на высшем уровне син¬теза. Общие закономерности развития государственно-правовой действительности, основываясь на особенных и отдельных законо¬мерностях, вовсе не сводятся к последним, а, синтезируя их, реаль¬но существуют и действуют самостоятельно через особенные и от¬дельные закономерности развития этой действительности.

1.3. Историография курса «История государства и права Беларуси»

Государство и право, их многоплановое и активное функционирование суть общественно-политическая реальная практика, а не идеи и понятия. Причем это такая реальность, с которой вынуждены считаться все обще¬ственные силы независимо от их социально-политичес¬кой направленности. Экономика, социальная сфера, на¬учно-технический прогресс, оборона страны, охрана ок¬ружающей среды, обеспечение общественного порядка — вот далеко не полный перечень важнейших объектов практической деятельности государства и правового регулирования.

Государственно-правовая действительность, политико-правовые процессы относятся к числу сложнейших и важнейших общественных сфер, от которых во многом зависит жизнедеятельность общества в целом. Их научное осмысление не только объективная потребность общест¬ва, но и многотрудное дело.

История государства и права изучает в конкретном виде великое множество государств и систем права — от существовавших в далеком и не слишком далеком про¬шлом до существующих в настоящее время. И если бы наука не изучала и не конкретизировала этот гигантский исто¬рический опыт, то государственно-правовая практика либо извечно топталась бы на одном месте, либо отбра¬сывалась, поскольку люди забывали бы ценный опыт и достижения прошлых поколений. Даже в наши дни игнорирование науки в государственно-правовом стро¬ительстве порождает массу негативных последствий. Изучая и обобщая практику, история государства и права помогает формулировать понятия и определения государственно-правовых явлений, вырабатывать научные рекомендации и выводы, генерировать новые идеи, позволяющие не только понять сущность, содержание и формы государства и пра¬ва, но и умело использовать их в целях прогрессивного развития общества.

В то же время жизненность, социальная значимость истории государства и права во многом определяется ее связью с общественной практикой, способностью удов¬летворять потребности последней. Юридическая прак¬тика, опыт функционирования государств, бесчисленные факты государственно-правовой действительности слу¬жат неисчерпаемым источником для развития истории государства и права. Практика же обусловливает и цели исследования государства и права, т.е. познание государственно-правовых явлений осуществляется для того, чтобы сама практика развивалась на научной ос¬нове. «Нет ничего практичнее хорошей теории»,— гла¬сит весьма популярный в век научно-технического про¬гресса лозунг.

Наконец, практика служит критерием истинности научного знания. «Вопрос о том, обладает ли человечес¬кое мышление предметной истинностью,— вовсе не во¬прос истории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность своего мышления».

В одном из своих произведений Валерий Брюсов писал о мирах, где пять материков: искусства, знанья, войны, троны и память сорока веков! "Память веков" человечества запечатлена на страницах книг. Сейчас существует много разных носителей информации и знаний, но книга продолжает играть среди них главенствующую роль.

"Библиография" - слово древнегреческого происхождения. Буквально оно означает "книгописание". Примерно в 5 веке до н.э. в Греции "библиографами" стали называть людей, которые переписывали книги. С развитием разных наук, постепенно начина складываться историография того или иного научного направления. В отличие от библиографии историография сама превратилась в науку о развитии исторических знаний и о методах исторических исследований. Иногда историографию определяют как совокупность исторических исследований, относящихся к какому-нибудь периоду или проблеме.

Как отмечалось ранее, научное познание в области истории государства и права не сводится к описанию фактов и событий исторического прошлого. Оно предполагает концептуальное и теоретическое осмысление материала, что в свою очередь требует использования всевозможных научных приемов, которые широко рассматривались в блоке методологии «Истории государства и права Беларуси». Вместе с тем необходимо отметить, что любая наука развивается на базе сформировавшегося материала. В качестве такого материала для «Истории государства и права Беларуси» выступали в свое время изданные и опубликованные правовые акты.

Одним из основных источников писаного права белорусских земель периода феодализма стал Свод законов, ре¬гулирующий большинство общественных отношений - Статут 1588 года. Именно этот правовой акт оказал огромное влияние на формирование правовой системы Латвии, Литвы, Эстонии, Польши и России. Вплоть до середины 19 века, Статут без существенных изменений действовал на наших территориях. Отдельные нормы были внесены в его содержание. В 1668 г. был издан закон, по которому за отход от католической веры ви¬новники наказывались конфискацией имущества и изгна¬нием из государства. В 1689 г. обвиненный в атеизме Ка¬зимир Лыщинский был по приговору сеймового суда на¬казан смертью. По Уложению 1733 г. православные и про¬тестанты были лишены прав быть депутатами вального сойма и судьями Главного трибунала, хотя в самом Статуте таких норм не содержалось.

Свой вклад в идею развития гуманистических идей внес Андрей Волан, взгляды корторго базировались на полном равноправии людей в обществе и гсоударстве, Основываясь на этих принципах, в свое время Волан опубликовал около 120 произведений, посвященных необходимости равноправия и свободы людей. Но несмотря на это, его выступления и призывы носили формальный характер, так как он в основном отстаивал интересы средней шляхты, неудовлетворенной засилием крупных феодалов.

Важнейшим источником права в XVIII веке стал сборник законов, сеймовых постановлений и других правовых ак¬тов под названием «Книга законов». Первые б томов этой книги были изданы в Варшаве в 1732-1739 гг. В них было собрано все законодательство Речи Посполитой. Опреде¬ленное значение для своего времени имели акты, помещенные как дополнение к Статуту 1588 г. Они издавались на польском языке в 1648, 1693, 1744 и 1786 гг. В новом издании Статута 1786 г. содержался закон об образовании Главного три¬бунала, алфавитно-предметный указатель (реестр) и не¬которые сеймовые постановления XVIII в.

Наиболее значительные изменения в права произошли во второй половине XVIII века. В этом плане большую роль сыграл 4-х летний сойм Речи Посполитой, который утвердил Конституцию 3 мая 1791 г. В ней были отра¬жены многие буржуазные принципы организации и дея¬тельности государственного аппарата, прогрессивные по¬ложения касающиеся основных отраслей права.

После инкорпорации Беларуси в состав Российской империи законодательство наших территорий было приведено в соответствие с законодательством российского образца. Как результат этого процесса в 1826 году Игнат Николаевич Данилович составил первый Своз законов Западных губерний Российской империи, которые не были опубликованы не смотря на совершенство систематизации норм в его содержании. В последующий период развитие законодательства на территории белорусских земель зависело от особенностей тех исторических периодов, на которые пришелся процесс становления белорусской национальной государственности.

Когда в 1803 году состоялось преобразование Виленской духовной академии в университет, на Беларуси открылась прямая дорога к образованию ряда лицеев, и на этой территории получили широкое развитие юридические науки. Здесь становятся известными труды по юридическим наукам, изданные в Москве, Киеве, Петербурге. В это же время создается благоприятная почва для научной разработки истории права. Первым научным исследованием , посвященным истории права Великого княжества Литовского стала книга профессора Кременецкого лицея Чацкого “О Литовском и польском праве, его духе, источниках, связях и о содержании первого Статута, изданного и опубликованного для Литвы в 1529 году». Книга была издана в двух томах в 1800 и 1801 году на польском языке и переиздавалась еще 2 раза. В содержании книги впервые можно встретить критику польских юристов 17-18 веков на предмет происхождения права Великого княжества Литовского.

Его заслугой также является то, что он нашел и опубликовал редакцию Судебника 1468 года, Супральскую летопись. Положил начало осветления исторической неосновательности аргументации польской историографии. В этот же период разработкой права Великого княжества Литовского занимались Иванишева Н.Д., Антонович В.Б., Владимирский-Буданов М.Ф. Их заслугой является критика немецкой исторической школы права, ошибочность взглядов польских историков, обозначение отрицательного значения католической идеологии для развития культуры белорусского народа. Одновременно Владимирский-Буданов занимался разработкой городского права Беларуси, форм и видов крестьянского, земельного права, историей семейного права. Кроме того им были опубликованы многочисленные правовые акты о истории Великого княжества Литовского.

В 1857 г О.В. Туринович - русский буржуазный ученый издает «Обзор истории Беларуси с древнейших времен», А.П.Сапунов - ряд артикулов и сборников на белорусскую правовую тематику.

Довнар-Запольский и В.И. Пичета занимаются исследованием имущественного и правового положения классов, сословий и разных групп населения. А. Е Пресняков - профессор Петербургского университета занимается изучением политического строя Великого княжества Литовского. Значительное место в разработке науки «История государства и права Беларуси» принадлежит Воцлаву Александру Матеевскому, работы которого были посвящены истории государства и права Польши, Великого княжества Литовского, Древней Руси. Его книга «История славянских законодательств» представляет особую ценность для изучения истории всеобщей истории права. Работы Матеевского были переведены во Франции, Германии, России, Австро-Венгрии.

Владимир Иванович Пичета – провел ряд фундаментальных исследований, посвященных истории государственных органов и феодального права ВкЛ. Им было опубликовано около 500 работ по общей истории и хозяйства и землевладения в Беларуси, социально-правовой истории сельского населения Беларуси .

Во время иностранной интервенции в 1918 году Всеволод Макарович Игнатовский издал «Короткий очерк истории Беларуси» на белорусском языке. Это книга охватила все стороны народной жизни Беларуси и явилась одним из первых курсов по истории Беларуси. До этого издания в 1910 г. в Вильно, в типографии Мартина Кухты вышла в свет книга Воцлава Юстиновича Ластовского «Короткая история Беларуси», которая печаталась в газете «Наша Нива».

В предвоенный и послевоенный периоды основные исследования в области белорусской государственности проводились рядом советских авторов. Так, в 1940 г. - основные вехи в истории феодального права Беларуси разрабатывались С.В. Юшко, издавшим учебник по «Истории государства и права Беларуси». В 1959году в свет вышла книга В.Т.Пашуто «Образование Литовского государства». С 1960 года свои многочисленные исследования проводит видный деятель Юхо И.А., который занимается изучением общественно-политического строя Беларуси, издает множество артикулов на белорусскую правовую тематику. В 1978 году он издает монографию «Правовое положение населения Беларуси в 16 веке», в 1992 г- «Кароткі нарыс гістрыі дзяржавы і права Беларусі». На эту же тематику в рассматриваемый период издавались работы Г. Козловского, Т.Забелы, Игнатенко А.П., Грицкевича, в основном посвященные экономическому строю городов и правовому положению населения города в 15-17 веках.

В последнее десятилетие наиболее активно это направление разрабатывается такими авторами как Довнар Т.И., Шелкопляс В.А., Кузнецовым А.и. и другими учеными.

В целом историческое развитие любой науки, в том числе и истории государства и права, сопровождается изменениями и преобразованиями ее предмета. Отпадение одних и выдвижение иных объектов познания, восполнение традиционной проблематики данной науки новыми направлениями исследований и проникновение в сферу иных отраслей научного знания кажется иной раз неоправданным или даже недопустимым с точки зрения "чистоты" той науки, в основе которой устоялись, вошли в арсенал неопровержимых догмы как будто бы достаточные для решения назревающих проблем практики. Так рождается отрицание даже тех благородных явлений, которые несут с собой, в частности, тенденции объединения наук в комплексном исследовании соответствующих им объектов. Логика рассуждении при этом выглядит примерно следующим образом: поскольку учение о государстве и праве исторически "вычленялось" из сферы других наук в процессе их развития, постольку его современная интеграция с другими науками пред¬оставляет собой шаг назад к тому первозданному виду, когда оно было в зародышевом состоянии. Но такой формально-логический подход в рассуждении вызывает недоумение, ибо мировая и отечественная наука переживают в настоящее время небывалый в своей истории подъем именно благодаря интеграции различных наук. Опасения о "размывании" границ предмета истории государства и права не имеет под собой сколько-нибудь рациональных оснований. "Размывание" границ истории государства и права отнюдь не уничтожает предмета данной науки, а обогащает его, вливает в его “душу" те теоретические ценности, которыми обладают иные науки.

Современное состояние историко-правовых наук преимущественно предстает перед нами в виде социологического ис¬толкования государства и права, поскольку в основном онтологиче¬ски изображает объективную диалектику государственно-правовой действительности, ее реального развития, изменения и преобразо¬вания. Выполнив и продолжая успешно выполнять эту свою мис¬сию, история государства и права все в большей мере стала интересоваться тем, какими путями, методами и способами проис¬ходит само познание государственно-правовых явлений, какова их гносеологическая природа. Постепенно, шаг за шагом происходит зарождение, становление и развитие нового направления в лоне самой науки общей теории государства и права, которое можно охарактеризовать как разработку логики, диалектики и теории по¬знания государственно-правового бытия.

Одним из важнейших моментов настоящего разбирательства является об объединение в одной науке теории и истории государства и теории права. Данное объединение явлений возможно рассмотреть на примере науки общей истории государства и права. Дифференциация общей истории государства и общей истории права в рамках единой науки вполне возможна, подобно тому, как мы выше разграничили эту науку по другим основаниям на социоло¬гию государства и права и философию государства и права. Но как первая, так и вторая дифференциация происходит внутри, повто¬ряем, единой науки общей теории государства и права. Иначе гово¬ря, дифференциация частей (или направлений) внутри целого и отделение от целого части, образующей новое целое, — далеко не одно и то же.

Невозможно изучать государство без учета основного его средст¬ва самоорганизации и воздействия на общественные отношения — права, равно как и наоборот, невозможно изучать право без учета его использования государством, "подчиненности" государства праву, главной силы — государства в обеспечении реализации права. Од¬нако, учитывая в процессе познания эту органическую взаимосвязь, мы можем, в зависимости от задач и целей исследования, акценти¬ровать свое внимание либо на проблемах государства, либо на проблемах права. Фактически так именно дело и обстоит с "разделением труда" в науке общей теории государства и права: одни авторы преимущественно исследуют общетеоретические проблемы государства, другие — общетеоретические проблемы права. Но нельзя при этом забывать, что и те, и другие изучают связи и взаимодействия между государством и правом, представляющие собой весьма абстрактную сферу знаний. И именно эта сфера объективной и субъективной диалектики развития государственно-правовых явлений объединяет их в единую науку, поскольку данная проблематика является взаимодействием между государством и правом.

Отсюда следует, что для определения истории государства и права Республики Беларусь подходит следующее выражение - это наука историко-правовая, ибо она изу¬чает только историю государственно-правовой надстрой¬ки, не касаясь истории культуры, хозяйства и других сто¬рон общественной жизни народа.

Как юридическая наука история государства и права Республики Беларусь легла в основу аналогичного учеб¬ного курса, который относится к фундаментальным пра¬вовым дисциплинам, необходимым для получения выс¬шего юридического образования.

Задачей истории государства и права Республики Бе¬ларусь является не только систематическое изложение конкретных государственно-правовых явлений и их на¬учное объяснение, но и установление тенденций их раз¬вития. Именно последнее обусловливает большое прак¬тическое значение истории государства и права Респуб¬лики Беларусь, гонение общих закономерностей и тен¬денций развития государства и права помогает избежать ошибок и научно прогнозировать дальнейшее развитие государственно-правовой надстройки.

В этом курсе исследуются формы правления государ¬ственного устройства, система, структура и компетенция органов власти и управления, а также система права, его отрасли и институты, на основе изучения конк¬ретных нормативных актов. Изучение этих государствен¬но-правовых явлений фактически доводится до наших дней и соприкасается с проблемами современного госу¬дарства и права Беларуси.

Преподавание истории государства и права Республики Беларусь ведется с учетом изучения студентами дру¬гих историко-правовых дисциплин (истории государства к права зарубежных стран, истории государства и права славянских народов, теории государства и права).

Сегодня, когда в историко-правовой науке идет интенсивный поиск новой периодизации истории государ¬ства и права, представленная периодизация данного учеб¬ного курса в значительной степени условна. В основу положены следующие факторы: время, степень развития социально-экономического уклада общества и уровень развития государственно-правовой надстройки.

Тема 2. Методология дисциплины «История государства и права Беларуси».

2.4. Значение методологии в познании предмета «История государства и права Беларуси».

Проблемы возникновения, природы, сущности госу¬дарства и права, их функционирования, роли и значе¬ния в жизни общества, государственно-правовой дейст¬вительности и тенденций ее развития, политико-право¬вых процессов и их отражения в сознании людей отно¬сятся к числу сложнейших и ключевых. Теоретическое осмысление этих проблем — объективная потребность и необходимое условие научного управления обществен¬ными процессами. Сама жизнь выдвинула историю госу¬дарства и права в число фундаментальных наук. Ныне на первый план вышла ее гуманистическая и культур¬но-творческая миссия, которая ярче всего проявляется в удовлетворении духовных запросов людей, в обеспече¬нии прав и свобод человека и гражданина. Постоянный поиск новых исследовательских приемов, способов, методов обеспечивает прирост науч¬ных знаний, углубление представлений о присущих предмету закономерностях.

Многовековой мировой опыт государственно-право¬вого развития вызвал к жизни многочисленные и много¬образные политико-правовые теории и доктрины. Все они опираются на различные методы, подходы и полу¬чают далеко не одинаковые выводы и результаты: одни теории отвергают саму возможность познания истории государства и права, другие считают, что государство и право возникают и развиваются спонтанно, третьи утверждают, что государство и право создаются и совершенствуются по воле людей, и т. д.

В нашей науке многие десятилетия господствовал монистический — марксистско-ленинский — подход к изу¬чению государственно-правовых явлений. Марксистско-ленинская теория государства и права признавалась един¬ственно истинной, т. е. правильно отражающей объектив¬ную действительность. Все другие теории и доктрины считались (в той или иной мере) ложными и подверга¬лись критике. Это обедняло наше учение о государстве и праве, не позволяло в полной мере использовать мировые достижения политической и правовой культуры.

Вместе с тем любая история, используя свои методы познания, несет крупицы знаний в общую копилку, позволяет глубже и полнее понять те или иные стороны, грани изучаемых феноменов. Отмеченное в полной мере относится к марксистско-ленинской доктрине, которая в последнее время подвер¬галась жесточайшей критике и даже очернительству, в том числе со стороны ее бывших «горячих» сторонни¬ков. Затяжной системный кризис во многих странах, называвшихся социалистическими, жизненная потребность его преодоления обусловили резко отрицательное отношение к марксизму-ленинизму как учению и соци¬ализму как общественно-политическому строю. Однако наука не может впадать в крайности. Спору нет, в марк¬сизме немало утопического и устаревшего, но есть в нем положения и выводы, имеющие непреходящее значение. Идеи о коллективизме, народовластии, социальной спра¬ведливости, трудовой морали неистребимы, пока суще¬ствуют человек и мир.

Сегодня в нашей стране существует свобода выбора методов, спо¬собов, подходов к изучению истории государства и права, плюра¬лизм учений и мнений, идеологическое многообразие. Хотя верно и то, что о государстве и праве нельзя сказать почти ничего такого, что бы прямо или косвенно не за¬трагивало интересов различных социальных групп, классов, партий и политических течений. Но науке надле¬жит дистанцироваться от групповых, классовых, нацио¬налистических интересов во имя истины и правды.

Теория и методы возникают одновременно, к ним предъявляются сходные требования: не только результа¬ты, но и путь к ним должен быть истинным. Но теория и методы не тождественны, не могут и не должны подменять друг друга.

Плодотворность научного поиска, степень познания прошлой и реальной действительности во многом зависит от методов, используемых исследователями, в том числе и научных. Виднейшие ученые придавали методам познания исключи¬тельное значение. Так, Ф. Бэкон сравнивал метод с фо¬нарем, освещающим путь ученому, считая, что даже хромой, идущий с фонарем по дороге, опередит того, кто бежит впотьмах без дороги. Сам термин метод имеет греческое происхождение. Под ним понимается способ познания, исследования явлений природы и общественной жизни. Методы – это продукты интеллектуальной деятельности человека, они неразрывно связаны с предметом изучения. Предмет отвечает на вопрос, что изучает наука истории, методы – как, какими способами она это делает.

История государства и права Республики Беларусь – это не собрание определенных фактов и событий о прошлом. Это постоянно развивающаяся наука с присущими ей и вместе с ней развивающимися и обновляющимися методами познания. В связи с этим определим, что метода истории государства и права – это приемы, подходы, способы, которые используются ею для познания своего предмета и получения научных результатов. Учение о методах научного познания называется методологией.

Нельзя объять необъятное и поведать сразу обо всем, что изучают научные дисциплины. Для изложения всех принципиально важных факторов из истории народов нужна целая библиотека, также и как для рассказа о происхождении больших или малых народов-этносов, для сколько-нибудь подробного анализа общих или частных проблем.

Все эти факторы требуют не просто познания, а осмысления и научной трактовки. Для этого каждая из наук пользуется общенаучными (вырабатываемыми для всех наук) и частнонаучными (выработанными специальной наукой) методами. Наука не стоит на месте , не стоит на месте и само история, получают новое толкование некоторые известные факты, их дополняют вновь открытые, будут зачеркнуты иные положения, сегодня почти признанные, отпадут те или другие пересказанные не раз гипотезы. Однако можно твердо поручиться за верн6ость общих исторических начал.

Историко-правовой наукой накоплен значительный арсенал различных методических приемов и средств, позволяющих с разных точек зрения объяснять и толковать процессы развития государства и права.

Так в настоящее время, в литературе по истории государства и права Республике Беларусь встречается различные концепции, по своему объясняющие ряд проблемных вопросов истории белорусского государства и права, среди них такие как происхождение белорусского этноса, формирование национального государства и его последующая эволюция.

Такая ситуация не случайна, так как многочисленные и многообразные правовые теории и доктрины опираются в своих исследованиях на различные методы, подходы и получают, как правило, далеко не одинаковые результаты и выводы.

Как отмечалось ранее, научное познание в области истории государства и права не сводится к описанию фактов и событий исторического прошлого. Оно предполагает концептуальное и теоретическое осмысление материала, что в свою очередь требует использования всевозможных научных приемов.

В истории государства и права Республики Беларусь, как и в других историко-правовых науках, наряду с общенаучными методами, которые вырабатываются общественными и естественными науками особенно важное значение имеет использование специальных или частнонаучных методов: конкретно-исторического, сравнительного, критического и других.

История государства и права разрабатывает собствен¬ные методы исследования государственно-правовых яв¬лений и в то же время активно использует общие методы, выработанные общественными и естественными науками.

На протяжении долгого времени в науке противобор¬ствуют идеалистический и материалистический методы познания, метафизика и диалектика. Нашей отечествен¬ной науке присуща ориентация на материалистический подход, согласно которому глубинные, сущностные сто¬роны государства и права предопределяются в конечном счете экономикой, наличными формами собственности. Материалистический подход позволяет проследить связь государства и права с реальными процессами, выявлять и исследовать их возможности для упрочения материальных основ и увеличения экономического по¬тенциала общества.

Философской основой истории государства и права служит диалектический метод, т. е. учение о наиболее общих закономерных связях развития бытия и созна¬ния. К общим законам диалектики относятся: переход количественных изменений в качественные (увеличение числа норм и институтов, закрепляющих и регулирую¬щих отношения частной собственности, привело к деле¬нию российского права на частное и публичное); закон единства и борьбы противоположностей (единство прав и обязанностей, централизация и децентрализация в го¬сударственном строительстве); закон отрицания отрица¬ния (в российской государственности имеются элемен¬ты прошлой и зародыши новой государственности).

Творческое применение законов диалектики, отражение богатства жизненных процессов в таких философских категориях, как «содержание и форма», «возможность и действительность», «случайность и необходимость», «историческое и логическое», «должное и сущее», «сво¬бода и ответственность» и т.д., помогают избежать вульгарных субъективистских и волюнтаристских истолкований государственно-правовых явлений.

К философским законам и категориям непосредст¬венно примыкает метод восхождения от абстрактного к конкретному, и от конкретного к абстрактному. Так, процесс познания формы государства может двигаться от абстракции «форма государства» к ее видам — форме правления и форме государственного устройства, затем к разновидностям названных форм. При подобном под¬ходе познание формы государства будет углубляться, конкретизироваться, а само понятие «форма государства» начнет обогащаться конкретными признаками и особен¬ностями. При движении мысли от конкретного к обще¬му, абстрактному исследователь может, например, изу¬чить уголовные, административные, дисциплинарные правонарушения, их свойства и особенности, а затем сформулировать общее (абстрактное) понятие правона¬рушения.

Наша наука исследует государство и право не в ста¬тике, она не рассматривает их как нечто раз и навсегда данное, неизменное. Напротив, она исходит из того, что анализируемые явления исторические, динамичные, из¬меняющиеся вместе с обществом, вбирающие в себя достижения цивилизации, мировой политической и пра¬вовой культуры. Двигаясь по пути социального прогрес¬са, государство и право обогащают свое содержание гуманизмом и демократизмом, общечеловеческими цен¬ностями, становятся все более социально ориентирован¬ными. Кроме того, наука обязана учитывать исторические традиции, социокультурные корни государства и права. Изложенное обусловливает применение при познании го¬сударственно-правовых явлений исторического метода.

На вооружении истории государства и права находит¬ся и системный метод познания. Любая система пред¬ставляет собой целостное, упорядоченное множество элементов, взаимодействие которых порождает новое, не присущее им самим качество. Государство и право по своей сути, по структуре — сложные, системные явления. Основными элементами первого выступают органы го¬сударства, второго — нормы права. В целом же государ¬ство как важнейший политический институт входит наряду с другими политическими институтами в поли¬тическую систему, а право — в нормативную систему общества.

Системный метод открывает большие возможности для изучения системообразующих структурных элемен¬тов государства и права, прямого и обратного влияния на государство и право внутренней и внешней среды, для предупреждения противоречий и «возмущений» в правовой и государственной системах.

Одновременно «История государства и права Беларуси» наука использует специальные или частнонаучные методы. Знание и умелое использование общенаучных мето¬дов не исключает, а, напротив, предполагает применение специальных и частных методов познания государствен¬но-правовых явлений.

Традиционен для историко-юридической науки формально-юридический метод. Исследование внутреннего стро¬ения правовых норм и права в целом, анализ источни¬ков (форм права), формальной определенности права как его важнейшего свойства, методы систематизации нормативного материала, правила юридической техники и т. п. — все это конкретные проявления формально-юри¬дического метода. Он применим и при анализе форм государства, при определении и юридическом оформле¬нии компетенции органов государства и т.д.

Словом, формально- юридический метод вытекает из самой природы государства и права, он помогает опи¬сать, классифицировать и систематизировать государст¬венно-правовые феномены, исследовать их внешнюю и внутреннюю формы.

В наше время, когда закономерно усиливаются интеграционные процессы, возрастает роль метода сравни¬тельного государствоведения и правоведения, который имеет своим объектом сходные государственно-право¬вые институты различных стран. С логической точки зрения, названный метод основывается на последова¬тельном изучении и сопоставлении большого числа сходных объектов. Например, достоинства и недостатки государственных и правовых институтов нашей страны трудно установить без сравнения их с аналогичными институтами других стран. Значение данного метода возрастает, когда возникает необходимость в политичес¬ких и правовых реформах. Вместе с тем сравнительное государствоведение и правоведение не имеет ничего общего с бездумным заимствованием иноземного опыта и механическим переносом его в наши специфические исторические, национальные и социально-культурные условия.

К специальным относится и метод государственного и правового моделирования. Суть его заключается в том, что между различными государственными и правовыми явлениями имеется определенное сходство, а потому, зная свойства и признаки одного из них (модели), можно с достаточной степенью точности судить о других.

Моделирование помогает при поиске наилучших схем организации государственного аппарата, наиболее рацио¬нальной структуры административно-территориального де¬ления, при формировании системы законодательства и др.

В современных условиях особое значение приобрета¬ет конкретно-социологический метод исследования госу¬дарственно-правовых проблем. С его помощью можно вы¬явить степень эффективности функционирования всех ветвей государственной власти, правового регулирования, состояние законности и правопорядка в стране. Кон¬кретно-социологические исследования содействуют раз¬работке ключевых вопросов теории государства и права, для изучения которых они предоставляют массу новых жизненных фактов, статистических и иных данных.

В рамках конкретно-социологического метода ис¬пользуются такие приемы, как наблюдение, анкетирова¬ние, интервьюирование, эксперимент и др.

Теоретическое осмысление этих проблем истории государства и права является объективной потребностью и необходимым условием научного управления обществен¬ными процессами. Сама жизнь выдвинула историю госу¬дарства и права в число фундаментальных наук. На первый план сегодня вышла ее гуманистическая и культур¬но-творческая миссия, которая ярче всего проявляется в удовлетворении духовных запросов людей, в обеспече¬нии прав и свобод человека и гражданина. Постоянный поиск новых исследовательских приемов, способов, методов обеспечивает прирост науч¬ных знаний, углубление представлений о присущих предмету закономерностях.

Тема 3. Формирование белорусского этноса и становление государственности на территории белорусских земель

3.5. Формирование белорусского этноса как признака белорусской государственности

История человечества исчисляется несколькими миллио¬нами лет. Первые люди, вероятнее всего, выделились из мира животных на территории Восточной Африки. Это про¬цесс связан с началом изготовления орудий труда. Основным материалом долгое время был камень, преимущественно кремень, поэтому первая и наиболее продолжительная эпоха в истории человечества именуется каменным веком. Рассе¬ление человека по планете затянулось на миллионы лет, и на территории современной Беларуси первые люди, возможно, появились в эпоху среднего палеолита (мустье). В пользу этого свидетельствуют находки орудий труда мустьерского облика возле деревень Подлужье Чечерского, Клеевичи Костюковичского и Абидовичи Быховского районов.

В эпоху верхнего (позднего) палеолита люди уже бесспор¬но жили на территории Беларуси. В каменном веке люди жили в экстремальных условиях, когда для выживания приходилось прикладывать неимовер¬ные усилия, причем средняя продолжительность жизни со¬ставляла 20 лет. Непосредственное влияние на существование человеческих коллективов оказывали клима¬тические условия, среди которых особое место занимали оледения, в результате наступления которых люди вынужде¬ны были покидать уже освоенные регионы или даже гибли.

Древнейшие обитатели Беларуси занимались загонной охотой на крупных животных: мамонта, пещерного медведя, шерс¬тистого носорога. Животных использовали в пищу, кости служили для изготовления орудий труда и амулетов-украше¬ний, использовались для возведения жилищ и топлива, шкуры животных применялись при сооружении жилищ и в качестве одежо.ы. Другим занятием было собирательство: в пищу упот¬реблялось все, что было съедобно: дикорастущие плоды, корни и листья, насекомые и т.д. Достаточно рано человек научился ловить рыбу. Хозяйство велось коллективно: только соединенными усилиями человеческий коллектив мог противостоять мощным животным, неблагоприятным природным факторам. Существованию человека способствовали каменные орудия труда: остроконечники, резцы, скребки, ручные рубила. Ка¬мень обрабатывался с помощью других камней, костей, рога. Человек использовал разнообразные технические приемы обработки: обивку, скол, ударную и отжимную ретушь, пиление, сверление и т.д. Медленно, но неуклонно шел про¬цесс совершенствования техники и технологии обработки орудий труда, что вело к созданию более совершенных и производительных орудий труда. Применялись также орудия труда из дерева, кости и рога. Возле г.п. Красносельский Волковысского района исследован уникальный комплекс: шахты по добыче кремня и мастерские по изготовлению из него орудий труда (шахты разрабатывались в конце неоли¬та — бронзовом веке).

Постепенно человек накапливал опыт, совершал многочис¬ленные открытия: знакомился с полезными свойствами огня, а затем и способом его искусственного получения, осваивал домостроение и изготовление одежды, изобретал комбинирован¬ные орудия труда (топор, луки стрелы), учился изготовлять из глины посуду и т.д.

Накопленные знания подвели человека к освоению производящих типов хозяйства: земледелия и скотоводства, которые появились на территории Беларуси в конце неолита. Первые поля обрабатывали деревянными палками и мотыга¬ми, возделывали ячмень и другие злаки. Первым приручен¬ным животным была собака, затем — крупный и мелкий рогатый скот, свинья и лошадь. Новые производящие виды хозяйства сосуществовали с традиционной охотой, собира¬тельством и рыбной ловлей; комплексная система хозяйство¬вания ослабила зависимость человека от природы, способствовала быстрому росту численности населения.

Распространение производящего хозяйства происходило в бронзовом веке Беларусь находится вдали от регионов, где добывали компоненты для бронзы, поэтому здесь по-прежне¬му преобладали каменные орудия; местное бронзолитейное дело возникло в первой половине II тыс. до н.э.

С хозяйственной деятельностью человеческих коллекти¬вов связан генезис общества, эволюция брачно-семейных отношений. Древнейшим объединением являлась праобщина: человеческое стадо, совместно занимающееся производственной деятельностью и регулирующее распределение ре¬зультатов труда.

В верхнем палеолите функционировала раннеродовая об¬щина. Род состоял из женщин-родственниц, их потомков и пришлых мужей-мужчин из другого рода. Члены рода имели право и обязанность вступать в брак с членами другого рода (групповой брак), счет родства велся по материнской линии. В семье и обществе исключительное место занимала женщи¬на: равноправный участник трудовой деятельности, продол¬жательница рода, хранительница семейного очага и т.д. Это был период так называемого матриархата.

В конце неолита — бронзовом веке, с появлением и становлением производящих видов хозяйства, родовая община трансформируется. В семье и обществе мужчина занял доминирующее положение, женщина переходит в род мужа, счет родства ведется по мужской линии, распространяется парный брак. Выделяется родоплеменная знать (совет муж¬чин-воинов, военных вождей), нарушается прежнее равно¬правие, возникает частная собственность.

С древних времен и до середины I тысячелетия н.э. на территории северной и срёдней Беларуси жили балтские лета-литовские ("восточно-литовские") племена. Что касается юга и юго-востока Беларуси, то, как предполагают ученые, весьма вероятно, эта территория входила в зону раннего рассе¬ления славян.

В первых столетиях н.э., под натиском готов, которые при¬шли со Скандинавии и высадились около устья Вислы, славяне начали свою миграцию на восток. С бассейна Вислы они перешли в бассейн Припяти и достигли Днепра. В результате "великого переселения народов" славяне раз¬делились на три большие группы: южную, западную, восточную. Славянские племена, которые поселились на Балканском полу¬острове, стали предками современных югославянских наро¬дов — болгар, сербов, хорватов, словенцев, македонцев, черногорцев. Они смешались с местным фракийским и иллирий¬ским населением, которое раньше угнетали византийские рабо¬владельцы. Западнославянские племена вместе с населением, проживавшим на берегах Вислы, стали предками польского, чешского, словацкого народов. Почти одновременно с западны¬ми и южными славянами выделилась третья группа — восточ¬ные славяне, предки современных белорусов, русских и украинцев.

О том, как и когда расселялись славяне на территории Беларуси, письменных источников почти не сохранилось. Поэ¬тому до настоящего времени не стихают научные споры, имеют место различные точки зрения, различные гипотезы по всем этим вопросам. Основные данные, если не считать кратких сведений о расселении славян в "Повести временных лет", ученые черпают из археологических источников.

Археологи выделяют разные культуры и идентифицируют их с теми или иными этническими группами Они отмечают, что на юге Беларуси сохранились памятники пражской культуры (культура раннеславянских племен, которые в У-УП в. н э населяли территорию от Днепра и оз. Ильмень на восток и до р Эльбы и Дуная на запад и юг) Или, точнее, ее локального варианта — культуры типа Корчак (под ней понимается археологическая культура племен, которые в УІ-УІІ в. н.э. жили на территории северо-западной Украины и южной Беларуси). Считается бесспорным, что эти памятники принадлежат славя¬нам.

Но основную территорию Беларуси и соседних регионов в Y-YІІІ в.в. заселяли другие племена, которые оставили после себя памятники так называемой банцеровской культуры. Свое название она получила от городища Банцеровщина на левом берегу Свислочи. Что касается принадлежности банцеровской культуры, то между учеными нет единого мнения. Одни считают ее балтской, другие — славянской, или называют "своеобразной балта-славянской культурой". Происходит это оттого, что при раскопках в материальной культуре обнаруживаются признаки культуры и славянской, и. балтской.

В целом, для разрешения вопроса формирования отдельного этноса необходимо применять специальные этнографические материалы.

Термин «Белоруссия» тесно связан с термином «белорусы» - именем народа, проживающего в этом крае. Возникновение Белоруссии как этнической территории является существенной частью белорусского этногенеза, то есть процесса формирования белорусского народа. Невозможно научно исследовать возникновение Белоруссии, не исследовав ряда проблем по белорусского этногенезу, не ответив на вопросы : «Кто был предками белорусов»; «Когда белорусы сформировались как народ - этнос»; «Как и в каких условиях развивался этот процесс, когда, по каким причинам, что этому способствовало, на какой территории» - перечень вопросов представляется неограниченным. Однако фундаментальным вопросом, требующим первоочередного разрешения является вопрос о понятии и происхождении этноса.

Суть изложения материала состоит в том, что в исследовании по данной проблеме необходимо прежде всего учитывать роль множества факторов экономических, политических, исторических. Только сопоставляя данные разнообразных источников, можно придти к выводу о том, что процесс образования Белоруссии, белорусского народа был гораздо более сложным, чем его старались представить многие исследователи до сих пор.

Вначале необходимо выяснить содержание основных понятий, определить способ исследования и проанализировать возможности источников по этой проблеме.

Этнос - ( от греческого слова этнос - общество, группа, племя, народ), определяется как исторически сложившаяся устойчивая общность людей, которая может выражаться в форме племени, народности, нации . Основными условиями возникновения этноса являются общность территории и языка, обычно выступающих в качестве признаков этноса. Однако основными признаками этноса являются этническое самосознание и менталитет, совокупность материальной и духовной культуры.

Этническая общность - (этнос) - исторически возникший вид устойчивой социальной группировки людей, представленный племенем, народностью, нацией. Этот термин близок к понятию народ в этнографическом смысле.

Этнографическая группа - (субэтническая) - обособленная часть народности или нации, сохраняющая некоторые особенности языка, культуры и быта.

Этническая территория - территория преимущественного размещения данного этноса, обычно включающая ареал его формирования и компактного расселения, а также районы смешения с другими национальностями.

Этногенез - ( от греческого - племя, народ и генез), происхождение народов. Включает как начальные стадии возникновения какого-либо народа, так и дальнейшее формирование его этнографических, лингвистических и антропологических особенностей.

Этнография - наука об этносах (народах), изучающая их происхождение и расселение, быт и культуру.

Этногеография – раздел науки, изучающий особенности расселения (в прошлом и настоящем) народов мира, отдельных стран и регионов для определения этнических границ, динамики их развития и численности народа.

Этнолингвистика - направление в языкознании, изучающее взаимодействие языковых, этнокультурных и этнопсихологических факторов в функционировании и эволюции языка.

Антропология - наука, изучающая происхождение человека и эволюцию физической организации человека и его расс.

Одной из самых распространенных теорий о происхождении белорусов является теория субстратного происхождения. Сторонником этой теории является известный россий¬ский археолог В. Седов. Он создал теорию субстратного происхождения белорусов. В чем она заключается? Под балтским субстратом (от латинского термина — основа, подкладка) понимается этнокультурное наследие балтского этноса, оказав¬шее влияние на формирование белорусской народности. Сто¬ронники этой теории утверждают, что в результате славянизации балтского населения, смешения с ним славянско¬го, произошло отделение части восточнославянской народности, что привело к становлению белорусского языка и народности.

Другие исследователи утверждают, что расселившись на территориях, которые ранее занимали балтские племена, сла¬вяне частично оттеснили их, частично уничтожили. И только небольшие островки балтов, которые, вероятно, подчинились славянам, сохранились в Подвиньи, Верхнем Поднепровьи, но за балтами осталось правобережье среднего Понеманья и неко¬торые части территории между Неманом и Припятью.

Нет четкого общепризнанного мнения у исследователей и по вопросам формирования племенных союзов, которые составили основу белорусского, русского и украинского этносов. Одни предполагают, что в результате интенсивного освоения славя¬нами территории Беларуси, где ранее жили балты, в УІІІ-ІХ вв. сложились этнично близкие между собой племенные союзы-кривичи, дреговичи, радимичи, частично волыняне. На их осно¬ве образовался старобелорусский этнос. Он компактно распо¬лагался в Верхнем Поднепровье, Подвиньи, Понеманьи. В его формировании приняли участие представители некоторых дру¬гих этнических образований, среди которых ятвяги и некоторые другие балтоязычные племена.

Границы белорусского этноса, который складывался на протяжении веков, приблизительно в полтора раза превышают территорию современной Беларуси.

Предки восточных славян, которые расселились в Припятском Полесье, ассимилировали балтские племена. В результате на территории, которую занимали приднепровские балты, воз¬никли восточнославянские племена — дреговичи, кривичи, радимичи — предки современных белорусов. На территории, где раньше жили иранские племена, расселились поляне, древ¬ляне, северяне, волыняне — предки современных украинцев. Ассимиляция финоугорских племен привела к возникновению новгородских славян, вятичей, частично верхневолжских кри¬вичей — предков современных русских.

Сторонники другой точки зрения представляют себе эту картину несколько иначе. Во-первых, они считают, что сторон¬ники вышеизложенной гипотезы преувеличивают роль балтов в этногенезе белорусов. Другое дело, отмечают они, Среднее Понеманье, где балты составляли значительную часть населе¬ния еще на начало II тысячелетия. В славянизации этих земель значительная роль принадлежит волынянам, дреговичам, в меньшей степени — древлянам и кривичам. Признавая, что основу старобелорусского этноса составляли кривичи, дрегови¬чи, радимичи и, в меньшей степени, волыняне, и что общая территория их расселения превышала границы современной Беларуси, они считают, что нет оснований утверждать, что превышение это было в 1,5 раза. Далее указывается, что как часть волынян (большинство которых участвовало в этногенезе украинцев) приняла участие в формировании белорусов, так и часть дреговичей — в этногенезе украинцев. Радимичи в равной степени участвовали в формировании белорусов и одной из групп русского этноса. Кривичи сыграли большую роль не только в формировании белорусов, но и в становлении северо¬западной части русского этноса.

Что же касается формирования белорусского этноса, то следует сказать, что основные признаки формирования белорусскго этноса прошли сложные этапы в своем развитии.

Белорусский язык возник в результате смешения, северных-подвинско-днепровских и южных – поприпятьских элементов разговорной речи восточнославянского населения. Характерные Черты старобелорусского языка, или правильнее говорить старорусского, закрепляются и в письменных памятниках 15-16 веков.
Таким образом, в 15-16 веках в северной части поприпятьского (полесского) района, центральном регионе и южной зоне подвинско-днепровского региона оформилась система нового, восточнославянского языка, который получил название «белорусский»,это значит возникла одна из важнейших черт белорусского этноса.

В период формирования белорусской народности развились и укрепились особенные для ее этнической территории черты материальной и духовной культуры.

Этническое самосознание, являющееся одним их главных показателей консолидации народа – осознание людьми принадлежности к своему народу, его отличительность. На территории Беларуси оно возникло, прежде всего, в окружении прогрессивно настроенных граждан, шляхты, духовенства. Известно, что национальное самосознание белорусов в дальнейшем подвергалось деформации под воздействием сначала полянизаторских, а затем русификаторских тенденций. Одновременно с самосознанием складывалось умонастроение народа, его психология, то есть белорусский менталитет.

Итак, на основе изученного материала можно сказать, что время становления белорусского этноса приходится на 13-18 века.

Через ряд сложных этапов в своей эволюции этногенез белорусов в 19 веке, особенно в его последние десятилетия и начале 20 века, значительно ускорился и вышел на стадию формирования нации.

Таким образом, не смотря на неблагоприятные государственно-политические условия, специфическую этно-социальную ситуацию, формирование белорусской нации в начале 20 века в общих чертах завершилось.

3.6. Становление государственности на территории белорусских земель

Государство - это коллективный феномен, существующий в конкретном пространственно-временном контексте. Пространственно-временной характер государства обуславливается тем фактом, что юридический порядок действует на конкретной территории в конкретное время. Юридический порядок определённого государства действует не вечно и не во всех государствах. Его применимость сужена до данной территории в течение данного периода.

Термином “государство” мы обозначаем особый тип социальных явлений, которые характеризуются следующими чертами: а) отношением власти и подчинения; б) монопольным использованием насилия теми, кто владеет властью; в) наличием юридического порядка; г) относительным постоянством; д) институциональным измерением. Таким образом, государство - это не образование, находящееся над обществом и независимое от него, а определённый тип юридически регулируемого социального поведения, существующий в конкретных пространственно-временных условиях. Государство - это не физическое явление, которое может выявлено при помощи органов чувств, а социальный факт, предполагающий юридически нормированное иерархическое взаимодействие его членов. Когда мы говорим о государстве, то имеем в виду определённые отношения между людьми, юридически регулируемые теми, кто уполномочен для этого.

Государство - это политическая общность, составляющими элементами которой являются территория, население и власть. Территория - это пространственная основа государства. Физическая основа представляет собой одно из условий, делающих возможным существование государства. В конечном счёте, без территории государства не существует, хотя она может изменяться во времени. Одной из многочисленных форм расширения государства, его территориальной сферы является колониальная экспансия, следствием чего выступает образование крупных империй. В подобных случаях колониальные зоны относятся к территориям империи, несмотря на значительные расстояния и социально-культурные различия между метрополией и колониями. Территория есть пространство государства, занятое его населением, где в полной мере действует власть политической элиты, реализуемая через юридические нормы. Одна из главных целей элит, не состоящих на службе иностранных держав, заключается в гарантировании территориальной целостности государства. Кроме того, обеспечение территориальной целостности требует тщательной демаркации границ каждого государства и их закрепления в документах международного права, например в договорах.

Возникновение и исчезновение государств связано, прежде всего, с территорией; именно этим объясняется тот факт, что их целостность становится предметом самых острых конфликтов.

Таким образом, относительно стабильная и обладающая гарантированной целостностью территория является существенным условием сохранения государства. Именно вокруг вопроса о контроле за физической основой государства разворачиваются многие внутренние и внешние политические конфликты.

Вторым составляющим элементом государства является население, то есть человеческое сообщество, проживающее на его территории и подчиняющееся его власти. Народ как родовое понятие может быть охарактеризован как относительно широкая социальная группа, члены которой обладают чувством принадлежности к ней благодаря общим чертам культуры и историческому сознанию. Люди, принадлежащие к какому-либо народу, обладают более или менее выраженным сознанием вхождения в отличную от других общность. Национальное сознание предполагает отождествление себя с общими культурными ценностями, а также наличие эмоциональных солидарных связей между лицами, принадлежащими к одной нации.

Население государства может состоять из одного народа или быть многонациональным. Даже в том случае, когда на различные национальные группы, существующие на территории одного государства, распространяется его политическая власть, отношения между ними часто бывают напряжёнными, а в особых случаях и конфликтными. В многонациональных государствах внутренний конфликт может повлечь опасность для политической стабильности, поскольку возникающие в подобных случаях сепаратистские национальные движения стремятся создать самостоятельное государство. В некоторых случаях сепаратистские движения ведут вооружённую борьбу в форме герильи или террористической деятельности за достижение национальной независимости.

Третьим составляющим элементом государства является власть, иными словами, отношения господства и подчинения, существующие между политической элитой и остальной частью общества.

Чтобы государство существовало, те, над кем осуществляется господство, должны признавать власть тех, кто господствует в данный момент. Если к власти проявляется неуважение, правители, опираюсь на институционализированные аппараты насилия, могут применить санкции, предусмотренные политической системой. Политическая элита вынуждается применять институционализированное насилие на постоянной основе лишь в исключительных случаях, поскольку она обладает достаточно эффективными для управления коллективным поведением средствами прямого и косвенного убеждения. Институционализированное насилие является последним аргументом, к которому прибегает политическая элита, когда социальные привычки к подчинению и её социологическая легитимация ослабляются и возникает возможность свержения элиты.

Итак, государство - это политическая целостность, образуемая национальной или много национальной общностью, закреплённой на определённой территории, где поддерживается юридический порядок, установленный элитой, которая монополизирует институционализованную власть, обладая законным правом применения принуждения.

На основе формально-юридического анализа понятия «государство» возможно проследить как этот социально-организованный союз прошел процесс становления на территории Беларуси.

В первых столетиях нашей эры народы Восточной Европы уже имели торговые отношения не только внутри своего региона, но и с народами далеких стран, о чем свидетельствуют найденные на территории Беларуси старинные римские монеты. Наличие пашенного земледелия, ремесленного производства «торгово-экономических связей у народов Восточной Европы в начале нашей эры позволяет сделать вывод о значительном разделении труда.

При решении вопроса о времени происхождения государственности у восточных славян надо выделить период революци¬онного переворота в общественных отношениях, который произо¬шел вслед за переворотом в производственных отношениях и ха¬рактеризуется использованием железных орудий труда. Начало производства и использования таких орудий на территории Беларуси датируется VII—V вв. до н.э. К этому времени можно отнес¬ти и устойчивое разделение общества на классы.

На рубеже нашей эры шел процесс становления рабовладельческого строя. Однако на территории Беларуси этот строй не по¬лучил своего классического развития. К IX в. н.э. здесь появля¬ется укрепленные поселения — «паселішчы гарадоў-замкаў».

Таким образом, становление государственности у восточных славян проходило в течение длительного периода (с VII—VI вв. до н.э. и до VIII—IX вв. н.э.) под влиянием в основном экономических, политических и социальных внутренних причин, хотя и внешние тоже сыграли свою роль. Поведение населения в этот период регулировалось обычным правом и правилами, предписанными языческой религией.

Материальная сторона жизни древних людей нашла отра¬жение в конкретных археологических материалах, что позволяет характеризовать ее с достаточной степенью вероятности. Вместе с этим мировоззренческую и бытовую стороны жизни древних обществ реконструировать по мате¬риальным находкам весьма непросто. Ученые прибегают к этнографическим и фольклорным источникам, проводят ши¬рокие сравнительно-исторические параллели. Тем не менее, многие выводы носят гипотетический характер, нуждаются в дальнейшей разработке и уточнении.

В далеком прошлом людям для выживания приходилось прикладывать максимум усилий. Человека со всех сторон окружали и подстерегали опасности: неизведанные явления природы (молния и гром, пожары, ливни и наводнения, ура¬ганы), рядом обитали мощные и хищные животные. Людям не хватало ни знаний, ни умения успешно противостоять опас¬ностям, они не всегда могли правильно понять причинно-следственные связи. Очень часто явления и события воспринимались в искаженном и фантастическом виде.

Общепризнанно, что у верхнепалеолитических охотников и собирателей уже существовала определенная система представлений об окружающем их мире, которые непосредственным образом были связаны с конкретными условиями их жизни и занятий.

Первоначальной стадией осмысления человеком неживой природы был фетишизм. В дальнейшем человек наделяет окружающую природу присущими ему же качествами, насе¬ляет ее множеством духов. Эта система религиозных воззре¬ний известна как анимизм. В числе древнейших верований был и тотемизм: вера в общее происхождение, волшебные родственные связи между людьми, животными и растениями и т.д.

На верхнепалеолитической стоянке Юревичи найдена орнаментированная пластинка из бивня мамонта. Некоторые ученые связывают ее с фетишизмом. Вблизи Беларуси, на Елисеевичской стоянке (Брянщина), найдена вырезанная из бивня мамонта женская статуэтка. Подобные статуэтки найдены и на других верхнепалеолитических стоянках. Трак¬туют эти находки по-разному: это и олицетворение женщины-хранительницы домашнего очага, женщины-матери, хозяйки дома и окружающей природы, в первую очередь — матери и хозяйки промысловых животных и т.д. При всем разнообра¬зии мнений подчеркивается исключительно важное положе¬ние женщины в верхнепалеолитическом обществе.

В ту эпоху существовали разнообразные обряды, которые были направлены на обеспечение удачной охоты - занятия, от которого зависело существование человеческого коллек¬тива. Эти обряды носили магический характер и, видимо, предваряли начало охоты, а затем (в случае успеха) совер¬шались в качестве благодарности.

На верхнепалеолитических памятниках (вне белорусского региона) найдены погребения, которые свидетельствуют о существовании у первобытного человека веры в загробную жизнь как продолжении земной. Первоначально погребения выражали просто заботу о беспомощном сородиче. Понятие о смерти ассоциировалось лишь с изменением некоторых жизненных функций и умерший не переставал быть членом коллектива. Коллектив продолжал заботиться об умершем чтобы уберечь от зверей, его укрывали в яме, снабжали необходимыми орудиями труда и охоты, украшениями, пищей. С течением времени возник культ предков, следы которого сохранились на Беларуси до наших дней

Вероятно, очень рано возникло почитание огня. На про¬тяжении тысяч лет огонь являлся защитником человека от неблагоприятных климатических условий и хищных живот¬ных. Именно таким образом объясняются многочисленные факты использования огня при погребениях.

В мезолитическую и неолитическую эпохи круг религиозных представлений, видимо, в своей основе оставался прежним, так как человек продолжал заниматься охотой и собирательством. С изменением фауны стали почитаться другие животные. На стоянках найдены костяные фигурки лосей, змей, уток. Их рассматривают как тотемов родовых коллективов. Высказывается предположение о существовании культи утки, который сопровождался соответствующими мифологическими сказаниями.

Развился культ предков. Ушедшие в потусторонний мир предки представлялись духами-защитниками, божествами. С этими представлениями археологи связывают находки костя¬ных и деревянных человеческих фигурок, преимущественно мужских. Это говорите положении мужчины-охотника в родо¬вом коллективе. В пользу существования культа предков свидетельствуют и захоронения, сопровождавшиеся обряда¬ми и помещением с умершим комплекса вещей.

Освоение новых занятий, переход к земледелию и ското¬водству привел к переосмыслению верований и воззрений на окружающий мир. Земледелец стал по-другому смотреть на явления природы, ему стали необходимы другие покровите¬ли, могущие обеспечить его благополучие. На первое место выходит почитание Солнца - источника света и тепла. Куль¬та Солнца отражен в орнаментальных элементах глиняной посуды: крест, круг и т.д. Солнценебесный змей-огонь - божество, якобы способствующее плодородию и деторожде¬нию. Богатый материал для реставрации воззрений людей железного века дали памятники милоградской культуры. Это фигурки животных, грузики-пряслица, подвески-амулеты и т.д. Анализ находок позволил сделать вывод, что умилоградцев-земледельцев культ Солнца занимал доминирующее по¬ложение, с ним был тесно связан аграрный культ, призванный обеспечить получение хорошего урожая. Фигурки животных связаны с тотемистическими представлениями или же каким-то образом обслуживали обряды почитания солнца. Имеется вероятность существования культа Камня. Возможно, присут¬ствовала культовая антропофагия - человеческие жер¬твоприношения с поеданием убитых. Найдены остатки сооружений, которые трактуют как святилища. Продолжал существовать и культ предков.

Многие предметы, связанные с культами, одновременно служили украшениями: в первую очередь, разнообразные подвески-амулеты из зубов животных и человека, фигурки животных и т.д. Некоторые из них покрыты орнаментом, кото¬рый сочетает эстетическую и магическую функции. Специфи¬ческой и во многом загадочной выступает орнаменталистика, дешифровка которой позволит выяснить многие стороны жизни древних людей.

Находки, которые археологами определены как культовые, выполнены с большим мастерством и талантом и в полной мере являются памятниками первобытного искусства. Наиболее ранние из них относятся к верхне палеолитической эпохе. Среди них женские статуэтки - верхнепалеолитические Венеры. В дальнейшем номенклатура предметов, которые можно связать с искусством, значительно расширяется.

Достаточно рано человек начал использовать музыкаль¬ные инструменты. Наиболее ранние свидетельства о них на территории Восточной Европы относятся к верхнему палео¬литу, это древнейшие ритмично-ударные инструменты. Непо¬средственно на территории Беларуси музыкальные инструменты найдены на неолитических памятниках (напри¬мер, на стоянке Осовец Бешенковичского района найдена дудка, изготовленная из птичьей косточки).

В истории средневековья исключительную роль играли горо¬да. Средневеколвый город - это укрепленное поселение,, кото¬рое являлось для определенной территории (государства, земли, княжества, волости) административным, фискальным, военным, экономическим (торгово-ремесленным), культовым и культур¬ным центром. Но весь этот комплекс характеристик стал при¬сущ городам не сразу, да и не в полной мере.

Процесс возникновения городов был связан с распадом первобытнообщинного строя и образованием сословно-классового общества. Процесс во¬зникновения городов шел параллельно с образованием государства. Когда же государство усилилось, появились новые пути возникновения городов. Ремесленное производство в городах отличалось от сельско¬го более сложными и высокими технологиями. Здесь получили развитие кузнечное, гончарное, кожевенное, ювелирное, косто¬резное, бондарное ремесла, ткачество и т.д. Продукция город¬ских ремесленников расходилась по всей сельской округе, а некоторые изделия попадали в соседние города, княжества и даже в отдаленные государства.

В каждом городе имелся торг, на котором реализовывалась продукция города и деревни. Здесь же осуществлялась торговля с иноземными гостями (купцами). Местные купцы также выво¬зили товары на далекие иноземные рынки, например, в Визан¬тию. Несмотря на различные трудности (пожары, эпидемии, войны), города успешно развивались и к концу XIII в. их было на Беларуси не менее 35.

В конце I тысячелетия н.э. в социально-экономическом развитии восточных славян происходят крупные перемены. Эволюция сельской общины шла в 2-х направлениях: 1) наблю¬дался медленный процесс дифференциации общинников, росла частная крестьянская собственность, а затем феодальная собственность на землю; 2) имел место захват общественной земли и подчинение свободных общинников государственной властью. Оба эти процесса переплетались и развивались одновременно. Складывалось многоукладное общество, где феодальный уклад постепенно стал преобладать над остальными. Социаль¬ная многоукладность — черта, которая характеризует многие общества, что в своем развитии вышли за границы первобытной общины. Рядом с феодальными землевладельцами и зависимым крестьянством повсеместно существовали остатки слоя мест¬ных владельцев.

Основной частью населения являлись свободные общинни¬ки - "люди". Их социальное положение постепенно менялось: часть переходила в зависимое положение, часть оставалась относительно свободной. Зависимых людей в Х в. называли "челядью". Этот термин в современной историографии означает широкий круг людей, которые находились в зависимости от хозяина и работали на него. В составе челяди были категории населения, лишенные личной свободы - холопы. В историчес¬кой литературе их обычно считают рабами. Одним из источни¬ков холопства был захват людей в плен. Существуют свидетельства о вывозе большого количества рабов, в том числе славянского происхождения, в ІХ-Х вв. Но отсутствуют данные о значительном использовании рабского труда в сельскохозяй¬ственном производстве на Руси.

Динамика общественного развития восточных славян тако¬ва, что трудно четко установить, когда заканчивается военная демократия и начинается феодализм. О становлении классо¬вого общества свидетельствуют не только зависимое положение отдельных категорий населения, но и наличие дружины. Дружинники (или бояре) получали от князя право собирать дань. Именно так складывалась вассальная зависимость, которая выглядела как право собирать дань с определенной территории дружинниками в качестве вассалов великого князя Сбор даров со свободного населения той территории, которой "владел" (управлял) князь, назывался полюдьем. Постепенно дань ста¬новилась феодальной рентой.

Очевидно, что общественное развитие средневековых земель Беларуси, оказавшее влияния на формирование государственности на территории Беларуси проходило тем же путем, что и других восточных славян. Здесь в ІХ-ХІІ вв., а местами и позже, уживались и переплетались три основные социально-экономические уклада: общинный, ра¬бовладельческий, феодальный, который постепенно становился господствующим.

Тема 4. Общественный и политический строй раннефеодальных государств-княжеств на территории Беларуси (1Х-Х11 вв.)

4.7. Образование раннефеодальных государств-княжеств на территории белорусских земель

При решении вопроса о времени происхождения госу¬дарственности у восточных славян надо выделить время революционного переворота в общественных отношени¬ях, который произошел вслед за переворотом в произ¬водственных отношениях. Таким переворотом в произ¬водственных отношениях было использование железных орудий труда. Начало производства и использования же¬лезных орудий труда на территории Беларуси датирует¬ся VII-V вв. до нашей эры. К этому времени можно отнести и устойчивое разделение общества на классы.

На рубеже нашей эры шел процесс становления рабовладельческого строя. Однако этот строй на территории Беларуси не получил своего классического развития. К IX в. нашей эры на территории Беларуси появляются укрепленные посе¬ления - «паселіща гарадоў - замкаў».

Таким образом, становление государственности у во¬сточных славян проходило в течение длительного пери¬ода времени (с VII-V вв. до нашей эры до УП1-1Х вв. на¬шей эры) под влиянием экономических, политических и социальных внутренних причин, хотя и внешние причи¬ны сыграли свою роль. Поведение населения в этот пе¬риод регулировалось обычным правом и правилами, предписанными языческой религией.

Восточнославянские союзы племен чувствовали родство между собой, поскольку они были близки по языку, культуре, обычаям, имели много общих внешних интересов. Все это создавало условия для политического объединения восточных славян, что и произошло во второй половине IX в. Во главе этого объединения стояла династия Рюриковичей, а главным городом— Киев. Однако империя Рюриковичей не была централи¬зованным государством. Она представляла собой политическое объединение феодалов вокруг великого князя с целью отпора постоянным набегам внешних врагов (печенегов, половцев, варягов, хазар) и осуществления сбора дани с собственного населения. В ХІ-ХІІ вв. - рост производительных сил, возник¬новение новых экономических центров, усиление власти князей на местах, постоянные междоусобицы, а в результате - фео¬дальная раздробленность, приведшая к распаду Киевской Руси. Полоцкое княжество на севере и Туровское на Юге занимали основную часть территории Беларуси. Верхнее Понеманье (так называемая Черная Русь) входило во Владимиро-Волынское княжество. Земли в верхнем течении Днепра и Западной Двины составили Смоленское княжество. Нижнее Посожье и Попри-пятье оказались, соответственно, в составе Черниговского и Киевского княжеств.

Древний Полоцк как центр кривичей-полочан издавна соперничал с двумя другими влиятельными центрами восточнославянского мира: на севере - с Новгородом, а на юге - с Киевом. Во второй половине Х в. в Полоцке княжил Рогволод. Во время борьбы за киевский престол, которую вели братья Владимир и Ярополк, каждый из них стремился иметь Полоцкое княжество своим союзником. С этой целью Владимир решил жениться на дочери Рогволода Рогнеде, но встретил с ее стороны решитель¬ный отказ. В ответ Владимир с войском напал на Полоцк, убил Рогволода и его сыновей, а Рогнеду силой взял в жены. Согласно преданию, Рогнеда совершила неудачное покушение на жизнь мужа и была выслана вместе с сыном Изяславом в Полоцкую землю. Здесь Изяслав занял посад деда и возобновил местную княжескую династию.

В XI в. сын Изяслава Брячислав и, особенно, внук Всеслав фактически не считались с волей киевских князей и проводили самостоятельную политику. В борьбе с киевским князем Ярославом Мудрым за город Новгород Брячислав добился передачи ему городов Витебска и Усвят, что стояли на важном пути со Скандинавии в Византию. По Западной Двине полочане осу¬ществляли экспансию на прибалтийские земли, основывая там центры по сбору дани и управлению подвластным населением. Всеслав Брячиславич до поры до времени поддерживал мирные отношения с киевскими князьями, но как только между последними начались усобицы, развернул борьбу за подчинение Полоцку Северной Руси. В 1065 г. полоцкие дружины осаждали Псков, а в следующем, 1066 г., штурмом взяли Новгород. В ответ на это три князя - братья Ярославичи во главе с Изяславом киевским пошли на Полоцкую землю и захватили Минск. Здесь, на берегу реки Немиги, 3 марта 1067 г. произошла жестокая битва. Всеслав отступил. Пойдя на клятвопреступление, Яросла¬вичи схватили его под Оршей и отвезли в Киев. Но в 1068 г. восставшие против Изяслава киевляне освободили Всеслава и сделали его великим князем киевским. Через семь месяцев он возвратился на родину, и борьба Полоцка с Киевом продолжалась дальше.

Изяслав, расправившись со своими врагами в Киеве, послал войска на Полоцк. Всеслав отошел к Финскому заливу и вместе с племенем пытался, правда безуспешно, захватить Новго¬род. Вскоре он при поддержке жителей Полоцка возвратил свою столицу. В 1071 г. произошла новая битва с киевскими войска¬ми, по итогам которой было подписано соглашение о примире¬нии между двумя государствами, но оно оказалось непродолжительным. В 1077 г. против Всеслава были осущест¬влены два похода: сожжены Лукомль, Логойск, Друцк, опусто¬шены окрестности Полоцка, но сам город не был взят. Полоцкий князь, в свою очередь, на время захватил Смоленск (1078 г.). В 1084 г. Владимир Мономах с черниговскими и половецкими войсками разрушил Минск, не оставив в нем "ни челядина, ни скотины". На известный съезд князей в Любече (1097 г.), где было постановлено, что каждый должен держать "отчину свою", Всеслав не был приглашен. Это свидетельствовало скорее всего о том, что киевские князья считались с Полотчиной как непод¬властной им землей.

В XII в. освободились из-под власти Киева другие земли. Труднее всего этого было достичь Туровскому княжеству, которое непосредственно граничило с Киевским. Туров являлся центром дреговичей и впервые упоминается в летописи под 980 г. в связи с именем князя Тура. Здесь на княжении сидели сыновья великих князей, которые пользовались правом насле¬дования киевского престола. Вместе с Киевом в XII в. Туровская земля переходила то к суздальским, то к волынским князьям. Упорно боролся за полную самостоятельность Святополк Ока¬янный (988-1057 гг.), но окончательно достигнуть этого удалось значительно позже, в 1158 г., при Юрии Ярославиче, который утвердил в Турове самостоятельную династию. Особенностью общественно-политического строя Туровского княжества было наличие в городе и князя, и посадника, что было еще характерно только для Новгорода Великого.

Государственное образование смоленских кривичей отделилось от Киева в конце 20-х гг. Тогда оно досталось князю Ростиславу Мстиславичу. Сначала-Смоленская земля по- развитию отставала от полоцкой, нов во второй половине XII в. стала одним из самых известных восточносдавядских княжеств. Одновременно на¬чалось дробление этих и других самостоятельных княжеств на уделы. В Понеманье выделились Гродненское, Новогрудское и Волковысское, на юге - Пинское и Дубровицкое княжества, а также Слуцкое и Клецкое. Разгорались междо¬усобицы, что приводило к разрушению городов и сел, унич¬тожению посевов, скота.

Не избежала этих процессов и Полоцкая земля. После смерти Всеслава его сыновья заняли уделы (Полоцкий, Минский, Витебский, Друцкий, Изяславский, Логойский), наиболее сильным из которых стал Минский. Глеб Всеславич, который здесь княжил, выделялся особенной активностью, расширяя во все стороны свои владения. Это вызвало недо¬вольство Киева, приведшее к войнам с Минском, которые закончились пленением Глеба. Однако и дальше полоцкие князья вели отчаянную борьбу против Киева и его союзников, что привело в 1129 г. к высылке ряда князей в Византию, из которой через 10 лет не все возвратились в свои уделы. Политическая жизнь Полоцка второй половины XII в. харак¬теризовалась выступлениями горожан против неугодных князей, борьбой враждующих боярских группировок, сменой местных князей на полоцком троне. Всеславичами развивает¬ся соперничество и стремление к перераспределению уделов, к изменению границ между ними. Распад Киевской Руси привел к прекращению попыток киевских князей подчинить себе Полоцк. Однако полоцкие князья сами вмешались в борьбу Киева и Смоленска, что привело к потере ряда городов (Друцка, Орши) в пользу последнего. Потери на востоке компенсировались расширением владений полоцких князей на землях по нижнему течению Западной Двины с выходом к Балтийскому морю. Характерно, что Всеславичи, внутри соперничая между собой, как правило, объединялись, если их родине угрожала внешняя опасность. Еще в первой половине XIII в., хотя и номинально, но признавалась власть полоцкого великого князя. Поэтому авторитет Полоцкого княжества оставался достаточно высоким, и союза с ним искали многие властители.

Управление в княжествах осуществлялось по принципу известной из истории средних веков феодальной иерархии великий князь - удельные князья - бояре Они создали местную администрацию - в волости или погосты назнача¬лись зависимые от князей тысяцкие, вирники и тиуны Крес¬тьяне и мещане удерживались в повиновении с помощью военной силы княжеских дружин Бояре и дружинники со¬ставляли думу при князе. Важнейшим органом самоуправле¬ния в ряде городов (Полоцк, Витебск) было вече. В "Хронике Литовской и Жемойтской" утверждается "Новгород Вели¬кий, Псков и Полоцк.

Первые раннефеодальные княжества на Беларуси являют¬ся истоком ее государственности, воплощением идеи неза¬висимости пробелорусского этноса. Ранее и наиболее последовательно просматривается эта идея в Полоцком кня¬жестве, превосходившем своими размерами некоторые значи¬тельные королевства Западной Европы, где существовала местная династия, за которой признавались и сохранялись права на протяжении многих поколений, поэтому в истори¬ческой литературе период ІХ-первой половины XIII в неред¬ко определяется как полоцкий.

В рассматриваемый период на территории каждого княжества действовала своя система обычаев, регулирующих отноения между людьми.

В древности доминирующим было обычное неписаное право, источником которого служили обы¬чаи, возникшие из общественных отношений и санкциони¬рованные государством. Оно складывалось по мере фор¬мирования государства, которое, прежде всего, поддер¬живало выгодные господствующему классу правила по¬ведения, что привело к тому, что право и справедливость стали несовместимы.

По мере усиления социальной напряженности в обще¬стве и его феодализации возникла необходимость в бо¬лее четкой регламентации всех сторон общественной жиз¬ни, что можно было осуществить только с помощью пи¬саного права, нормы которого в некоторой степени огра¬ничивали произвол феодальной администрации.
Характерными чертами раннефеодального права были формальное равноправие свободных людей и мягкость наказаний. Но и в это время право предусматривало опре¬деленные привилегии феодалов и закрепляло полное бес¬правие рабов.

Писаное право не заменяло обычное право. Оно дей¬ствовало наряду с ним, дополняя его или изменяя отдель¬ные нормы. Первыми правовыми актами писаного права были грамоты князей, договоры. Одним из них был Договор Витебской, Полоцкой и Смоленской земель с Ригой и Готским берегом 1229 г. был заключен с це¬лью упорядочить взаимоотношения, возникавшие непос¬редственно в сфере торговли или тесно связанные с ней (например, кража, совершенная местным жителем у куп¬ца-иностранца; нарушение норм нравственности купцом-иностранцем и др.) Прогрессивной чертой Договора 1229 г. являются его паритетные начала: купцы-иностранцы имеют в стране пре¬бывания одинаковый правовой статус. Большое внимание уделено и уголовному праву, нормы которого предусматривают различные виды наказаний. Нормы процессуального права предусматривают поря¬док возбуждения дела, виды доказательств и т.д.

В целом Договор 1229 года, создав прочную правовую основу для развития торговли, содействовал ее расшире¬нию, ибо предусматривал такие прогрессивные положения, как запрет принуждать купцов-иностранцев к участию в во¬енных походах.

4.8. Общественный и политический строй древних государств-княжеств 1Х-Х11 в.в.

Классовая структура общества в этот период еще четко не сложилась. Шло формирование двух ос¬новных классов: класса феодалов и класса феодально-зависимых людей. В силу многоукладности экономики существовали такие социальные группы как холопы, че¬лядь и свободные люди. Последние не находились в за¬висимости от отдельных феодалов, а выполняли повин¬ности и платили феодальную ренту в пользу государ¬ства. Социальная структура общества была довольно пестрой: князья, бояре, духовенство, купцы, ремеслен¬ники, сильные мужи, служанины, крестьяне, простые люди, холопы и др.

Но даже в начальный период развития феодаль¬ных отношений феодально-зависимое население уже уплачивало подати или дань и выполняло различно¬го рода повинности (подводную, мостовую, дорож¬ную, сторожевую и др.) в пользу феодала или госу¬дарства.

В рассматриваемый период население не территории Беларуси не было однородным. Классовая структура общества в 9-12 веках характеризовалась наличием 2 основных классов: феодалов и феодально-зависимых людей. Одновременно с основными классами существовали крестьяне-данники и свободные городские жители, а также рабы (холопы, челядь невольная).

Класс феодалов и бояр:образовывался из рабовладельцев, разбогатевших горожан, бывших свободных крестьян. Экономическую основу их богатства-владычества составляла собственность на основное средство производства - землю. Феодалам принадлежали значительные земельные владения, которые обрабатывались зависимыми от них людьми: холопами и челядью невольной. О богатстве княжеского представительства говорится и в письменных источниках. Так, Ипатьевская летопись неоднократно упоминает о дарении в пользу церкви и монастырей значительных земельных угодий и доходов, которые поступали благодаря эксплуатации населения.

В 9-12 веках существовали разные виды феодального землевладения: вотчинное землевладение - владение землей, усадьбой и крестьянами с правом продажи земли, раздела ее и передачи по наследству и поместное землевладение - система передачи земли во временное владение за службу без права получения в наследство. Имущественное положение и происхождение определяли характер взаимоотношений между феодалами, их соподчинение. На вершине феодальной иерархии стоял великий князь, затем шли князья-владельцы отдельных крупных земель-княжеств, их еще назвали «отчинами». За ними шли феодалы - владельцы больших и малых поместий (бояре). Некоторые из мелких феодалов впоследствии шли на службу к богатейшим, становились их вассалами. В11-13 веках кроме светского, на Беларуси существовало и церковное землевладение, которое в сравнении с княжеским землевладением не передавалось по наследству.

К классу феодально-зависимых людей относились крестьяне-данники или как они упоминаются в других источниках свободные общинники - «люди» - категория населения, не находящаяся в зависимости от отдельных феодалов, а выполняющая определенные повинности и вносящая феодальную ренту непосредственно в пользу государства. Они вели свое собственное хозяйство и обязаны быоли внсить в пользу центральных и местных органов управления определенную дань (форма феодальной эксплуатации со стороны князей, бояр(дружинников). Эта категория населения сохранила свою независимость до 17 века, особенно на терриитори бассейна Западной Двины, Днепра, Сожа и Припяти. В 16 века крестьянами-данниками продолжали оставаться жители Кричесвкой, Пропойской, Мозырьской, Бобруйской, Могилевской и других волостей.

Формы и размеры крестянских повинностей были разнообразными. Они зависели от степени развития феодальных отношений, условий хозяйственной деятельности. Выплата дани была связана с такими повинностями как полюдье, повоз и другими. Чаще всего были известны случаи смешанных повинностей.

Дань собиралась с населения путем периодического объезда князя и его дружины подвластных ему земель. Про этот процесс в свое время свидетельствовал современник великого киевского князя Игоря византийский император Константин Багрянородный.

Челядь - общий термин, которым в 11-13 веках обозначалось феодально-зависимое население. Раньше им обозначали лично несвободных людей. На территории Беларуси эта категория населения была задействована в хозяйственных делах отдельных феодалов, великокняжеских и государственных поместьях и сохранилась до 17 века.

Источники образования класса феодально-зависимых людей:
- в результате имущественного расслоения крестьян, которые обеднев, оказались в долговой кабале.
- в результате насильного принуждения бывших свободных общинников выполнять повинности в пользу феодала или государева.
- в следствии оседлости холопов и других несвободных людей на земле.

Источник образования невольного населения - плен, самопродажа в неволю, происхождение от невольных, наказание за совершенное преступление, невыплаченные долги.

Свободные городские жители – это купцы и ремесленники, которые владели собственными мастерскими и владели земельными поместьями, работы в которых велись зависимыми от них крестинами и челядью невольной.

Не только крестьяне, но и жители городов попадали в феодальную зависимость и выполняли в пользу государства многие повинности. Среди ремесленных изделий, которые археологи находят во время раскопок, нередко встречаются предметы с клеймом. На городище Волковыска были найдены кирпичи княжескими и церковными клеймом. Значит ремесленники работали на князя и на церковь, возможно, отдельно друг от друга.

Итак, на территории Беларуси в 9-12 веках складывалось общество, где феодальный уклад постепенно стал преобладать над другим.

Что касается политического строя сложившихся государств, то он также проходил процесс становления. Управление в княжествах осуществлялось по принципу известной из истории средних веков феодальной иерархии великий князь — удельные князья — бояре. Они создали местную администрацию — в волости или погосты назнача¬лись зависимые от князей тысяцкие, вирники и тиуны. Крес¬тьяне и мещане удерживались в повиновении с помощью военной силы княжеских дружин. Бояре и дружинники со¬ставляли думу при князе. Важнейшим органом самоуправле¬ния в ряде городов (Полоцк, Витебск) было вече. Особенностью общественно-политического строя Туровского княжества было наличие в городе и князя, и посадника, что было еще характерно только для Новгорода Великого. Отсюда следует, что каждое древнее государство имело свой политический центр, стольный, или старейший город. По его имени называлось все государство и его население - полочане, дручане, лукомляне, меняне, берестейцы - все это свидетельствовало о политической, культурной и хозяйственной значимости столицы. Высшими органами власти были князь, княжеский совет и вече. Функции органов центрального управления выполняли некоторые должностные лица: посадник, тысяцкий, подвойский, ключник, тиун и другие, а также высшие представители православной церкви - епископ и игумен (настоятель).

В начале этого периода термина «государство» не существовало и не употреблялось. В 9-12 веках чаще всего использовался термин «земля», «город», «княжество». Каждая «земля» имела свой политический центр - славный город. В этот период преобла¬дали мелкие государства-княжества, которые по мере раз¬вития феодальных отношений объединялись под протекторатом более сильных княжеств или сливались с ними как на основе добровольных соглашений, так и по принуждению. Высшими органами были князь, совет (рада), вече (сейм). Функции дворцово-вотчинных органов выполняли тиуны, ключники, тысяцкие, войские, а местные органы были пред¬ставлены наместниками, волостелями и старцами.

По форме правления княжества были монархией. Князь был главой государства и дворцовой администра¬ции. Имея право решать все вопросы, важнейшие из них (сбор дани, ополчения, организация военного похода и т.п.) он решал только после обсуждения в совете или на вече, т.е. власть монарха была ограниченной. К тому же князь должен был учитывать и мнение представителей право¬славной церкви: епископа, игумена.

Идеологической основой существующей власти было православие. Церковь и духовенство активно участвова¬ли в политической жизни государства и общества, со¬средоточив в своих руках вопросы образования, брака, семьи, опеки и нравственности.

5.9. Формирование Великого княжества Литовского

Дальнейшее развитие производительных сил в конце 12 века, упрочение феодальных производственных отношений вызвали углубление общественного разделения труда. Это объективно повлекло за собой ускоренное развитие городов и торговли, что, в конечном счете, предопреде¬лило процесс ликвидации обособленности государств-кня¬жеств и их объединение.

Наряду с внутренними экономическими причинами объединение государств-княжеств было ускорено неблагопри¬ятной внешней обстановкой, сложившейся в Восточной Ев¬ропе в связи с начавшейся в первой половине XIII в. агрес¬сией с северо-запада католических орденов крестоносцев и меченосцев, а с юго-востока - татар. В силу указанных причин и того, что соседние бело¬русские, литовские, украинские княжества с древнейших времен находились в постоянных торговых и политиче¬ских отношениях (общность торговых путей, культуры, религии, неоднократные совместные военные действия), объединение государств-земель поддерживалось всеми слоями общества, в том числе и крестьянством, которое больше всего страдало от феодальных междоусобных войн и внешней агрессии.

Процесс становления Великого княжества Литовского как суверенного государства начался в конце ХП в. с объединения некоторых белорусских и литовских княжеств, и продолжал¬ся в ХШ-XTV веках, когда в его состав вошли украинские и некоторые русские княжества. Столицей нового славянского государства в ХП-ХШ вв. был Новогрудок, а с XIV в. - Вильно. Территория Великого княжества Литовского составляла 900 тыс. кв. км. Границы его на севере соприкасались с Ливонией, Псковской и Новгородской землями, на востоке - с Мос¬ковским и Рязанским княжествами, на юго-востоке - с Золо¬той Ордой, на юге - с Крымским ханством, на юго-западе - с Молдавским государством, на западе - с Польшей, на северо-западе - с Орденом крестоносцев.

Государственное устройство и административно-территориальное деление сложилось не сразу, а по мере формирования самого государства.

В ХП-ХШ вв. территория делилась на две части: цент¬ральную (главную), земли граничащие (прислушивающи¬еся). Центральную часть (политическое ядро государ¬ства) составляли Ошмянская, Браславская, Берестейская, Виленская, Вилкамирская, Волковыская, Городенская, Клецкая, Кобринская, Копыльская, Лидская, Менская, Мстиславская, Несвижская, Новоградская, Пинская, Речицкая, Слонимская, Слуцкая, Трокская, Туровская и Упитская земли, в истории известные под общим терми¬ном «Литва».

К землям прислушивающимся относились Витебская, Волынь, Жмудь, Киевская, Подляшье, Подолье, Полоц¬кая, Смоленская, Чернигово-Северская и др.

В центральной части Великого княжества Литовского располагался основной массив государственных велико¬княжеских земельных владений, а также владения круп¬ных феодалов. Эта часть государства имела большую плот¬ность населения, с которого взымалась основная часть го¬сударственных налогов и из которого формировалась боль¬шая часть армии. В этой части государства находились и высшие органы государственной власти.

Земли, образовавшие Великое княжество Литовское, сохраняли свои прежние границы. Усложнение административно - территориального деления произошло при вступ¬лении на престол Альгерда (1345-1377 гг.), когда цент¬ральная часть в силу внешних причин была разделена на два военно административных округа - Виленский и Трокский Сохранение в Великом княжестве Литовском пре¬жнего государственного устройства земель, анализ их правового статуса и взаимоотношений князя Великого княжества Литовского с местными князьями позволяют утверждать, что в этот период земли-княжества пользо¬вались широкой автономией.

С 15 века основными административно-территориальными единицами, на которые делилась территория ВКЛ были воеводства и поветы. В 1413 году были образованы первые воеводства - Виленское и Трокское. В 1503 году появляется Витебское, Полоцкое, в 1507 -Новогрудское. Реформа 1565 года привела территорию ВКЛ к единообразию. На белорусских землях были образованы Берестейское воеводство с делением на поветы: Берестейским, Пинским, Витебское - с поветами Витебским и Оршанским, Минское воеводство с поветами Речицким, Мозырьским, Мстисталвкое и Полоцкое воеводства без деления на поветы. Новогородское воеводство было разделено на Новогородское, Волковыское, Слонимскиое. В Вилейское воеводство вошли поветы Ошмянский и Браславский, в Трокское - поветы Городенский и Лидский, в Киевское - Брагинский повет. Такое административно-территориальное деление просуществовало без особых изменений до конца 18 века.

Местное управление белорусскими территориями отличалось собственными особенностями:
- на этих территориях предусматривалось ограничение судебной власти великокняжеских заместителей и воевод.
- функционирование местных вече.
- право полоцкого и витебского боярства занимать все должности местного управления. Возможно, именно поэтому из Подвинья выходит абсолютное большинство родов белорусского происхождения, представители которых занимали руководящие посты в как в местных, так и в центральных органах управления ВКЛ.

Таким образом, ВкЛ в состав которого вошли белорусские, литовские княжества, начало складываться в 12 веке. На протяжении 13-14 веков к нему были присоединены украинские и русские земли.

Таким образом, на протяжении более ста лет создавалось великое государство в Центральной и Восточной Европы, представляющее собой своеобразную федерацию земель так называемых "Литвы " и "Руси".

Под воздействием развития феодальных отношений социальная структура общества усложни¬лась: помимо оформления основных классов - феода¬лов и феодально-зависимого населения - сложилась но¬вая социальная общность - феодальное сословие - шлях¬та, духовенство, мещане; возникли новые социальные груп¬пы населения (крестьяне осадные, крестьяне-бояре, ме¬щане городов с магдебургским правом, паны хоруговные и др.).

Великий князь не принадлежал ни к одному из фео¬дальных сословий, но его правовой статус был самым вы¬соким: он обладал всей полнотой имущественных и лич¬ных прав, а также обладал большим объемом политичес¬ких прав.

Особенностью общественного строя Великого княже¬ства Литовского являлось наличие различного статуса православных и католических феодалов, православного и католического духовенства, что создавало дополни¬тельную социальную напряженность в обществе.

Вопрос о консолидации складывающегося сословия шляхты был разрешен Привилеем 1432 г. Он уравнял в правах феодалов православных с феодалами-католика¬ми, тем самым заложив основу юридического оформле¬ния сословия шляхты, объединив в этом сословии всех феодалов независимо от вероисповедания. Именно в XV в. окончательно в писаном праве закрепляются привилегии класса феодалов и оформляется правовой статус шлях¬ты. Привилей Казимира 1447 г. значительно расширил права и привилегии шляхты.

Что касается духовенства, то правовое его оформле¬ние как сословия началось с принятия Привилея от 22 фев¬раля 1387 г., когда имения и проживающее в них феодаль¬но-зависимое население освобождаются от податей и по¬винностей в пользу государства. Более того, различные ка¬тегории населения, проживающие на землях, принадлежа¬щих католическому духовенству, изымаются из юрисдик¬ции государственных судебных органов и передаются в ве¬дение церковных судов.

Крестьяне, как и прежде, составляли основную массу феодально-зависимого населения, но правовое положе¬ние их значительно ухудшилось. Произошло правовое оформление их крепостной зависимости, усилилась экс¬плуатация, увеличилось число частновладельческих кре¬стьян. Крестьяне в зависимости от повинностей делились на тяглых, осадных, данников, слуг, огородников; в зави¬симости от принадлежности - государственных, церков¬ных и помещичьих; по степени феодальной зависимости -непохожих и похожих.

Особую роль в закрепощении крестьян сыграл обще¬земский Привилей Казимира 1447 г. Согласно арт. 12 феодал получил право суда над своими крестьянами, т.е. частновладельческие крестьяне были исключены из юрисдикции государственных органов и отданы в полную власть феодала. Артикул 11 устанавливал запрет на пе¬реход частновладельческих крестьян в разряд государственных и наоборот.

Идея полного бесправия рабов (холопов, челяди не¬вольной) продолжала господствовать в праве, которое не признавало челядь невольную субъектом права.

Значительные изменения произошли и в правовом по¬ложении городского населения, которое оформилось в привилегированное сословие. Этому способствовало не только дальнейшее развитие феодальных отношений, но и распространение на территории Великого княжества Литовского магдебургского права путем выдачи вели¬кими князьями грамот, закреплявших различные приви¬легии лицам конкретного города, четко определяющие их обязанности и взаимоотношения с государственными органами.

Мещане, проживающие в городах, не имеющих привилея на магдебургское право, хотя и относились к приви¬легированному сословию, но были в худшем положении, ибо как и феодально-зависимые крестьяне находились под властью либо государства, либо частного феодала (кня¬зя, пана, боярина, монастыря, церкви). Но горожане, не¬зависимо от правового статуса, одновременно были и по¬датным феодально-зависимым населением.

К богатым мещанам относились купцы и ремесленни¬ки, а положение большей части мещан было почти таким же, как и феодально-зависимого крестьянина. В самом же худшем положении, которое напоминало положение челяди невольной, были паробки и наймиты.
В силу развития и укрепления феодальных отношений в обществе ускорился процесс не только установления различной правоспособности для простых людей и фео¬далов, но и формирования новой социальной общности -сословия. Значимую роль в формировании светского со¬словия шляхты сыграли общеземские грамоты (привилеи), которые выдавались великими князями в 1387, 1413, 1432, 1434, 1447 гг.

Тема 6. Система высших и местных органов власти ВКЛ в 14 - 16 в.в.

6.10. Государственный строй ВКЛ в 14-16 в.в.

Великое княжество Литовское по форме правления представляло собой феодальную монархию. В период формирования своей территории система управления Великим княжеством Литовским была построена по принципу вассалитета. Во главе государства стоял государь, который назывался великим князем, реже - королем. Первый титул короля носил Миндовг после ко¬ронации в Новогородке в 1253 г. Правовой статус монар¬ха Великого княжества Литовского в ХШ-ХУ вв. харак¬теризовался концентрацией в его руках широких власт¬ных полномочий. Он командовал вооруженными силами, управлял внешней политикой, выдавал грамоты и другие правовые акты, осуществлял контроль за управлением финансово-хозяйственной деятельностью. Но власть ве¬ликого князя не была абсолютной и ограничивалась вер¬хами класса феодалов, некоторые из них входили в со¬став рады ВКЛ. Владея огромными землями, имели боль¬шое количество вассалов - зависимых людей. Кроме того, власть великого князя ограничивалась сеймом.

Осуществляя свою власть, князь опирался на долж¬ностных лиц центрального и местного управления, а так¬же других крупных феодалов, которые были его ближай¬шими советниками - составляли его раду. В раду входи¬ли ближайшие родственники великого князя, некоторые князья-вассалы, должностные лица центрального и даже местного государственного аппарата. В состав рады по должности входили и представители духовенства.

Сойм, как законодательный орган, берет начало с древ¬нейших вечевых собраний, которые при феодализме пре¬вратились в сословно-представительные органы. Кроме того, соймом назывались и другие собрания, например, собрание жителей города или поветовой шляхты. На заседания сойма приглашались все епископы, князья вассальных княжеств, должностные лица центральных и местных органов уп¬равления, а также феодалы, которые пожелали присут¬ствовать. Порядок созыва и работы сойма до XVI в. ре¬гулировался не законами, а обычным правом. Решения на сойме принимались, как правило, государем и радой. В XVI в. законодательные функции сойма и феодалов, на нем присутствующих, чуть увеличились, однако все ре¬шения готовились руководящими верхами - государем и радой.
К высшим служебным особам относился маршалок. Он следил за сохранением порядка и этикета при дворе великого князя, старшинствовал на заседаниях сойма и рады, объявлял решения государя, сойма и рады, осуще¬ствлял правосудие в отношении особ, виновных в преступ¬лении в месте присутствия государя или на сойме.

Помощником князя в командовании армией были гет¬ман, воевода, которые могли осуществлять суд над под¬чиненными. Позднее воеводами начали называться руко¬водители местной администрации. Финансовые вопросы были в ведении подскарбия земского. Функции дворцо¬вой администрации исполняли коморники, ведавшие иму¬ществом князя; стольники, мечник и др. должностные лица.

В XVI в. интенсивно развивается государственный ап¬парат: усложняется структура, увеличивается числен¬ность, унифицируются местные органы, происходит цент¬рализация. Именно во второй половине XVI в завершает¬ся процесс складывания и правового закрепления основ¬ных звеньев государственного аппарата.

В XVI во главе государства, как и прежде, стоял монарх (господарь, Великий князь литовский, король польский). В соотвествии с преамбулой Статута 1529 года должность господаря была выборной. При избрании господарь заключал ряд-договор, в котором содержались обещания (со¬блюдать прежние законодательство страны, новые нор¬мативные акты принимать только с панами-радами, со¬хранять прежние права и льготы различных категорий населения и прежнее должности (врады) - Статут 1529 г., разделы I и III. Власть господаря была весьма ограниченной, т.к. он не обладал единоличной властью: любые важные вопро¬сы решались обязательно с участием панов радных.

В XVI в. на престоле ВКЛ сменилось 5 великих кня¬зей: Александр I (1492-1506 гг.), Жигимонт (Сигизмунд) I Старый (1506-1548гг.), Жигимонт (Сигизмунд) II Август (1544-1572 гг ), Стефан Баторий (1575-1582 гг. ) и Жигимонт (Сигизмунд) III Ваза (1587-1632 гг.).

Вторым по значительности высшим органом была Рада -постоянно действующий коллегиальный орган, который фактически осуществлял реальную власть в государстве. В состав Рады входили крупные светские феодалы - паны радные, католические епископы (в первую очередь Вилен-ский и Жмудский) и лица по должности (канцлер, гетман земский, маршалок земский, маршалокдворный, подскар-бий земский и ряд других должностных лиц). Численный состав Рады законодательно не был определен, а на прак¬тике колебался от трех до сорока человек в зависимости от важности рассматриваемых вопросов. Компетенция Рады была столь широкой, что фактически ни один воп¬рос, относящийся к компетенции различных высших ор¬ганов, не решался без его обсуждения в Раде

Сейм ВКЛ как сословно-представительный орган окон¬чательно сформировался именно в XVI в. В него входили представители шляхты, избираемые ежегодно от каждо¬го повета по одному человеку. Но в работе сеймов поми¬мо послов, избранных от шляхты, принимали участие гос-подар, паны-радные, католические и православные епис¬копы и лица, занимавшие высшие и местные рады.

По мере накопления опыта работы постепенно законода¬тельно закрепляется порядок рассмотрения судебных дел на Сейме (арт.5 р.VI Статута 1529 г), определяется исклю¬чительная его компетенция (арт. 12 р.III Статута 1566 г.). Четко установленных сроков созыва Сеймов, места и про¬должительности их проведения не было. Они собирались по мере необходимости в разных городах (Вильно, Грод¬но, Слониме и др.) и могли продолжать работу в течение нескольких дней или месяцев, но чаще всего - в течение 2-4 недель.

Особенностью государственного аппарата ВКЛ явля¬лось отсутствие коллегиальных отраслевых органов управления. Вместо них была создана довольно широ¬кая система высших и дворных должностей, основанных на принципах единоначалия, назначения, кормления, пер¬сональной ответственности, совмещения должностей и др. Например, Николай Радзивил в начале XVI в. занимал од¬новременно две государственные весьма значимые долж¬ности: земский маршал и воевода трокский, а затем канц¬лер и воевода виленский; а Юрий Радзивил в 30-х годах XVI в. - четыре должности: великий гетман, староста гродненский, наместник мозырский, державца лидский, скидальский, белицкий.

Среди высших должностных лиц государственного ап¬парата следует назвать канцлера, который заведывал го¬сударственной канцелярией и был хранителем большой государственной печати, без которой ни один норматив¬ный акт не имел юридической силы. Он активно участво¬вал в разработке нормативных актов, следил за учетом всей входящей корреспонденции, поступающей на имя господаря (жалобы, прошения, донесения, судебные дела и т.д.). В его подчинении был большой штат должностных лиц (врадников): подканцлер, писари, дьяки и др. Важ¬нейшую роль в системе государственного аппарата зани¬мал земский маршал, в обязанности которого входили контроль за соблюдением этикета при дворе господаря и охрана порядка не только во дворе великого князя, но и в любом месте его нахождения. Он руководил приемом послов, просителей с челобитными на имя государя, мог председательствовать на заседаниях вального Сейма и Рады при отсутствии господара, Виленского и Жмудско¬го католических епископов; осуществлял рассмотрение судебных дел, связанных с совершением правонарушений во время работы Сейма, и решал ряд других вопросов.

Все финансово-хозяйственные вопросы и государствен¬ная казна были в ведении земского подскарбия. Он ведал доходами и расходами государственной казны, сдачей в аренду государственного имущества, осуществлял общее управление всем государственным имуществом и т. д Его ближайшим помощником был дворный и подскарбий и множество скарбников, ревизоров, сборщиков налогов и т.д., ведающими по его указанию отдельными вопросами хо¬зяйственно-финансовой деятельности. Вооруженные силы ВКЛ были в ведении гетмана наи¬высшего (земского, великого). Он не только командовал войском и организовывал оборону или военный поход, но ведал вопросами сбора войска, его комплектованием, снабжением. В его подчинении были гетман польный, гет¬ман дворный, воеводы, каштеляны, поветовые старо¬сты и другие должностные лица. Численность дворных врадов (должностей) была еще больше, чем земских, а их специализация - более узкой. Например, дворный подчаший, дворный подстолий, ко¬нюший, постельничий, крайний, кухмистр, мечник, лов¬чий, ключники, подключив, стольники, чашники и т.д.

В государственном строе Великого княжества Ли¬товского, составной частью которого являлась и Бела¬русь, произошли значительные изменения под воздействи¬ем объективных и субъективных причин. Завершился про¬цесс складывания территории государства, унификации его административно-территориального деления в резуль¬тате проведенной в 1564-1566 гг. административной ре¬формы, что в итоге привело к окончательному оформ¬лению централизованного государства. Вся территория государства была разделена на 13 воеводств, которые в свою очередь делились на поветы. Воеводства были раз¬личны как по территории, так и по количеству населения, имея неодинаковое число поветов (от одного до пяти).

Централизованное государство сложилось, как и во многих других странах мира, в форме сословно-представительной монархии. Для нее характерно наличие монар¬ха, власть которого ограничена, и сословно-представительных органов, которые, как правило, совместно решают наиболее важные вопросы как внутренней, так и внешней политики. Поскольку эта форма правления всегда озна¬чает более высокий уровень развития феодальной демок¬ратии, то все аспекты создания и функционирования сословно-представительных органов Великого княжества Литовского, их взаимоотношений с государем и его администрацией находят правовое закрепление. Но это проис¬ходит не сразу, а постепенно, по мере накопления опыта работы и диалектического процесса складывания самих сословно-представительных органов - великих вольных сеймов и поветовых сеймиков, - о чем свидетельствуют нормы Статутов ВКЛ 1529, 1566, 1588 годов.

6.11. Органы местного управления и самоуправления на территории ВКЛ 15-16 ст.ст.

Местные органы управления в 14 столетии преимущественно возглавлялись князьями-вассалами, воеводами, наместниками, тиунами. Более узкие вопросы в области управления решали ключники, городничие, лесничие Коллегиальными органами на местах оставались сходы, вече, соймы, копы, которые ре¬шали важные актуальные вопросы в 16 столетии эта система приобретает четкие формы.

Система местных органов власти и управления сло¬жилась не сразу, а постепенно, и ее унификация произош¬ла в результате проведенной в 1564-1566 гг. администра¬тивной реформы, в ходе которой вся территория ВКЛ была разделена на 13 воеводств и 30 поветов. Последние в свою очередь состояли из волостей, сел и городов.

Во главе воеводства стоял воевода, назначаемый по¬жизненно господаром и Радой. Компетенция его была ши¬рокой. Он осуществлял военные, полицейские, админист¬ративные и хозяйственные функции, опираясь на много¬численный штат местных должностных лиц, находящих¬ся в его подчинении (подвоевода, каштелян, тивуны, ключники, лесничие, мостничие и др.).

В повете главой администрации был поветовый старо¬ста, компетенция которого была аналогичной компетен¬ции воеводы. Помощниками поветового старосты были подстароста, хоружий, ключники, конюшие, лесничие, мостничие, тивуны и др.

Особенностью местного управления в воеводствах и поветах ВКЛ было наличие сословно-коллегиальных ор¬ганов - сеймиков (сеймиков), в работе которых могли принимать участие не опороченные ничем шляхтичи, про¬живающие в данном воеводстве или повете.

Как правило, поветовые сеймики собирались ежегод¬но, рассматривая вопросы общегосударственного и местного значения (размер местных податей, выбор местных судей и других лиц поветовой администрации, составляли инструкции-наказы для своих представителей, посылае¬мых на вальный Сейм, заслушивали отчеты о работе по¬ветовых врадников и т.д.). Законодательное оформление порядок созыва поветовых сеймиков и их компетенция по¬лучили в Статуте 1566 г. (арт.5 раздела Ш).

Что же касается управления в городах, то особых из¬менений здесь по существу в организации управления не произошло, но количество городов, получивших привилей на магдебургское право, значительно увеличилось. Право на самоуправление получили в XVI в. такие горо¬да как Новогрудок в 1511 году, Слоним в 1531 г., Речица в 1561 г., Радошковичи в 1569г., Могилев и Мозырь в 1577 г., Пинск в 1581 г., Витебск в 1597 г. и др.

Несколько проще по структуре выглядела админист¬рация в волости, возглавлял которую в XVI в. державца. Ему подчинялись сельские войты, сотники, сорочники, десятники, старцы, дьяки, детские и другие лица ад¬министрации власти.

Вся деятельность местной администрации была под постоянным контролем высших и дворных врадников отрас¬левого управления, посылавших на места с целью конт¬роля специальных должностных лиц (ревизоров, сборщи¬ков налогов, референдария, инстигаторов и др.).

Непосредственное управление в селах осуществляли старцы, сотские, десятники

В годы средневековья белорусские города были центрами ремесла, торговли, культуры, админист¬рации и оборонительных сооружений. В XIV-XV вв. мно¬гие из них получили право на самоуправление, так назы¬ваемое магдебургское право (от названия немецкого го¬рода Магдебург, который в XIII в. получил право на са¬моуправление).

Привилеи на самоуправление, которые выдавались за подписью великого князя, не противоречили традицион¬ному местному праву, а позже - белорусским законам и тем более не отменяли их. Они только расширяли и обо¬гащали обычное право. Магдебургское право было свое¬образной частью законодательства Великого княжества Литовского. Поскольку не все белорусские города име¬ли магдебургское право, то наличие его можно назвать еще и отличительной чертой белорусского городского права.

Первым на территории Беларуси магдебургское право получил Брест (1390), потом Гродно (1391), Слуцк (1441), Высокое (1494), Полоцк (1498), Минск (1499). До второй половины XVII в. магдебургское право получили почти все более или менее значительные города и местечки (бо¬лее 50). Этому способствовало то, что ВКЛ постоянно подвергалась нападениям, и государство было заинтере¬совано в преобразовании городов в форпосты своей обо¬роны. Получая магдебургское право, мещане в случае войны выходили охранять не только государство, но и свою «городскую независимость», свою свободу.

По магдебургскому праву вместо многочисленных натуральных повинностей горожане платили один денежный налог, размер которого был четко определен. Они осво¬бождались от суда и власти великокняжеских чиновни¬ков, что в значительной мере укрепляло неприкосновен¬ность имущества и свободу экономической деятельности горожан. Горожане могли заниматься ремеслом, торгов¬лей и земледелием, выбирать городской орган власти -магистрат, ратушу, создавать ремесленные объединения -цехи. Предусматривались и определенные льготы в обла¬сти торговли. Так, мещане Полоцка, Вильни и других го¬родов с магдебургским правом освобождались от торго¬вых пошлин на территории всего Великого княжества Литовского. Города с магдебургским правом в отличие от обычных городов имели право до 4 раз в год прово¬дить ярмарки, на которых приезжие купцы должны были продавать товар только оптом, от чего город имел опре¬деленную выгоду. Великий князь был заинтересован в переходе городов на самоуправление и укреплении их эко¬номического положения: чем богаче был город, тем ста¬бильнее налоги поступали в государственную казну. Кро¬ме того, жители городов с магдебургским правом за пре¬доставленные им гражданские права возлагали на себя дополнительные обязанности, в частности, ремонтировать и обновлять за свой счет оборонительные сооружения, что также было выгодно государству.

Согласно Привилею на магдебургское право в городе создавались органы самоуправления, независимые от воевод и старост. Городское управление - магистрат, рату¬шу - возглавлял войт из шляхты или богатых мещан, на¬значаемый великим князем. Это был выборный орган са¬моуправления. Он собирал налоги, выполнял судебные функции, управлял общественными работами, осуществ¬лял контроль за торговлей, принимал в городскую об¬щину новых мещан и т.д.

Магистрат (ратуша) состоял из 2-х структурных час¬тей: городской рады, куда входили 12-20 мещан-радцев, избираемых из законорожденных, проживающих в горо¬де, богатых мещан. Не выбирались нехристиане, бедня¬ки, калеки и чужаки. Радцы из своей среды избирали 2, 4, б бурмистров, которые и руководили повседневной текущей работой рады; лавы, куда помимо войта, вхо¬дили избираемые лавники. Лава действовала чаще всего как судебный орган, рассматривая уголовные дела, а рада и управляла городом, и рассматривала гражданс¬кие дела мещан.

При органах самоуправления находились и другие должностные лица.

Тема 7. Государственно-правовые отношения ВКЛ с Польшей.

7.12. Становление униатских отношений между ВКЛ и Польшей.

Находясь в центре Европы и имея границы со многими феодальными государствами, Великое княжество Литовское осуще¬ствляло активную внешнеполитическую деятельность на основе принципов, принятых в тот период в международных отношени¬ях. В зависимости от многих внутренних и внешних обстоятель¬ств ВКЛ либо вело оборонительные войны, либо совершало за¬хватнические военные походы, либо заключало торговые и политические соглашения, часто прибегая к заключению династических браков и организации совместных военных походов. Так, в 1363 г. войска Великого княжетсва Литовского одержали победу над татарами в битве на реке Синяя Вода. В 1385 г. был заключен династический брак великого князя Ягайло с польской королевой Ядвигой; в 1410 г. войска ВКЛ участвовали вместе с русским и польским войсками в Грюнвальдской битве, где были разбиты войска Тевтонского ордена, и т.д. В силу перечитсленных и многих других обстоятельств наиболее интенсивно у Великогокняжества Литовского развива¬лись отношения с Польшей, унии с которой получили законода¬тельное оформление и в конечном итоге чего во второй половине XV в. привели к образованию нового славянского государства — Речи Посполитой, которая по форме государственного устройства была конфедерацией. И если первые унии 1385 и 1413 гг. носили персональный характер, то уния 1569 г. — общегосударственный. Однако именного Кревская и Гродельские унии явлились предпосылкой заключения последней Люблинской унии.

Реализация польско-великокняжского союза конкретно началась в 1385 году, когда Ягайло получил предложение по поводу брака с польской наследницей - Ядвигой. В ответ на это предложение Ягайло обещал выполнить ряд обязательств: на совещании польских послов в Креве он обязался принять католическую веру со своими братьями, родственниками, народом литовским, знатным и простым, давать деньги своего государства на нужды Польши и помочь Польше получить отобранные у нее южные территории, заплатить отступную Вильгельму Австрийскому в сумме 200.000 флоринтов и на вечное время присоединить Литовское государство к Польше. Польша в ответ обещала Великому княжеству помочь в борьбе с крестоносцами. Период 1385-1387, когда Ягайло стал королем Польским и великим князем литовским, принял католичество, можно считать временем изменения политико-правового положения ВКЛ. Со стороны великого княжества эта уния должна была помочь не только в борьбе с крестоносцами но и укрепить положение великокняжеской власти. На основе этих условий 15 августа 1385 года было подписано историческое соглашение с Польшей, известное под названием Кревская уния. Со стороны Литвы унию подписали Ягайло, все его братья, в том чисел и Витовт.

В 1386 в городе Крево (нынешняя Сморгоньщина Гродненской области) были оглашены следующие условия этого договора- соединения Польши и ВКЛ: король и великий князь в соединенных государствах должен быть один – сначала это был Ягайло, а затем его наследник, простой потомок его и Ядвиги. Внешние дела, касающиеся двух государств, в том числе обороны территории осуществляются совместного ВКЛ и Польшей. Внутреннее управление в государствах оставалось раздельным: в Польше и в ВКЛ - свое войско, свои деньги, свое правительство. Ягайло должен был принять католичество и распространить его на всю Литву. Так состоялась первая уния ВКЛ с Польшей. В 1386 году на Люблинском сейме Ягайло был избран польским королем. В том же году он принял католичество и в Кракове получил имя Владислав.

Условия унии были на руку польской знати, однако не удовлетворяли интересов ни княжеских, ни литовско-белорусских феодалов, ни в том числе соседних западно-русских. Во-первых, потому, что уния являлась прямой инкорпорацией ВКЛ с состав Польши, удельные князья становились вассалами Польши и теряли свою самостоятельность, а русский князья явно опасались дальнейшего распространения католичества на новые территории.

Иногда эта уния рассматривалась как династично-персональная и не меняющая юридической базы двух государств. Однако по тексту этого соглашения юридически литовские земли на вечное время присоединялись к Польской короне, и даже прекращалось независимое существование великого княжества, ведь после унии все литовские князья должны были принять присягу на верность короне Польской, а литовские католики получали тоже право собственности, что и польские. Так обстояло дело с юридической стороны. Однако фактически обстоятельства сложились иначе. На деле все было не так. Уния была осуществлена на бумаге, а не в жизни. ВКЛ и Польша еще долго будут жить своей личной жизнью. Другое дело, что эта уния открывала дорогу для польского политического, культурного и социального влияния. То, что жизнь ВКЛ после 1386 года в основном не изменилась видно еще и потому, что акты унии между двумя государствами продолжали писаться еще долгие годы, а повторение актов говорит о том, что они не имели силы в жизни. Если бы акт уни 1386 года был реальным, не пришлось бы вопрос о ней поднимать на дальнейших съездах более чем 10 раз. Из источников известно, что подобный вопрос поднимался на общегосударственных собраниях в 1401, 1413, 1447, 1451, 1453, 1501, 1503, 1564, 1566 и 1567 годах.

Известный исследователь истории государства и права Беларуси И.А. Юхо считает, что известный в исторической литературе текст Кревской унии не настоящий, а позже сфальсифицированный. Он представляется ему актом безоговорочной капитуляции, поскольку все обещания Ягайло представляются ему крайне неосновательными.

С 1386 года Ягайло использует новые политические возможности и начинает католическую экспансию на литовские земли. Акатоличивание затронуло уже интересы не только верхов, но и широких масс православного населения ВКЛ, которое выступало против унии Ягайло с его прокатолической политики.

20 февраля 1387 года Ягайло выдает грамоту, в соответствии с которой литовским феодалам преподносились большие привилегии при условии принятия ими католичества. На православных эти привилегии не распространялись. Согласно привилея 1387 года, православная знать, которая в большинстве своем происходила из белорусско-украинских земель, ставилась в неравное материально-экономическое положение по сравнению с феодалами католического вероисповедания. В грамоте феодальная знать католического вероисповедания получила неограниченные права владения и распоряжения своими владениями, а также освобождалась от всякого рода платежей и повинностей, выполнения ряда государственных повинностей.

В 1413 году был издан Городельский привилей по которому православные князья и бояре дискриминировались в политической сфере. Второй грамотой от 22 февраля 1387 года была оговорена возможность заключения браком между католиками и православными только в случае перехода последних в католичество. Владения католической церкви освобождались этой грамотой от всех налогов и повинностей. Все это содействовало укреплению положения литовских феодалов-католиков в политической жизни государства. Прокатолическая политика Ягайло сыграла роль в формировании оппозиции внутри ВКЛ, особенно на белорусских и украинских землях. Названные постановления вызвали резкое недовольство в среде великокняжеского магнатства. В оппозицию Ягайло стали как православные, что естественно, так и частично католические феодалы, неудовлетворенные явно пропольской политикой монарха. Владислав-Ягайло основал в Вильно епископство и наделили его землями. Во многих городах и селах появляются католические костелы. Первоначальный дар великого князя католическому окружению составлял около 60 деревень. Со временем оппозицию возглавил князь Витовт, который в конце 80-х начале 90:х гг. провозгласил лозунг воссоздания самостоятельного Литовско-Русского королевства, которое противостояло бы, с одной стороны Москве, с другой - Польше.

Очередные переговоры Ягайло и Витовта закончились подписанием в 1413 году Городельской унии в замке Городля над Бугом, где были собраны несколько польских феодалов и 47феодалов-католиков со стороны ВКЛ. В результате их заседания было выдано 3 привилея. Третий привилей, выданный от имени Ягайло и Витовта и явился Городельским привилеем. Он представлял собой документ открытой католической конфессии и имел своей целью не союз двух государств, а распространение католицизма, идеологическое подавление и подчинение народа католическому духовенству. Первых два акта относились к тому, что польские феодалы согласны были поделиться с феодалами-католиками княжеств гордостью носить гербы и, соответственно, того, что княжеские феодалы принимали эти гербы, тем самым, вступая с ними в гербовое побратимство. В отличие от Островского соглашения Городельская уния юридически оформила политическую самостоятельность ВКЛ, но все равно под властью польского короля. В артикуле 2 говорится: паны и шляхтичи после смерти Витовта никогда не 'будут иметь или избирать великим князем и государем, как только король польский и его последователи, посоветовавшись с приемниками и панами Польши и земель Литвы, посчитают за необходимость избрать и поставить.

Говоря про результаты этих союзов, необходимо отметить, что унии содействовали сближению народов ВкЛ, а в его составе и народов Литвы, Беларуси, Украины и Польши, в том числе укреплению и развитию торговых и культурных связей. Особенно важное значение имело объединение военных и материальных средств обоих государств в борьбе с немецкими аккупантами. Благодаря униям были остановлены процессы онемечивания польского народа и колонизация Польши, а победа в Грюнвальде задержала наступление немцев на Восточную Европу. Однако в тоже время унии содействовали расширению католицизма на территории княжества, а в его составе и Беларуси, Украины, Литвы, тем самым, уничтожая народную культуру этого многоэтничного государства. Кроме того, в объединенном государстве постоянно велась борьба между враждующими конфессиями, что в результате привело к ослаблению не только Великого княжества Литовского, но и самой Польши.

В конце 16 века на территории ВКЛ (в составе Речи Посполитой) началась крупная церковная реформа в основе которой лежала Брестская церковная уния - 1596 года - соглашение, подписанное на церковном соборе в Берестье об объединении на территории Речи Посполитой православной и католической церкви. Это соглашение предусматривало признание верховной власти Ватикана и католических учений при сохранении православной обрядности и богослужения_на церковнославянском и родном языках. Соглашение привело к созданию еще одного направления в христианстве - униатства, которое учитывало национальные особенности белорусов в языке, праздниках, обрядах, и т.д. В 18 веке униатство стало самым массовым религиозным течением на белорусских землях.

Лекция 7.13. Развитие федеративных связей между ВКЛ и Польшей.

Правовое оформление Люблинской унии произошло на Люблинском сейме 1 июля 1569 г., где представители двух объединяющихся государств подписали договор-соглашение. В нем указывалось, что Королевство Польское и Вели¬кое княжество Литовское представляют собой единое це¬лое, общую республику. Вместе с тем подчеркивалось, что король Речи Посполитой, одновременно являясь великим князем ВКЛ и Королем Королевства Польского, при вступлении на престол приносит присягу о подтверждении всех прав и привилегий обоих народов, о сохранении всех привилеев и должностей обоих государств. Главная цель Люблинской унии - ликвидация Вели¬кого княжества Литовского как самостоятельного госу¬дарства, что в реальной жизни не была достигнуто. Приня¬тый в 1588 г. Статут совершенно не упоминает о Люблин¬ской унии и, более того, акт 12 раздела 3 четко закреп¬ляет, что получать поместья, занимать духовные и госу¬дарственные должности имеют право только уроженцы ВКЛ и земель, принадлежащих ему, а «чужеземцам и заграничникам, ани суседом того панства» это право не пре¬доставляется".

Это дает основание утверждать, что и после Люблин¬ской унии 1569 года государственно-правовые взаимоот¬ношения ВКЛ и Польши не претерпели существенных из¬менений. Оба государства сохранили свою самостоятель¬ность, а вновь созданные общие органы - господарь и сейм - на компромиссной основе решали лишь небольшой круг вопросов (вопросы внешней политики и единой денежной единицы). А если принять во внимание, что не было созда¬но общих отраслевых органов управления Речи Посполитой, то можно признать, что акт Люблинской унии 1569 г. фактически не был реализован.

Что касается вопроса законности Люблинской унии 1569 г. с точки зрения принципов современного междуна¬родного права, то договор, оформивший ее 1 июля 1569 г., является недействительным в силу того, что ВКЛ подпи¬сало его под воздействием реального насилия, осуществ¬ленного Королевством Польским, т.е. не было свободно¬го волеизъявления одной из сторон.

Таким образом, определенные изменения на территории белорусских земель в составе речи Посполитой произошли и в государственном строе. В связи с образованием Речи По¬сполитой и учреждением общего органа - двухпалат¬ного Вального сейма, нижней палатой которого была польская изба, шляхта Великого княжества Литовско¬го из 170 представителей этой палаты на своих сеймиках избирала 48. До середины XVII в. действовал учрежденный в Великом княжестве новый орган - Генеральный сеймик, который проходил в г. Волковыске или г. Слониме. Он обычно созывался перед вальным сеймом Речи Посполитой. На Генеральном сеймике вырабатывалась инструкция послам, которой они должны были придер¬живаться на вальном сейме при решении вопросов.

С середины XVII в. Генеральный сеймик прекратил созываться, а вместо него был учрежден Генеральный литовский съезд (Вильнюсская, или Виленская, конвокация), выполнявший те же функции, что и Генераль¬ный сеймик.

Принимая во внимание, что во второй половине XVII в. отношения между Короной и Великим княжеством Ли¬товским обострились и все чаще на вальном сейме нельзя было принять решения из-за разногласий, то послы Коро¬ны и Великого княжества Литовского стали во время ра¬боты вального сейма собираться на особые совещания - «сессии народов» для согласования своих позиций по вопросам повестки дня. Этот факт свидетельствует о том, что послы княжества последовательно отстаивали суверенные права и интересы своего государства. Об этом же говорит и то, что с 1673 г было установлено, что каждый третий вальный сейм Речи Посполитой должен проходить в г. Гродно, т е. на территории Беларуси
Однако ущемление суверенных прав осуществлялось медленно, но постоянно, на протяжении ХУП-ХУШ вв. Так, в 1696 г. по постановлению всеобщей конфедерации сосло¬вий Речи Посполитой вводилось делопроизводство только на польском языке, а в 1717г в результате проведения реформы в армии в Речи Посполитой войско княжества было сокращено и не должно было превышать 6200 чело¬век, не считая частных войск отдельных магнатов.

Большое распространение в XVIIIв. в Речи Посполи¬той получили конфедерации (своеобразный съезд еди¬номышленников шляхты). Они создавались либо в под¬держку проводимой королем Речи Посполитой полити¬ки, либо против короля с целью заставить его положи¬тельно решить тот или иной вопрос Конфедерация создавалась, как правило, первоначально в одном воевод¬стве, а другие воеводства присоединялись к ней Если большинство воеводств Великого княжества Литовско¬го присоединялось к конфедерации, то она получала на¬звание Генеральной конфедерации. Члены конфедера¬ции приносили присягу, а акт конфедерации, в котором излагались требования конфедератов, заносился в су¬дебные книги. В каждом из двух государств - Великом княжестве Литовском и Короне - создавалась своя Генеральная конфедерация, которая имела собственные органы, действующие параллельно с государственными (Бальная рада или Общий совет; маршалок конфедера¬ции, военачальники войска конфедерации и др.). Напри¬мер, в марте 1767 г в г Слуцке была образована конфе¬дерация жителей-некатоликов, а в 1768 г. - в г. Баре -конфедерация жителей-католиков Короны в связи с воп¬росом об уравнении в правах православных с католика¬ми Создание конфедераций сопровождалось гражданс¬кой войной, что ослабляло Речь Посполитую.

Таким образом, неспособность государственной вла¬сти Речи Посполитой обеспечить в обоих государствах - Великом княжестве Литовском и Короне - стабильный порядок, привели к трем разделам этого многонацио¬нального славянского государства. В результате Речь Посполитая прекратила свое существование, а террито¬рия Беларуси в конце XVIII в. после трех разделов Речи Посполитой вошла в состав Российс¬кой империи.

Реорганизацию органов государственной власти на территории белорусских земель в составе Речи Посполитой можно представить следующим образом:

Новые органы государственной власти:
1. Генеральный сеймик ВКЛ (до сер XVIIв., в г. Волковыске, Слониме).
2. Генеральный литовский съезд (Вильнюсская, или Виленская, конвокация с середины XVII в )
- реформа армии в 1717 г - только 6200 человек,
- о ведении делопроизводства только на польском языке (1696 г
- о лишении магдебургского права мелких городов и местечек Великого Княжества Литовского (1776 г )
- выбор на магистратские должности в Полоцке только католиков и униатов (1668 г.)

Что касается действующего законодательства Великого княжества Литовского, то основными источниками права в Беларуси и в целом Великого княжества Литовского в соста¬ве Речи Посполитой являлись Своды законов, а также правовые акты носящие различные названия: постановление, гра¬мота и др. Главным нормативным актом территории белорусских земель, регулирующим большинство общественных отношений, продолжал оставаться Статут 1588 года, хотя много раз де¬лались попытки внести в него поправки и изменения. Но они отклонялись. Требовали внесения поправок в Статут представители Польши. Они считали, что статьи, кото¬рые запрещали им занимать должности и покупать земли в Великом княжестве Литовском, противоречат акту Люблинской унии. Вопреки их требованиям Статут оста¬вался без коренных изменений. Вместе с тем принимались новые законы, которые частично дополняли Статут, даже вносили в него небольшие изменения. В 1668 г. был издан закон, по которому за отход от католической веры ви¬новники наказывались конфискацией имущества и изгна¬нием из государства. В 1689 г обвиненный в атеизме Ка¬зимир Лыщинский был по приговору сеймового суда на¬казан смертью. По Уложению 1733 г православные и про¬тестанты были лишены прав быть депутатами вального сойма и судьями Главного трибунала. В результате последующего присоединения восточных районов Беларуси к России в 1772 г. вызвало необходимость внести изменения в по¬рядок рассмотрения дел в Главном суде (Трибунале). По сеймовому постановлению 1775 г. Главный суд должен был проводить свои сессии вместо Менска и Новогрудка только в Вильно и Гродно.

Важнейшим источником права в XVIIIв. стал сборник законов, сеймовых постановлений и других правовых ак¬тов под названием «Книга законов». Первые 6 томов этой книги были изданы в Варшаве в 1732-1739гг. В них было собрано все законодательство Речи Посполитой. Опреде¬ленное значение имели акты, помещенные как дополнение к Статуту 1588 г. Они издавались на польском языке в 1648, 1693, 1744 и 1786 гг. В новом издании Статута» 1786 г. содержался закон об образовании Главного трибунала, алфавитно-предметный указатель (реестр) и не¬которые сеймовые постановления XVIII в.

Наиболее значительные изменения в праве произошли во второй половине XVIII в. В этом плане большую роль сыграл 4-х летний сойм Речи Посполитой, который утвердил Конституцию 3 мая 1791 г. В ней были отра¬жены многие буржуазные принципы организации и дея¬тельности государственного аппарата, прогрессивные по¬ложения касающиеся основных отраслей права.

В результате исследования необходимо сделать вывод, что основными источниками права белорусских земель в составе речи Посполитой являлись: Статут Великого княжества Литовского 1588 г., Конституция Речи Посполитой 3 мая 1797 года, постановления вального сейма Речи Посполитой 1655, 1658, 1661, 1667, 1669, 1775 гг., постановления конфедераций 1768 г.. грамоты короля Речи Посполитой 1662, 1683, 1720 гг.

Тема 8. Источники белорусского феодального права.

8.14.Основные черты феодального права Беларуси.

В 14-15 веках начинает развиваться законодательство, которое постепенно ограничивает обычное право. В первую очередь издаются законы в форме привилеев (грамот), в которых юридически подтверждались права и льготы феодалов и оформлялось правовое положение сословий шляхты, а также закреплялись автономные права некоторых земель, городов, княжеств.

Развитие ремесла, торговли, рост количества городов и городского населения внесли изменения в материальную и духовную жизнь людей, что в свою очередь вызвало необходимость перестройки правовых отношений и самого права. Если до середины 15 века в каждом местном княжестве действовало свое местное право, то в результате всех этих изменений возникла потребность в едином для всего государства праве и приведении его в определенную систему,

Первые попытки систематизации относились к соглашениям между Полоцкой землей и другими землями. Первым же кодексом общегосударственного права был Судебник 1468 года. В нем содержались как нормы обычного права, так и новые правила, относящиеся к уголовному, процессуальному, административному праву. В Судебнике 1468 года уже прослеживается и определенная, хотя еще довольно примитивная систематизация правовых норм. Кодификации подверглись и иммунитетные грамоты, которыми обеспечивались привилегии и льготы для класса феодалов и сословия шляхты, в них же систематизировались и нормы государственного права, обеспечивавшие суверенные права государства и ограничивавшие власть великого князя,

С развитием писаного права и частичной его систематизации возникла необходимость определить, какие нормы поведения людей подлежат регламентации в законе, а какие следует относить к нормам религии и морали, необходимость создать определенную систему его классификации.

Согласно этим идеям в Западной и Центральной Европе все право подразделялось в зависимости от источников на три основные части:
1.Божественное, то есть данное богом в священном писании.
2. Естественное, данное богом всем людям и заложенное в их природе. Считалось, что оно соответствует идеям разума, истины и справедливости, независело от нрмативных госудаственных актов.
3. Человеческе или положительное право, то есть право, созданное людьми. Положительное право подразделяли на публичное и частное, а частное в свою очередь – на отдельные институты: о вещах, о лицах, об обязательствах.

В ВКЛ при систематизации права кодификаторы не придерживались такого деления и выработали свою системы, отличную от римского права.

Феодальное право Великого княжества Литовского как регулятор общественных отноше¬ний интенсивно развивалось под воздействием экономи¬ческих, социальных и политических причин. Для него ха¬рактерны два основных этапа развития.

Первый, «привилейный» этап (ХШ-ХУ вв.), на про¬тяжении которого по мере образования ВКЛ как суве¬ренного феодального государства складывается обще¬земское право, его отдельные отрасли и их институты путем издания великими князьями грамот (привилеев). Нормы их обязательны для всего населения Великого княжества Литовского, в том числе и самих великих кня¬зей, не только издавших грамоту, но и всех последующих князей.

Для «привилейного» этапа развития феодального права характерно то, что правовой обычай как основной источник феодального права в IX - первой половине ХП в. вытесняет¬ся нормативным актом (договор, грамота, постановление сейма).

Второй, «статутовый», этап (XVI век) характеризу¬ется господством общеземского права, которое развива¬ется так динамично, что неоднократно требуется его сис¬тематизация. Это приводит к появлению таких крупных памятников права как статуты Великого княжества Ли¬товского 1529, 1566 и 1588 годов. По своей структуре и содержанию эти статуты могут быть отнесены к своду действующего права государства.

Дальнейшее развитие феодального права в Беларуси в XVI в. происходило под воздействием внутренних и вне¬шних социально-экономических и политических причин. Расширение торговли внутренней и внешней, розничной и оптовой, государственной и частной ускорило рост горо¬дов и дифференциацию городского населения, обуслови¬ло более интенсивную выдачу городам грамот на магдебургское право (Волковыску - в 1503, Новогрудку - в 1511, Слониму - в 1531, Речице - в 1561, Радошковичам - в 1569, Могилеву и Мозыру - в 1577, Пинску - в 1581, Витебску - в 1597 годах и т.д.)

Указанные процессы наряду с другими (более благо¬приятная внешняя обстановка, усиление сословных и внутри сословных противоречий, формирование более совер¬шенного государственного аппарата и др.) содействовали консолидации земель в составе Великого княжества Ли¬товского, унификации их правового статуса во второй по¬ловине XVI в. и в конечном итоге привели к образованию централизованного государства, существование которо¬го невозможно без наличия единого права Именно под воздействием многообразных и разносторонних процес¬сов и причин идет интенсивная правотворческая деятельность государства, цель которой - приспособить феодаль¬ное право к новым более сложным условиям социально-экономического и политического развития страны.

В развитии феодального права Великого княжества Литовского в XVI в. четко проявляются 5 основных тен¬денций, которые как вместе взятые, так и каждая в от¬дельности являются прогрессивными. Происходит изме¬нение в источниках права: основным источником стано¬вится нормативный акт, хотя и правовой обычай во мно¬гих случаях продолжает использоваться при разрешении конфликтов в обществе. Нормативные акты носят раз¬личные названия (привилеи, грамоты, постановления, ус¬тавы, статуты и др.), различны по действию в простран¬стве и по кругу лиц, но все они равны по юридической силе, ибо вводятся в действие от имени великого князя и прини¬маются коллегиально высшими органами государства.

Постановления сейма (общего, вального) принима¬лись на совместном заседании шляхты Великого княже¬ства Литовского и королевства Польского по наиболее важным вопросам внутренней и внешней политики. Так, 1 июля 1569 г. общий вальный Люблинский сейм принял постановление об унии Великого княжества Литовского с Короной Польской, в котором указывались причины объединения двух государств (ст.1), порядок избрания господара (ст.2), его обязанности (ст.5), порядок рас¬смотрения вопросов совместной внутренней и внешней по¬литики (ст.6,10), сохранение прежней системы должно¬стей в каждом государстве (ст.8) и другие положения. Всего 28 статей.

Продолжали выдаваться великими князьями вплоть до проведения административной реформы 1564-1566 гг. подтвердительные областные привилеи. Например, Витебской земле привилеи был выдан в 1503 г., Полоцкой земле в1511 г. В областных привилеях закреплялись автономные права данной земли (право населения на свой местный суд, администрацию, финансы и др.). В них власть князя и воеводы была ограниченной. Так, в привилее Полоцкой земле великий князь не мог вмешивать¬ся в дела местных церквей, назначать воеводу без со¬гласия полочан, дарить земли полоцкие и полочан врадникам за службу и т.д. Жители Полоцкой земли имели ряд существенных привилегий (льгот), освобождались от подводной повинности и пограничной службы, не пла¬тили торговые пошлины, свободно могли выезжать за пределы Полоцкой земли, судиться только в своих мес¬тных судах, состоящих из полочан, и по праву Полоц¬кой земли; подавать жалобы непосредственно князю. В грамоте указывались и обязанности полочан: военная служба, уплата серебщизны и судебной пошлины и не¬которые другие.

Волостные привилеи, как правило, выдавались по просьбе жителей волости, расположенной на государ¬ственных (великокняжеских) землях в связи с произво¬лом администрации (незаконное увеличение размера по¬датей, новые подати и повинности). Так, 4 сентября 1535 г. был выдан привилеи жителям Усвятской и Озерищской волостей в связи с их жалобой на витебского воеводу. Подобная грамота была выдана в 1536 г. жителям Моги-левской волости в связи с жалобой на державца.
В волостных привилеях определялись повинности (по¬людье, его размер в денежном выражении, дякло овсом и др.), права населения на выбор местной низовой админи¬страции - старцев и право самим собирать подати, а не посылать специальных сборщиков податей, которые в те¬чение времени сбора податей содержались за счет насе¬ления, что было весьма обременительно для крестьян. Главное назначение волостных грамот - ограничить про¬извол местной администрации (воевод, державцев и т.д.), смягчить социальную напряженность и избежать социаль¬ного конфликта.

Выдача городских привилеев в XVI в. резко возрос¬ла. Они выдавались по разным причинам: 1) по просьбе жителей предоставить им магдебургское право; 2) в свя¬зи с тяжёлым положением мещан, вызванным стихийны¬ми бедствиями (наводнением, пожаром) и военными дей¬ствиями, происходившими на территории города; 3) в свя¬зи с произволом администрации; 4) по просьбе админист¬рации города с целью развития города и привлечения в город новых жителей.

Причины выдачи городских привилеев обусловливали их содержание, которое было различным. Самыми зна¬чительными по содержанию были городские привилеи на магдебургское право. В них предусматривалось создание городских органов самоуправления, повинности и подати мещан, всевозможные льготы в области торговли, фор¬мирование местного бюджета и др. вопросы. Во всех дру¬гих видах городских привилеев либо четко определялись подати и повинности, либо мещане частично или полнос¬тью освобождались от них на определенный срок. Например, 28 января 1566 г. Сигизмунд II Август выдал жите¬лям г.Диены привилеи, по которому вновь поселявшиеся лица освобождались от поборов и повинностей на срок до 8 лет. Витебску подобный привилеи был выдан в 1563 г.

Лекция 8.15. Систематизация и кодификация норм права белорусско-литовских земель в период феодализма

К основным нормативным актам привилейного этапа отно¬сятся:
- договорная грамота великого князя Казимира с Ве¬ликим Новгородом об установлении мира и условиях ве¬дения торговли с Полоцком и Витебском 1440 г.;
- грамоты великих князей городам на магдебургское право 1390, 1391, 1441, 1494, 1498, 1499 гг.;
- общеземские грамоты 1387, 1413, 1432, 1434, 1447 (1457) гг.;
- Судебник Казимира 1447 г.;
- постановление Городельского сейма об унии Велико¬го княжества Литовского с Польшей о привилегиях фео¬далов-католиков 1413 г.

К основным актам статутного периода относятся: Статуты ВКЛ 1529, 1566, 1588 гг.

Привилеи Ягайло 1387 года был первым норматив¬ным актом, в котором не все феодалы Великого княже¬ства Литовского, а только принявшие католическую веру, получали дополнительные привилегии. Это было сдела¬но с целью ускорить распространение католической ре¬лигии на территории государства. Все последующие при¬вилеи расширяли эти привилегии, хотя в силу объектив¬ных причин православная шляхта была уравнена привилеем 1432 г. в правах со шляхтой католического вероисповедания.

Общеземский привилеи Казимира 1447 года завер¬шил процесс правового оформления сословия шляхты, предоставив даже в ущерб государственным интересам столь многочисленные привилегии, что иногда его назы¬вают конституцией шляхты.

Оживление правотворческой деятельности государ¬ства, оттеснение на задний план такого традиционного для раннефеодального периода развития права источника как правовой обычай и ряд других причин, во второй половине XV в. вызвали необходимость в систематизации теку¬щего законодательства. Результатом работы по упоря¬дочению текущего общеземского законодательства было утверждение Казимиром Судебника Великого княжества Литовского 1468 г. Его нормы регламентировали в ос¬новном уголовно-правовые отношения, хотя есть и отдель¬ные положения, касающиеся процессуального, граждан¬ского и административного права.

Судебник содержит 25 статей, из которых 16 регла¬ментируют различные правовые аспекты такого преступ¬ного деяния как кража (раскрывается состав преступле¬ния, определяются виды наказания за простую кражу и квалифицированную и др. положения).

Характеризуя в целом зарождающееся общеземское пра¬во Великого княжества Литовского в конце ХП-ХУ вв., не¬обходимо отметить, что наряду с классическими чертами феодального права (классовый характер, право-привилегия и др.) ему присущи уже такие прогрессивные по своему вре¬мени положения, как:
1) четко указанный возраст уголовной ответственности;
2) право феодалов на публичный суд;
3) свободное без всяких ограничений распоряжение недвижимым имуществом;
4) ответственность только за вину;
5) ограничение ответственности членов семьи;
6) запрет самоуправства в виде наездов и др.

Это свидетельствует о довольно высоком уровне раз¬вития не только общества и государства, но и правовой мысли.

В силу развития и укрепления феодальных отношений в обществе ускорился процесс не только установления различной правоспособности для простых людей и фео¬далов, но и формирования новой социальной общности -сословия. Значимую роль в формировании светского со¬словия шляхты сыграли общеземские грамоты (привилеи), которые выдавались великими князями в 1387, 1413, 1432, 1434, 1447 гг.

Самым значимым событием в развитии феодаль¬ного права Великого княжества Литовского в XVI в. яв¬ляется разработка и принятие Статутов 1529, 1566, 1588 годов. Именно на XVI в. приходится второй период в разви¬тии права - статутный период. Наличие в государстве по¬добных крупных нормативных актов свидетельствует о вы¬соком развитии правовой мысли, культуры, образования.

Статуты Великого княжества Литовского резко отли¬чались от крупных нормативных актов ХІУ-ХУ вв., как широтой охвата урегулированных правом общественных отношений, так и юридической техникой (главы, статьи, которые имеют названия).

Для Статутов, и особенно для Статута 1588 г., харак¬терна ярко выраженная гуманистическая направленность. Так, уже в Статуте 1529 г. вводятся принципы ответствен¬ности всех только по закону и только по суду. По Стату¬ту 1566 г. установлен возраст уголовной ответственнос¬ти с 14 лет и право простых людей участвовать в избра¬нии великого князя; по Статуту 1588 г. возраст уголов¬ной ответственности был повышен - с 16 лет, и указан только один источник невольного состояния - плен. Бо¬лее того, Статут 1588 г. предписывает называть челядь невольную впредь «дворовой челядью», а ранее бывшую челядь невольную и их детей наделить землей и перевес¬ти в разряд крестьян «отчичев» (непохожих).

Содержание Статутов свидетельствует о расцвете фе¬одальной демократии, зарождении новой формы право¬сознания. Прогрессивные положения и принципы, закрепленные в них, дают основания, как отмечает профессор, доктор юридических наук Юхо И.А., утверждать, что в Статутах последовательно проводится идея установле¬ния правового государства.

Каждый Статут разрабатывался специально созданной комиссией, куда входили высокообразованные, сведущие люди своего времени (ученые, врадники). Например, в раз¬работке проекта Статута 1588 г. принимали участие Волович А.Б., Сапега Л.И., занимавшие должности канцле¬ра и подканцлера и, по воспоминаниям современников, вы¬сокообразованные лица. Как правило, комиссия работа¬ла в течение длительного срока (несколько лет). Подго¬товленный ею проект Статута неоднократно обсуждался на сеймах, затем дорабатывался и принимался.

В Статутах нашли отражение различные отрасли пра¬ва: государственное (конституционное), гражданское, брачно-семейное, уголовное, процессуальное и другие. Но следует отметить, что зачастую нормы одной отрасли права содержатся не в одном, а в разных разделах. Так, в Статуте 1588 г. нормы уголовного права закреплены в разделах Х-ХГУ и частично в разделах 1,11 и др.

Нормы в Статутах наряду с абстрактным характером часто носят казуальный характер, что затрудняет их вос¬приятие.

Статуты Великого княжества Литовского - это свод действующих законов государства в XVI в., но не единственный. Наряду со Статутом действовали привилеи и постановления.

Статут 1588 г. как более содержательный и более со¬вершенный пережил существование самого государства и действовал на территории Беларуси вплоть до 30-х годов XIX в., т.е. даже тогда, когда Беларусь находилась в со¬ставе Российской империи.

Государственное (конституционное) право по Статутам 1529,1566,1588 гг.

Государственное право проникнуто идеей верховенства закона как основной характерной черты, присущей пра¬вовому государству. Великий князь обязуется соблюдать законы страны.

Демократизм государственного права проявляется во многих его нормах, закреплявших принцип выборности мо¬нарха, ограничение его власти законом, Радой и сеймом. Разработчики Статута 1566 г. сделали первые, но доволь¬но значимые шаги по правовому закреплению принципа отделения суда от администрации, детально регламенти¬ровав порядок формирования и деятельность земских по¬ветовых и подкоморских судов. В Статуте 1588 г. этот принцип получил дальнейшее развитие в связи с закреплением статуса, порядка комплектования и компетенции Главного суда Более того, уже в Статуте 1529 г. четко проводится мысль, что местные врадники (подвоевода, подстароста и др.) судебные функции должны осуществ¬лять с участием избранных «двух земянинов, людей доб¬рых а годных веры», «а без тых панов земян присяжных, естли бы обеих небыло, тыды не мають наместникове ани маршалкове судити» (арт.2 разд. VI). Таким образом, принципы коллегиальности и участия населения в работе судов в качестве присяжных заседателей становятся в XVI в. основными общими принципами организации судеб¬ной власти.

В государственном праве не только в Статуте 1529 г., но и вопреки Люблинской унии 1569 г., в Статуте 1588 года содержатся правовые нормы, касающиеся сувере¬нитета Великого княжества Литовского, системы, струк¬туры и компетенции органов власти и управления, истори¬чески сложившихся в нем. В нормах всех Статутов зак¬реплено положение, что на любые должности Великого княжества Литовского может быть избран или назначен только уроженец (гражданин) Великого княжества Ли¬товского, но не иностранец. Великий князь не имеет права за пределами Великого княжества Литовского решать даже мелкие текущие вопросы, касающиеся государства или отдельных лиц этого государства.

Нормы государственного права свидетельствуют о ду¬ховном переломе феодального общества в XVI в., в час¬тности его правосознания. В них усматривается стремле¬ние законодателя создать более благоприятные, упоря¬доченные нормами права условия существования челове¬ка в обществе, закрепив такие прогрессивные принципы как выборность, коллегиальность, законность, ответ¬ственность, отделение суда от администрации, участие в суде присяжных и др., что помогало избежать социальных взрывов в обществе.

8.16. Основные положения отраслевого права Беларуси периода феодализма

Уголовное право по Статутам 1529,1566, 1588 гг.

Все институты данной отрасли права в трёх Статутах по¬лучили довольно полное отражение. Его нормы содержат¬ся в специальных разделах, например в Статуте 1529 г. - в разделах IX, ХІ-ХІП, в Статуте1588 г. - в разделах X-XIV, и только небольшое число норм его содержится в других разделах. Как и другие отрасли права феодальное уголовное право ВКЛ в XVI в. содержит некоторые прогрессив¬ные положения, опережающие своё время и больше характерные для буржуазного права. К таким положе¬ниям относятся:
- принцип равенства всех перед законом («иж все подданные наши, так убогие, яко и богатые, ровно адностайным тым писаным правом мають сужоны быти» - Статут 1529 г. (разд.1, арт.9);
- принцип ответственности только по закону (врадники «не мають подданных нашых иначей судити и справовати, леч тыми писанами правы» - Статут 1529 г. (разд. VI, арт. 1]);
- принцип ответственности только за вину (отвечает за правонарушение «только тот, который винен» - Статут 1529 г. (разд.1, арт. 7); принцип соразмерности наказа¬ния тяжести совершенного правонарушения (виновные «мають быти караны и сказываны подле тяжести а лег¬кости выступов своих» - Статут 1529 г. (разд. 1 арт.1) и др. Указанные прогрессивные принципы содержатся и в нормах последующих Статутов, т.е. они не были «слу¬чайными», а стали основополагающими принципами уголовного права шестнадцатого столетия.

Ни один из Статутов не содержит четкого определе¬ния понятия преступления, но из сравнительно-право¬вого анализа статей Статута 1588 г. можно сделать вы¬вод, что законодатель признает преступлением противоправное, виновное действие (бездействие), не¬сущее в себе элемент общественной опасности и по¬сягающее на общественный строй, собственность, права и интересы частных лиц. Отсутствие четкого определения понятия «преступление» обусловило и отсутствие единого термина. Даже в Статуте 1588 г. содержится большое количество слов, означающих уголовно-наказуемое действие (бездействие): выступ, вина, своволенство, неслушеньство и др. Но как бы не называлось правонарушение уголовное в XVI в., для него всегда характерна одна сущностная черта - про¬тивоправность.

Классификация преступлений (по объекту и по степени общественной опасности свидетельствует о продуман¬ной и сравнительно гуманной для своего времени кара¬тельной политике. О гуманизме уголовного права гово¬рит и та обстоятельность, с которой законодатель раз¬работал состав преступления для учета его элементов при определении наказания (субъект общий, специаль¬ный, одно лицо, группа лиц; все элементы субъективной стороны: вина, мотив, цель; при установлении объектив¬ной стороны принималось во внимание само действие (без¬действие), последствия, причинная связь, рецидив и кон¬кретные условия совершения правонарушения: место, способ, время и т.д.)

Гуманизм уголовного права Великого княжества Ли¬товского в XVI в. проявлялся и в том, что постоянно по¬вышается возраст уголовной ответственности (по Стату¬ту 1566 г. - с 14 лет, а по Статуту 1588 г. - с 16 лет) и устанавливается срок давности в 3 года, по истечении кото¬рого дело не могло возбуждаться в суде (Статут 1588 г., разд. XI, арт. 52).

В Статутах публично-уголовные наказания обретают стройную систему и теоретическое обоснование. Законо¬датель, используя различные слова («каранья», «вина», «покута» и др.), определяет наказание как зло или стра¬дание, причиняемые преступнику с целью возмездия или устрашения. Наказание - это кара, установленная за¬коном, за причинённое зло потерпевшему, мера госу¬дарственного принуждения. Она проявляется в ограни¬ченном либо полном лишении прав осуждённого, в причи¬нении ему физических страданий, материальных лишени¬ях и т.д. Диапазон наказаний по Статуту 1588 г. весьма широк: от смертной казни в различных её формах до штра¬фа. Вид и форма наказания зависели не только от вида преступления, но и от мельчайших обстоятельств соста¬ва преступления. Кроме того, оно зависело от социаль¬ной принадлежности потерпевшего, т.е. наказание носило ярко выраженный классовый характер. Так, за убийство шляхтича взыскивался штраф в размере 100 коп грошей, и виновный присуждался к смертной казни (разд. X, арт. 27), а за крестьянина - 25 коп грошей и смертная казнь (разд. XII, арт. 2 Статута 1588 г.). Классовый характер уголовного права проявлялся и в том, что за аналогич¬ное правонарушение представители привилегированных сословий несли более мягкое наказание, чем простые люди.

Оценивая уголовное право Великого княжества Литов¬ского в XVI в., в целом можно сказать, что оно содержит как прогрессивные положения, многие из которых опе¬режали свое время, так и негативные черты, свойствен¬ные любому феодальному праву (публичность осуществ¬ления наказания, жестокость некоторых форм смертной казни: четвертование, сожжение и др., наличие телесных наказаний, объявление виновного вне закона и изгнание за пределы государства и др.).

Нормы Статута - это яркое подтверждение проявления закона диалектики - единство и борьба противоположнос¬тей, ибо в Великом княжестве Литовском в XVI в. господ¬ствовал феодализм, но в недрах его уже формировались , новые общественные отношения - буржуазные. Это пере¬ломное время, в котором находилось феодальное обще¬ство, и отразилось в Своде законов, каким являются Ста¬туты 1529, 1566, 1588 годов.

Гражданское право по Статутам 1529,1566, 1588 гг.

Большинство институтов гражданского права (лица. собственность, вещи, обязательства, давность, правоспо¬собность, дееспособность и др.) нашли довольно полное отражение во всех трёх Статутах.

Как и во всех других феодальных государствах, правоспособность людей в Великом княжестве Литовском в XVI в. не была одинаковой. Она зависела не только от гражданства и сословной принадлежности, но и от нацио¬нальной, религиозной принадлежности Более того, пра¬воспособность не была одинаковой у представителей од¬ного и того же сословия, например, сословия простых лю¬дей, сословия мещан. В последнем сословии большей пра¬воспособностью обладали мещане городов с магдебургским правом, чем мещане городов, не имевших привилей на магдебургское право. Что же касается правоспособ¬ности сословия простых людей, то она была столь разно¬образной, сколь разнообразно это сословие по своим со¬циальным группам.

Наибольшей правоспособностью обладала шляхта, а наименьшей - челядь дворная. Полностью лишались граж¬данских прав лица, осужденные к изгнанию из страны (выволанцы). Дееспособность по Статуту 1529 г. наступала для девушек с 15, а для юношей с 18 лет.

В Статутах нет определения понятия «право собствен¬ности», но из анализа его норм можно заключить, что за¬конодатель понимает под ним право пользования, владения и распоряжения имуществом. Хотя объём распоря¬жения различен в силу наличия различных видов собствен¬ности: отчины (дедины), купленины, выслуженные земли. Распоряжение отчинами и выслуженными имениями по Статутам 1529 и 1566 годов было ограниченным, в то вре¬мя как имениями купленными можно было распоряжать¬ся свободно. И только Статутом 1588 г. закрепляется свобода распоряжения собственностью независимо от её вида. Введение в товарооборот земельной собственности без всяких ограничений взорвало феодальные экономи¬ческие отношения и способствовало более быстрому раз¬витию буржуазных отношений.

Вещное право в Статутах было разработано довольно обстоятельно. Уже в Статуте 1529 г. законодатель рас¬сматривает вещь главную и второстепенную, недвижимую и движимую. К недвижимым вещам отнесены замки, име¬ния, скот, орудия производства, челядь (р. VI, арт. 1), ибо это «не есть речь рухомая, але при имнении лежачое».К главной вещи относились земли, имения, пущи, ловы и вещи, а к второстепенным - челядь, скот, оружие и др.

Только феодалы (шляхта, духовенство) имели право собственности на землю, но и они были в некоторой сте¬пени ограничены до принятия Статута 1588 г.

В Статутах много внимания уделено такому институ¬ту гражданского права как обязательства, которые де¬лятся на обязательства из правонарушения (потрава по¬севов и т. д.) и из договоров. При этом уже в Статуте 1529 г. четко предусмотрен порядок заключения дого¬воров (купли-продажи, залога, займа). Так, договор займа до 10 коп грошей мог заключаться в устной форме, а свыше этой суммы - только в письменной. И если займ свыше 10 коп грошей совершен в устной форме, то в слу¬чае рассмотрения иска в суде истец «што будет вышей десяти коп грошей позычоно без листу, маеть тратити» (разд. X, арт. 3).

Срок исковой давности во всех Статутах установлен в 10 лет, но есть исключение для договора залога. Ста¬тут 1529 г. устанавливает, что «каждая застава давности земное не мела» (разд. X, арт. 5), если договор не заклю¬чён на определённый срок «под страченьем», т.е. с осо¬бой оговоркой об утрате имения, если долг не будет воз¬вращён в указанный в договоре срок.

Но следует иметь в виду, что наряду с нормами Ста¬тутов гражданско-правовые отношения регулировались и другими нормативными актами и даже обычным правом. Однако, исходя из анализа норм Статутов, можно пред¬положить, что при коллизии различных норм, регулиру¬ющих гражданско-правовые отношения, преобладали нор¬мы Статута.

Брачно-семейное право по Статутам 1529, 1566,1588 гг.

Одной из прогрессивных черт феодального права Ве¬ликого княжества Литовского является и то, что мно¬гие аспекты брачно-семейных отношений регулирова¬лись светским писаным правом, а не только церковным и обычным. Для развития брачно-семейного права XVI в. харак¬терно расширение вмешательства светской власти в ре¬гулирование вопросов брака, семьи, наследования, опеки, завещаний и др. И хотя в Статутах не все институ¬ты брачно-семейного права нашли отражение, но ос¬новные из них (порядок выдачи замуж и правовое его оформление, права детей (сыновей и дочерей) и мате¬ри-вдовы на наследство, основания заключения и рас¬торжения брака и другие) в той или иной мере регламентированы.

Нормы брачно-семейного права содержатся в Стату¬те 1529 г. в основном в разделе IV «Об поглаве женской и о выправу девок» и V «Об опеке», а в Статутах 1566 и 1588 г. добавляется ещё один раздел - VIII «О тестаментах», в котором обстоятельно рассматривается вопрос о порядке составления завещания, его содержании и т.д. В Статуте 1588 г. круг регламентированных вопросов зна¬чительно расширяется не только за счёт раздела VIII, но и за счет новых положений в прежних разделах. Так, свет¬ское право затрагивает вопрос о причинах расторжения брака, например, кровное родство (разд. V, арт. 20), осуж¬дение лица за государственную измену (разд. П, арт. 5) и др., уточняет компетенцию светского и духовного судов по делам о расторжении брака (разд. V, арт. 22) и содер¬жит другие новые положения.

Сравнительный анализ правовых норм Статутов 1529, 1566 и 1588 гг. свидетельствует, что права субъектов брачно-семейных отношений расширялись, а роль светской вла¬сти и светского права в регулировании указанных обществен¬ных отношений возрастала. Обе эти тенденции раскрывают прогрессивный характер развития брачно-семейных отноше¬ний в целом, хотя оно содержало и ряд негативных черт: признавался законным только церковный брак, братья и сестры не были равны в правах на наследство, наличие нега¬тивных последствий для брачующихся в случае заключе¬ния брака без согласия родителей и другие, которые харак¬терны для любого, как правило, феодального права.

Тема 9. Судебная система ВКЛ

9.17. Система судебных органов ВКЛ

Система судебных органов в Беларуси складывалась постепенно, но в завершенном виде сформировалась в XVI в., когда создаются и получают законодательное закрепле¬ние такие суды как земские, подкоморские и Главный суды. Что же касается других действовавших в XVI в. судов, то они были созданы значительно раньше и вместе с вновь учрежденными судами составили довольно про¬грессивную и своеобразную судебную систему Великого княжества Литовского, которая пережила существова¬ние самое государства и действовала в несколько изме¬ненном виде в Беларуси вплоть до 1830 года.

Прогрессивными чертами этой судебной системы были:
- всесословность некоторых судов (Главный суд, замко¬вый суд), отделение судов от администрации (земский, под коморский суды), выборность большинства членов судов (Главного, земского, подкоморского, магистратского), высокие требования морального и профессионального ха¬рактера к кандидатам на должности судей («особ годных, богобойных, цнотливых прав и звычаев оного панства Ве¬ликого княжества Литовского», т.е. людей добропоря¬дочных, знающих права и обычаи), четкое разделение су¬дов на инстанции в середине XVI в. - суды 1 и 2 инстанции, преобладание коллегиальности при рассмотрении дела, публичность и ряд других положений, которые дают ос¬нование утверждать, что уже в это время суды в Белару¬си превратились из органов защиты интересов государ¬ства в органы защиты прав человека.

Господарский суд был высшим всесословным коллеги¬альным судом, который до 1581 года (до учреждения Глав¬ного суда) выступал как апелляционный суд (суд 2-ой ин¬станции) и как суд 1-ой инстанции по наиболее важным де¬лам, затрагивающим интересы государства и шляхты. С 1581 года компетенция Господарского суда сужается и согласно Статуту 1588 года он действует только как суд 1 -ой инстанции по делам о государственных преступлениях; по делам, затрагивающим имущественные интересы государства; о незаконных действиях высших врадников, об установлении принадлежности к сословию шляхты и, в некоторых случа¬ях, дела иностранных купцов. Резкому сужению компетен¬ции Господарского суда содействовало и введение во вто¬рой половине XVI в. судебных инстанций, когда законода¬тельством прямо предписывалось сначала рассматривать дела в местных судах, а затем только подавать жалобы в Господарский суд, а с 1581 г. - в Главный суд.

Состав Господарского суда не был четко определен, но в его работе принимал участие господа? и обязатель¬но паны Рады, количество которых колебалось от 2 до 20 и более. Решения и приговоры суда считались оконча¬тельными и обжалованию не подлежали. Заседания Гос¬подарского суда могли проходить в любом месте, где находится господа? но только в пределах территории Великого княжества Литовского. Поскольку великий князь (господа?) одновременно был королем Польши и в силу этого часто отсутствовал, то дела, поступающие в Господарский суд, рассматривались либо судом панов Рады, либо комиссарским судом. Указанные суды были разновидностью Господарского суда, но рассмотренные ими дела можно было обжаловать в Господарский суд.

Сеймовый суд - это также разновидность Господарско¬го суда, но более демократичный по своему составу. В него помимо господара и панов рад, согласно Статуту 1588 г., входило еще 8 депутатов сойма. Этот суд действовал только в период работы сойма.

К высшим судам относился и Главный суд (Глав¬ный литовский трибунал), учрежденный грамотой Сте¬фана Батория от 1 марта 1581 г. Это был выборный коллегиальный орган. Члены этого суда избирались еже¬годно на местных соймиках по 2 человека от воеводства и по 2 человека от повета, не имевших воеводства. Заседания Главного суда поочередно проходили в городах Вильно, Новгородке, Менске. Вся территория Великого княжества Литовского была как бы условно разделена на 3 судебных округа, с учетом которых и рассматрива¬лись судебные дела в указанных городах.

Главный суд в основном выступал как суд 2-ой инстан¬ции, т.е. апелляционный суд, рассматривая жалобы на ре¬шения и приговоры местных судов. Но по некоторой ка-тегориии дел, например, о незаконных действиях местных должностных лиц, он выступал как суд 1-ой инстанции. И если в первом случае действия Главного суда не могли быть обжалованы, то во втором случае жалоба подава¬лась в Господарский суд.

К местным судам относились замковый (гродекий), земский, подкоморский, магистратский и копный суды. Порядок формирования, структура, компетенция и право¬вой статус их был неодинаков.

Замковый (гродский) суд - это всесословный суд, еже¬месячно действующий, но не отделенный от администра¬ции. Он функционировал в двух составах и в силу этого мог осуществляться как воеводой (поветовым старо¬стой) и заседателями, так и в составе подвоеводы (подстаросты), гродского судьи и писаря. В последнем слу¬чае рассмотренные дела могли быть пересмотрены вое¬водой (поветовым старостой) и только после этого пода¬валась апелляция в высший суд. Компетенция замкового суда была ограничена временными рамками (прошло не более 4-х недель со дня совершения преступления), вида¬ми и характером уголовных и гражданских правонаруше¬ний. Из уголовных дел ему были подведомственны особо опасные (о нападениях на дома шляхты, о поджогах, раз¬боях, убийстве, изнасиловании, колдовстве, отравлении) и «горячие учинки» (задержание с поличным; задержа¬ние не позднее 24 часов после совершения преступления), а из гражданских-об истребовании непохожих крестьян, оспариваний крепостного состояния.

Земский суд, учрежденный ранее и впервые закреплен¬ный Бельским привилеем в 1564 г., был судом более де¬мократичным, т.к. это был суд исключительно выборный, коллегиальный и полностью отделенный от администра¬ции. Но это был и чисто сословный суд, который форми¬ровался только из шляхты и рассматривал дела только в отношении шляхты.

В его состав входили 3 человека: земский судья, зем¬ский подсудок и земский писарь, избираемые шляхтой по¬вета из свой среды. Должности были пожизненными. К кандидатам в члены суда предъявлялись требования: со¬словная принадлежность, гражданство, оседлость, вера (только христианская), образование (хорошее знание ме¬стного права и обычаев, умение писать).

Земский суд работал посессионно, проводя 3 каденции (сессии) в год - в январе, июне и конце сентября. Продол¬жалась сессия суда согласно Статуту 1588 г. «поки спра¬вы судовые отсужоны и окончены быти могуть» (арт.46 разд. IV), но на практике чаще всего - 2-3 недели. Суду были подведомственны как уголовные, так и гражданские дела, кроме дел, отнесённых к компетенции Господарс-кого, Главного, гродского и подкоморского судов.

Подкоморский суд - это особый суд, учреждаемый в каждом повете. Особенность его заключалась, во-первых, в том, что он был учрежден для рассмотрения только одной, но очень важной для шляхты категории граждан¬ских дел - межевых споров; во-вторых, дела рассматривались исключительно в месте нахождения спорной зе¬мельной межи; в-третьих, дела рассматривались едино¬лично судьей-подкоморием; в-четвертых, решения суда немедленно приводились в исполнение, хотя могли быть обжалованы в Господарский, а с 1581 г. - в Главный суд. Это был выборный, исключительно шляхетский и отде¬ленный от администрации суд. Должность подкомория была пожизненной.

Магистратский суд (войтовско-лавничий, бурмистерско-радецкий) был судом для мещан городов, име¬ющих привилей на магдебургское право. Он действовал в двух указанных составах. Если дела рассматривались бурмистрами и радцами, то по таким делам могла быть подана жалоба городскому войту, который вместе с лавниками (заседателями) рассматривал эту жалобу. Апелляции на дела, рассмотренные войтовско-лавничьим судом, подавались уже в высший суд. Но подоб¬ный порядок рассмотрения дел в магистратском суде не был единственным. В городах, где должность город¬ского войта была выкуплена мещанами, дела, рассмот¬ренные войтовско-лавничьим судом, можно было обжаловать в городскую раду (магистрат), а затем толь¬ко - в вышестоящий суд. Особый порядок был уста¬новлен для рассмотрения дел тех мещан-ремесленни¬ков, которые были записаны в цехи. Дела цеховых ре¬месленников рассматривались первоначально цехмистрами (цеховыми старшинами) и старшими мастерами, а жалобы подавались в магистрат.

Компетенция магистратских судов была весьма широ¬кой: он рассматривал и уголовные, и гражданские дела.

Жители городов без магдебургского права судились в городском суде.

Копный суд - это самый древний коллегиальный су¬дебный орган, продолжавший функционировать и в XVI в. Это был судебный орган для сословия простых людей. Членами его были копные мужи и копные старцы, прожи¬вающие на территории данного копного округа, который не превышал в радиусе 15-20 км. Число членов копного суда не было постоянным и четко определенным. Оно зависело от многих обстоятельств (важности дела, поры года, погоды и т.д.). Но обычно суд считался правомочным, если он состоял из 10-20 членов. Компетенция суда была довольно широкой: он рассматривал и особо опас¬ные преступления (убийства, грабеж и др.) и мелкие пра¬вонарушения (потрава посевов).

Особенностью копного суда являлось то, что решения (приговоры) его немедленно приводились в исполнение, т.е. практически невозможно было их обжаловать. Но если присутствовавший на копном суде представитель админис¬трации (государственной или панской) усматривал наруше¬ние закона, то он мог потребовать задержать исполнение вынесенного копным судом решения (приговора).

Принимая во внимание быстроту, с которой действо¬вал копный суд, феодалы иногда возбуждали дела имен¬но в копном суде.

Каптуровый суд - высший особый коллегиальный суд, учреждаемый в периоды бескоролевья. Он создавался на основе специального постановления вального сейма Ве¬ликого княжества Литовского из числа местных судей: воеводы (старосты), гродского судьи, земского судьи, подкомория и других судей. Его численный состав мог быть различным, но правомочным он был в составе не менее 5 человек Компетенция его была широкой, а ре¬шения (приговоры) - окончательными и обжалованию не подлежали

Таким образом, судебная система Беларуси в XVI в. включала как ранее созданные суды, так и новые, учреж¬денные только в XVI веке. Для нее характерны такие прин¬ципы, большинство из которых и в настоящее время счи¬тается прогрессивными и актуальными.

Тема 10. Общественно-политический строй Речи Посполитой.

10.18. Система высших органов власти Речи Посполитой

В связи с образованием конфедеративной Речи Посполитой определенные изменения произошли и в государственном строе самого союза Литвы и Польши. В связи с образованием Речи По¬сполитой и учреждением общего органа - двухпалат¬ного вального сейма, нижней палатой которого была польская изба, шляхта Великого княжества Литовско¬го из 170 представителей этой палаты на своих сеймиках избирала 48. До середины XVII в. действовал учрежден¬ный в Великом княжестве новый орган - Генеральный сеймик, который проходил в г.Волковыске или г.Слониме. Он обычно созывался перед вальным сеймом Речи Посполитой. На Генеральном сеймике вырабатывалась инструкция послам, которой они должны были придер¬живаться на вальном сейме при решении вопросов.

С середины XVII в. Генеральный сеймик прекратил созываться, а вместо него был учрежден Генеральный литовский съезд (Вильнюсская, или Виленская, конвокация), выполнявший те же функции, что и Генераль¬ный сеймик.

Принимая во внимание, что во второй половине XVII в. отношения между Короной и Великим княжеством Ли¬товским обострились и все чаще на вальном сейме нельзя было принять решения из-за разногласий, то послы Коро¬ны и Великого княжества Литовского стали во время ра¬боты вального сейма собираться на особые совещания - «сессии народов» для согласования своих позиций по вопросам повестки дня. Этот факт свидетельствует о том, что послы княжества последовательно отстаивали суверенные права и интересы своего государства. Об этом же говорит и то, что с 1673 г было установлено, что каждый третий вальный сейм Речи Посполитой должен проходить в г Гродно, т е. на территории Беларуси.

Однако ущемление суверенных прав осуществлялось медленно, но постоянно, на протяжении ХУП-ХУШ вв. Так, в 1696 г по постановлению всеобщей конфедерации сосло¬вий Речи Посполитой вводилось делопроизводство только на польском языке, а в 1717г в результате проведения реформы в армии в Речи Посполитой войско княжества было сокращено и не должно было превышать 6200 чело¬век, не считая частных войск отдельных магнатов.

Большое распространение в XVIII в Речи Посполи¬той получили конфедерации (своеобразный съезд еди¬номышленников шляхты). Они создавались либо в под¬держку проводимой королем Речи Посполитой полити¬ки, либо против короля с целью заставить его положи¬тельно решить тот или иной вопрос Конфедерация со¬здавалась, как правило, первоначально в одном воевод¬стве, а другие воеводства присоединялись к ней. Если большинство воеводств Великого княжества Литовско¬го присоединялось к конфедерации, то она получала на¬звание Генеральной конфедерации. Члены конфедера¬ции приносили присягу, а акт конфедерации, в котором излагались требования конфедератов, заносился в су¬дебные книги. В каждом из двух государств - Великом княжестве Литовском и Короне - создавалась своя Генеральная конфедерация, которая имела собственные органы, действующие параллельно с государственными (Бальная рада или Общий совет; маршалок конфедера¬ции, военачальники войска конфедерации и др.). Напри¬мер, в марте 1767 г в г Слуцке была образована конфе¬дерация жителей-некатоликов, а в 1768 г. - в г.Баре - конфедерация жителей-католиков Короны в связи с вопросом об уравнении в правах православных с католика¬ми Создание конфедераций сопровождалось гражданс¬кой войной, что ослабляло Речь Посполитую

Что касается действующего законодательства рассматриваемого периода, то по прежнему основным источником права в Беларуси и в целом Великого княжества Литовского в соста¬ве Речи Посполитой являлся нормативный акт, носящий различные названия: «Статут», «постановление», «гра¬мота» и др Самым главным нормативным актом, ре¬гулирующим большинство общественных отношений, про¬должал оставаться Статут 1588 года, хотя много раз де¬лались попытки внести в него поправки и изменения. Но они отклонялись. Требовали внесения поправок в Статут представители Польши. Они считали, что статьи, кото¬рые запрещали им занимать должности и покупать земли в Великом княжестве Литовском, противоречат акту Люблинской унии Вопреки их требованиям Статут оста¬вался без коренных изменений. Вместе с тем принимались новые законы, которые частично дополняли Статут, даже вносили в него небольшие изменения. В 1668 г. был издан закон, по которому за отход от католической веры ви¬новники наказывались конфискацией имущества и изгна¬нием из государства. В 1689 г обвиненный в атеизме Ка¬зимир Лыщинский был по приговору сеймового суда наказан смертью. По Уложению 1733 г православные и протестанты были лишены прав быть депутатами вального сойма и судьями Главного трибунала.

В соответствии с законодательством Речи Посполитой во главе исполнительной власти стоял король, который с конца 16 века уже избирается. Правовое положение короля регулировалось общегосударственными актами - «Пактом конвента» и «Генриховскими артикулами». Полномочия короля на территориии ВКЛ дополнительно к названным актам определялись дополнительно Статутом 1588 года.

«Генриховские статьи» (или артикулы) - это договор, впервые заключенный между претендентом на трон Речи Посполитой Генрихом Валуа и шляхтой в 1573 году. Он содержал ряд обязательств, которые серьезно ограничивали власть монарха в пользу шляхтичского сословия, здесь определялись полномочия королевской власти и сейма. В случае нарушения монархом какой-либо статьи договора шляхта имела право на неповиновение, объявив о создании конфедерации, выступить с оружием против короля и великого князя. В отличие от «Пакта конвента», который составлялся для каждого претендента на королевский престол в отдельности и заключался с ним «Генриховские артикулы носили неизменный характер и каждый вновь избранный король обязан был их подтвердить. В связи с тем, что Генрих Валуа их не подтвердил они приобрели силу закона только при коронации Стефана Батория 30 мая 1576 года- короля польского и великого князя литовского-одного из самых деятельных руководителей РП.

Присоединение восточных районов Беларуси к России в 1772 г. вызвало необходимость внести изменения в по¬рядок рассмотрения дел в Главном суде (Трибунале). По сеймовому постановлению 1775 г. Главный суд должен был проводить свои сессии вместо Менска и Новогрудка только в Вильно и Гродно.

Важнейшим источником права в XVIII в стал сборник законов, сеймовых постановлений и других правовых ак¬тов под названием «Книга законов» Первые б томов этой книги были изданы в Варшаве в 1732-1739 гг. В них было собрано все законодательство Речи Посполитой. Опреде¬ленное значение имели акты, помещенные как дополнение к Статуту 1588 г. Они издавались на польском языке в 1648, 1693, 1744 и 1786 гг. В новом издании Статута» 1786 г. содержался закон об образовании Главного трибунала, алфавитно-предметный указатель (реестр) и не¬которые сеймовые постановления XVIII в.

Наиболее значительные изменения в праве произошли во второй половине XVIII в. В этом плане большую роль сыграл 4-х летний сойм Речи Посполитой, который утвердил Конституцию 3 мая 1791 г. В ней были отра¬жены многие буржуазные принципы организации и дея¬тельности государственного аппарата, прогрессивные по¬ложения касающиеся основных отраслей права.

Таким образом, неспособность государственной вла¬сти Речи Посполитой обеспечить в обоих государствах -Великом княжестве Литовском и Короне - стабильный порядок, привели к трем разделам этого многонацио¬нального славянского государства. В результате Речь Посполитая прекратила свое существование, а террито¬рия Беларуси в конце XVIII в. вошла в состав Российс¬кой империи

Изменения в государственном строе (XVII – вторая половина XVIII в.)
- новые органы государственной власти:
1. Генеральный сеймик ВКЛ (до сер XVII в , в г Волковыске, Слониме)
2. Генеральный литовский съезд (Вильнюсская, или Виленская, конвокация с середины XVII в ),
- реформа армии в 1717 г - только 6200 человек,
- о ведении делопроизводства только на польском языке (1696 г.),
- о лишении магдебургского права мелких городов и местечек Великого Княжества Литовского (1776 г ),
- выбор на магистратские должности в Полоцке только католи¬ков и униатов (1668 г ),
- другие.

10.19. Территориальный раздел Речи Посполитой

Сложная обстановка в стране, падение престижа Речи Посполитой как суверенного государства, усиление борьбы против феодального и национальное религиозного гнета вызвали определенные изменения в общественном строе.

Прежде всего, в обществе усилилось противостояние различных групп магнатов, магнатов и средней и мелкой шляхты, шляхты и мещан, крестьянства и привилегированных сословий, а также католического и православного духовенства.

Шляхта, стремясь удержаться у власти, и не только сохранить, но и расширить свои привилегии, ущемляла права мещан, лишая некоторые города Великого княже¬ства Литовского магдебургского права по постановлению Варшавского сейма в 1776 г. Шляхта как сословие под воздействием религиозной нетерпимости распалась на два противоборствующих лагеря - православного шляхту, с одной стороны, и католическую и униатскую шляхту, с другой.

В городах зарождение капиталистических отношений проявилось в развитии предпринимательской деятельности и мануфактурного производства. Так, в XVIII веке создается Несвижская суконная фабрика, Слуцкая фабрика поясов, фаянсовый завод князя Агинского, Гродненские королевские мануфактуры и т д. Эти экономические процессы содействовали более быстрому расслоению городского населения, обострению противоречий между городским патрициатом и остальной частью городского населения, которое несло на себе все тяготы войн и внутренних неурядиц. Центральная власть неоднократно принимала постановления, по которым на¬селение городов ввиду их разорения во время войн час¬тично либо полностью на определенное время освобож¬далось от уплаты налогов. Так, по постановлению Вар¬шавского сейма в 1661 г. мещане Могилева, Ошмян, Лиды были на 4 года освобождены «от всяких обложе¬ний, за исключением соляной пошлины и мыта».

Необходимость возрождения сельского хозяйства, пришедшего в упадок во время войн и восстаний, приве¬ла к увеличению барщины и повинностей крестьян. Этот процесс коснулся не только частновладельческих, но и королевских (государственных) крестьян. При этом, как правило, барщина во многих имениях уже составляла в XVIII в. 6 дней в неделю. Судя по Люстрации Гродненской экономии за 1790 г., тяглые крестьяне состав¬ляли основную массу сельскохозяйственного населения. Так, из 11559 дымов тяглых было 9052, чиншевых - 1653 холупных - 521, огородных - 214, а других категорий дымов было еще меньше.

Но и в сельском хозяйстве ростки буржуазных отношении пробивали себе дорогу. Многие крупные магнаты, стремясь увеличить товарность своих имений, переводили крестьян с барщины на денежный оброк, что содействовало дифференциации крестьянства и по явлению рынка рабочей силы. Об этом процессе крас¬норечиво свидетельствует инвентарь за 1790 г. имения Щорсы и Негнивичи Минской губернии графа И. Хребтовича, в котором указывается, что «барщина уничтожена, крестьяне свободны от подорожчины, ночной сторожовщины, дани и других повинностей». Вместо этого крестьяне за аренду земли уплачивали чинш, размер которого колебался от 1981 до 4153 руб. в зависимости от количества земли, а работы и услу¬ги для экономии крестьяне выполняли по найму за плату по заранее установленным расценкам. Так, за¬пахать один морг земли - 30 коп серебром, за работу по найму в течение года пастуху и батраку уплачива¬ли по 6 руб. и т.д.

Но помимо уплаты чинша крестьяне обязаны были своевременно платить государственные подати и сборы, содержать больницы, лекаря и аптеки, поставлять рек¬рутов, чинить дороги, доставлять земскую почту, содер¬жать общий страховой амбар, перевозить военные ко¬манды и арестантов по требованию местных властей.

Духовенство, которое в сложное для государства и народа время должно было содействовать консолида¬ции всех слоев населения, само погрязло в религиозных распрях, усиливая и без того социальную напряженность в обществе. Для решения религиозного вопроса в Речи Посполитой православное, униатское и католическое ду¬ховенство прибегало к помощи иностранных держав, что давало повод последним вмешиваться во внутренние дела Речи Посполитой. Так, население православной веры ВКЛ неоднократно обращалось к русскому командованию и даже через посла русского к самой Екатерине II с просьбой оградить их от притязаний католического и униатского духовенства. Возникший в Речи Посполитой «дессидентский вопрос» послужил благовидным пово¬дом для вмешательства России во внутренние дела Речи Посполитой.

В связи с проведением ряда радикальных реформ участники движения за сохранение старого феодального порядка и неограниченной власти шляхты не найдя поддержки среди народа попросили помощи военными силами у имеющих свои корыстные интересы на счет РП монархических держав . Тем более , что на территории ВКЛ в это время развернулось широкое повстанческое народное движение, которое надо было срочно подавлять. Итак консервативная шляхта пошла на соглашение с Австрией и Пруссией и Россией, которые также стремились к подписанию договора о помощи шляхте, обосновывая его необходимость тем, что обстановка, сложившаяся на территории Великого княжества Литовского, имеется в виду те прогрессивные идеи, источником которых являлась французская революция, якобы угрожали спокойствию соседних государств. В таком положении обстановка, сложившаяся на территории Речи Посполитой противопоставлялась спасительному режиму абсолютизма, который гарантировал стабильность жизни своим авторитарным режимом. Таким образом, Речь Посполитая стала жертвой более мощных в тот период европейских держав.

После введения войск на территорию Речи Посполитой 5 августа 1772 года в Петербурге были подписаны 3 трактата между Россией, Австрией и Пруссией, по которым каждая из сторон получала часть территории разделенного государства. В состав России вошли восточно-белорусские земли (всего 92 тыс. кв. км.) и почти полутора миллионное население. Пруссия и Австрия в свою очередь - часть польских и украинских земель. В обстоятельствах фактической оккупации иностранными войсками Сейм РП в 1773 году вынужден был согласиться с захватом этих земель.

Таким образом, основным изменениями в общественном строе Беларуси в ХУ11 – второй половине ХУ111 веков были:
- усиление власти крупных магнатов
- рост противоречий в среде крупных магнатов
- дальнейшее увеличение привилегий шляхты
- ухудшение экономического и правового положений крестьян
- усиление протеста крестьян против угнетения
- ухудшение экономического и правового положений городского населения
- резкое обострение противоречий в духовенстве

10.20. Присоединение белорусских земель к Российской империи

Кричевское восстание под руководством Василия Вощилы, Тадеуш Костюшко.

Находясь в составе Речи Посполитой с 1569 года, государственность и право Беларуси претерпело опре¬деленные изменения. Они происходили не только под воз¬действием дальнейшего развития производительных сил и производственных отношений, но и под воздействием других, как внутренних, так и внешних событий, причин, главной из которых был углубляющийся с середины XVII в политический кризис Речи Посполитой.

Возникшая в результате Люблинской унии многона¬циональная Речь Посполитая, составляла целое только вовне, тогда как внутри всегда существовало разделе¬ние на Корону (Польшу) и Великое княжество Литовс¬кое, которое сохранило свои центральные учреждения, собственную казну, армию и свое законодательство - Статут 1588 г. Постоянные войны, антифеодальные восстания, меж¬доусобная борьба соперничавших магнатских группиро¬вок расшатывали государственно-правовые устои Речи Посполитой, углубляя экономический и политический кризисы. К тому же избрание на польский престол в 1697 году саксонского короля Августа П из династии Веттинов при¬вело к созданию в 1697 г. личной унии между Речью Посполитой и Саксонией, сохранявшейся до 1763 г. Поведе¬ние саксонских королей и их политика в Короне и Великом княжестве Литовского приобретали нередко черты окку¬пации, что вызывало недовольство у всех слоев населения Речи Посполитой. Во времена правления саксонских королей усилилась религиозная нетерпимость, что также не содействовало социальному миру в Речи Посполитой, уг¬лубило общий кризис Речи Посполитой и в итоге привело эту страну к трем разделам ее территории.

3 мая 1791 года на нем была принята первая в Европе и вторая в мире после конституции США Конституция. Ее структура была следующей:
Преамбула и 11 артикулов; 1-ый – относился вопросов религии, здесь в качестве государственной веры провозглашалась католическая вера и тут же излагалось правило, в соответствии с которым запрещался переход во всякую другую веру. 2-ой раздел подтверждал права и привилегии шляхты 3-ий раздел закреплял права мещан. 4-ый относился прав крестъян, здесь предусматривались некоторые правовые нормы, которые ослабляли, но не отменяли их зависимости от панов. Раздел 5-ый устанавливал разграничение законодательной, исполнительной и судебной властей, 6-ой - определял структуру и полномочия Сейма, как прежде действующего в двух палатах. Однако порядок его деятельности был несколько изменен: палата депутатов и Сенат действовали под председательством короля. Первоначально закон рассматривался и принимался в палате депутатов, затем передавался в Сенат, который мог его либо утвердить, либо отправить палате деітутатов на доработку. Если Сенат не принимал решения, то две палаты собирались вместе и решение принималось простым большинством голосов. 7-ой - определял состав и компетенцию правительства. 8-ой - был посвящен структуре и характеру деятельности судебных органов. Здесь суды подразделялись на суды 1 и 2 инстанции, причем суды первой инстанции должны были работать постоянно. Возобновлялось действие Сеймового суда. 9-ый касался установления порядка в государстве в случае бескоролевья. 10-ый - оговаривал процесс обучения и воспитания детей короля и 11-ый - имел отношении к военным силам государства.

В соответствии с этой Конституцией также отменялись выборы короля шляхтой, обязанность сеймиковых инструкций для послов, вводилась наследственная монархия, в которой исполнительная власть передавалась королю и правительству, подчиненному Сейму. Укреплялась центральная власть, ликвидировались такие институты как либерум вето, конфедерации и др.

Решения 4-х летнего Вального Сейма вызвали недовольство у противников реформ. Оппозиционеры объединились в конфедерацию, как консервативной польской шляхты, так и российской императрицы Екатерины 2, которая в свою очередь боялась распространения радикальный идей. Снова монархические державы Европы объединяются под лозунгом борьбы с радикальным движением. В 1792 году они объединяются в конфедерацию, о чем было объявлено 14 мая 1772 года на территории Украины, точнее в местечке Тарговица. Чуть позже на сторону конфедератов перешел и король Речи Посполитой, в связи с чем в государстве была установлена власть конфедератов, в соответствии с которой все решения Сейма 1791 года, в том числе и его Конституция были ликвидированы. Снова территория Речи Посполитой была оккупирована иностранными войсками, в следствии чего в 1793 году был заключен русско-прусский договор о 2 разделе Речи Посполитой. В результате Пруссия занимает часть польской территории, России отводятся центральные части белорусских земель и частично украинские земли.

Сейм Речи Посполитой, собравшийся 17 июня 1793 года в Городне, признал очередной захват территорий.

После 2 раздела Речи Посполитой наиболее активные слои общества начали поиск путей спасения своего государства. Радикально настроенные граждане решили добиться этой цели путем восстания. Его руководителем был избран наследник древнего белорусского рода - Андрей Костюшко. Была объявлена цель восстания - восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года и продолжение реформ. .

На территории Великого княжества Литовского восстание началось 16 апреля 1794 года.

В ходе подавления восстания государства-участники борьбы с восставшими начали соперничество за оставшуюся часть Речи Посполитой. 13 октября 1795 года была подписана конвенция между Австрией, Пруссией и Россией об окончательном разделе Речи Посполитой. К России по этому разделу отошли западнобелорусские земли, за исключением Белостокской области, которая до 1807 года оставалась под властью Пруссии, часть литовских и украинских земель. Пруссии достались польские земли с Варшавой, Австрии - польские земли с центром в Кракове. В очередной раз Речь Посполитая стала жертвой в первую очередь предательства своей политической элиты, так как сразу поле 3 раздела, 25 ноября 1795 года, от престола отрекся Август.

В силу проведенного выше исследования можно придти к следующим выводам. Важнейшими событиями, оказавшими большое влияние на развитие государства и права Беларуси в так называемый польский период являются:
- война Польши и Украины 1648-1654 г.
- война Польши и России 1654-1667 гг.
- личная уния Речи Посполитой с Саксонией 1697-1763 гг.
- война Речи Посполитой со Швецией на стороне России (с 1703 г)
- междоусобная война в ВКЛ между сторонниками Сапеги и Радзивила в 1700 г.
- Кричевское восстание под руководством Василия Вощилы 1740-1744 гг.
- почтовая реформа 1764 г.
- три раздела Речи Посполитой 1772, 1793, 1795 гг.
- принятие Конституции Речи Посполитой 3 мая 1791 г.
- восстание Тадеуша Костюшко 1794 г.

Тема 11. Общественно-политический строй белорусских земель в составе Российской империи

11.21. Государственный строй белорусских земель в составе России

Присоединение территории Беларуси к России в результате трех разделов Речи Посполитой по¬влекло за собой ослабление религиозного и в некоторой степени, национального гнета, способствовало прекраще¬нию разорительных вооруженных конфликтов между группировками крупных магнатов и в конечном итоге содействовало экономическому развитию.

В первые годы после присоединения Беларуси царс¬кое правительство, учитывая тяжелое экономическое по¬ложение населения, было вынуждено уменьшать нало¬ги или на определенное время вовсе отменять их. Так, по указу Екатерины II от 13 декабря 1772 г. жители Псковской и Могилевской губерний были освобождены от уплаты податей на полгода, а по ее указу от 17 апреля 1773 г. размер налогов, взимаемых с населения этих двух губерний, был уменьшен. Жители территории, отошед¬шей к России по второму разделу, полностью освобож¬дались от уплаты налогов на два года.

Размер посевных площадей увеличивался. Только по¬мещичья пашня к середине XIX в. выросла по сравне¬нию с 70-80-ми годами XVIII в. в среднем в 3-4 раза.

Подъем сельского хозяйства способствовал росту тор¬говли, купечества, городов. Царское правительство вы¬купало города из частного владения феодалов. Напри¬мер, г. Рогачев, м. Дрисса были выкуплены и в 1777 г. превращены в уездные города. В каждой губернии Бела¬руси в год происходило от 50 до 70 ярмарок.

После присоединения Беларуси к России активно про¬водится работа по завершению строительства Огинского канала, починке старых и строительству новых до¬рог, мостов и т.д. Уже с 1773 г. на территории Беларуси работало несколько экспедиций Российской Академии наук, которые изучали природные богатства края, кли¬матические условия, быт населения и т.д.

Но вместе с тем на присоединенных к России террито¬риях царское правительство стремилось укрепить фео¬дально-крепостнические отношения, защитить интересы помещиков. Территория Беларуси зачастую служила для царского самодержавия своего рода поощрительным фондом, из которого оно выделяло земли с крепостны¬ми крестьянами в награду отдельным лицам за их зас¬луги перед отечеством. Только с 1773 г. Екатерина II «за усердную и ревностную службу» пожаловала имения 16 лицам, а в 1774 г. и 1775 г. раздача земель увели¬чилась и достигла 37 лиц каждый год, т.е. за три года Екатерина II наградила 90 лиц имениями, расположен¬ными в Беларуси. В правление Павла I раздача белорус¬ских земель увеличилась в 5,5 раз в год. Имения в Бела¬руси получили такие известные лица как Румянцев, Су¬воров, Завадский и др.

Кроме того, царское правительство, организуя управ¬ление присоединенной территорией, стремилось к тому, чтобы на должности были назначены не местные чинов¬ники, а из других губерний России.

На территории Беларуси неоднократно изменялось административно-территориальное деление, пока, наконец, не было учреждено в 1801 г. пять губерний, которые и просуществовали вплоть до революции 1917 г.

В губерниях Беларуси была учреждена система мес¬тных органов власти и управления, предусмотренная за¬коном «Учреждения для управления губерний Всерос¬сийской империи» 1775 г. Но царское правительство вы¬нуждено было пойти на определенные уступки местно¬му дворянству-шляхте, восстановив в 1796 г. действие Статута 1588 года, некоторые прежние названия (пове¬ты вместо уездов), должности (поветовый маршал, подкаморий, поветовый хоружий и др.) и судебные орга¬ны, внеся лишь некоторые изменения.

На территории Беларуси было образовано три гене¬рал-губернаторства: Белорусское, Минское, Литовское. Во главе генерал-губернаторства стоял наместник или генерал-губернатор, которому подчинялись губернато¬ры губерний, входивших в состав генерал-губернатор¬ства. Состав генерал-губернаторств неоднократно изме¬нялся. Так, в 1793 г., когда было образовано Минскоегенерал-губернаторство, в него вошли Минская, Браславская и Изяславская губернии. Такой состав Минско¬го генерал-губернаторства просуществовал до 1801 г. С этого времени в состав его входили только две губер¬нии: Минская и Киевская.

Генерал-губернатор представлял собой высшую государственную власть на подведомственной ему территории. Ему были подчинены все учреждения и должностные лица во вверенных ему территориях. В своей деятельности он руководствовался указами импе¬ратора, законом «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи», а также предписаниями Сена¬та, которые предоставляли ему широкие полномочия. В его ведении была и полиция, над которой он имел «глав¬ное управление», получая от губернатора, чинов поли¬ции сведения о «состоянии тишины» в повете и давал им конкретные, обязательные к исполнению, указания по различным вопросам.

При генерал-губернаторе для ведения делопроизвод¬ства учреждалась канцелярия во главе с правителем кан¬целярии. Кроме него в состав канцелярии входили сле¬дующие чиновники 2 старших и 3 младших секретаря, переводчик, казначей, журналист, архивариус, 12 помощ¬ников секретарей. При генерал-губернаторе были чинов¬ники для особых поручений и адъютанты. Делопроизвод¬ство велось на польском и русском языках.

Непосредственное управление губернией находилось в руках губернатора, который назначался вначале са¬мим императором, а с 1801 г - Правительствующим Се¬натом. Губернатор, осуществляя административные, су¬дебные, полицейские и хозяйственные функции, был наделен большими правами и нес ответственность за уп¬равление губернией. В его подчинении находились как коллегиальные органы (Казенная палата, Приказ обще¬ственного призрения, Врачебная управа и др.), так и все должностные лица губернии (губернский землемер, гу¬бернский доктор, земский исправник и др.).

Губернатор, выезжая за пределы губернии, оставлял вице-губернатора, который временно исполнял все его обязанности.

В Беларуси после присоединения к России был учреж¬ден специальный орган – Приказ общественного призрения, который, как и в центральных губерниях России, ведал вопросами благотворительности, здравоохране¬ния, образования и т.п. Текущие финансовые вопросы были в ведении Казенной палаты, которой подчинялось уездное казначейство.

В повете (уезде) не было единого органа управления как такового, а был лишь полицейский орган - нижний земский суд во главе с земским исправником, исполняв¬шим чисто полицейские функции. И если в центральных губерниях России земский исправник избирался из дво¬рян, то в Беларуси царское правительство не решилось на это. Во всех пяти губерниях Беларуси земский исправ¬ник назначался Сенатом по представлению министра внутренних дел, сделанного на основе предложений гу¬бернатора. Земский исправник каждые две недели обя¬зан был посылать рапорт губернатору (губернскому правлению) о состоянии дел в уезде и выполнял указа¬ния вышестоящих чиновников. Как и в губернии, в уезде были коллегиальные органы (почтовый дом, уездное казначейство) и должностные лица (уездный землемер, уез¬дный доктор и др.), которые обязаны были посылать со¬ответствующие сведения в губернское правление, которое, обобщая поступающие сведения по самым разным вопросам, готовило общую справку о состоянии дел в губернии за месяц и посылало генерал-губернатору. Гу¬бернское правление - это чисто бюрократический орган при губернаторе, насчитывавший более 2 тыс. чиновни¬ков, которые вели все делопроизводство в губернии.

В городах главными органами были городское прав¬ление во главе с городничим и городовой магистрат. Последний был выборным органом, состоящим, как пра¬вило, из двух бургомистров и четырех ратманов, изби¬раемых на три года из наиболее зажиточных купцов и мещан. Но состав магистрата неоднократно изменялся. Так, по указу Сената 1798 г. в городах Минской губернии, имевших ранее магдебургское право, восстанавли¬валось прежнее число членов городского магистрата. Например, в Минске городской магистрат состоял из 9 человек. 2 бургомистра, 4 ратмана и 3 лавника.

С 1801 г. на территорию Беларуси было распростране¬но Городовое положение и Грамота, данная городам 1785 года. С этого времени фактически отменяются все при¬вилегии, данные городам Беларуси в правление Павла I. Однако и в 1805 г. в составе городского магистрата г. Мин¬ска, Речицы и других городов Беларуси находились лавники, так как и в правление Александра I для пяти губер¬ний Беларуси были сделаны некоторые отступления от общего штата управления губерниями на 1801-1812 гг. Окончательно устраняются особенности в составе городских магистратов Беларуси только после 1830 г., когда по указу императора на территорию Беларуси было полно¬стью распространено законодательство России и прекра¬щено действие Статута 1588 года.

Городское правление, возглавляемое городничим, осуществляло полицейские функции. Но по мере введе¬ния закона «Устав благочиния или полицейский» 1782 г. изменялась и организация охраны общественного поряд¬ка в городах Беларуси. На основе примерного штата го¬родской полиции, утвержденного императором в 1799г., были составлены штаты полиций конкретно для каждо¬го города Беларуси. В городе создавалась управа полиции во главе с городничим. Город (например, Минск) де¬лился на 2 части, в каждую из которых определялось по одному частному приставу и одному квартальному над¬зирателю. Каждая часть города делилась на столько отделений, сколько необходимо было ночных сторожей, которых назначали поочередно от домов каждого отде¬ления. Подобная организация полиции в городах просу¬ществовала до полицейской реформы 1862 года, по ко¬торой городская полиция была объединена с уездной в одно полицейское управление во главе с полицмейсте¬ром. И только в губернских городах и в «некоторых бо¬лее значительных» городах и посадах сохранялась го¬родская полиция на новых началах. В городе учрежда¬лось городское полицейское управление во главе с полицмейстером.

Судебная система. После присоединения территории Беларуси к России по указу Павла I от 12 декабря 1796 г. в губерниях Беларуси была восстановлена с некоторыми изменениями прежняя система судебных органов, которая существо¬вала в Беларуси, когда она находилась в составе Вели¬кого княжества Литовского и Речи Посполитой. В гу¬бернии судом 2-ой инстанции был Главный суд, куда по¬давались жалобы на решения и приговоры земских поветовых, подкоморских судов (до 1810 г.), межевых (с 1810 г.) и городского магистрата.

Главный суд был выборным судом. В его состав из¬биралось по 2 человека от каждого повета. Помимо это¬го в его состав входило 2 советника, назначаемых на эту должность. В зависимости от категории дел последние решались либо в департаменте уголовных, либо в депар¬таменте гражданских дел.

Земский поветовый суд был судом первой инстанции. После присоединения Беларуси к России изменялись не только судопроизводство, но и состав суда. Членами суда в конце ХУШ в. были судья, подсудок и писарь, а в XIX в. - земский судья и два подсудка. Членами суда могли быть только дворяне «честного поведения, богобоязливые» и владеющие недвижимым имуществом. Члены суда из¬бирались на три года. Поветовый земский суд проводил свою работу в виде трех ежегодных сессий, которые про¬должались по две-три недели. Круг дел, подведомствен¬ных поветовым земским судам, в XIX в. был более ши¬роким, чем в XVII в., когда Беларусь входила в состав Великого княжества Литовского. Это было вызвано тем, что в белорусских губерниях (за исключением Виленской и Гродненской) после присоединения к России не со¬здавались гродские суды, дела которых отошли к ком¬петенции поветовых земских судов. Поветовые земские суды действовали до 1831 г. и были заменены уездными судами в составе уездного су¬дьи и двух заседателей, которые руководствовались в своей деятельности только российским законодатель¬ством. Просуществовали на территории Беларуси вплоть до введения мировых судов в 1871 г., когда буржуазная судебная реформа начала осуществляться и на территории Беларуси.

Подкоморские суды действовали на территории Бе¬ларуси с 1796 г. по 1810 г. Они рассматривали, как и до присоединения к России, только одну категорию граж¬данских дел - межевые споры. Но в связи с тем, что в России, в том числе и Беларуси, проводилось генераль¬ное межевание, в 1810 г. сначала в Виленской, затем Гродненской и Минской губерниях были учреждены по просьбе дворянства межевые суды. Положение о раз¬межевании от 6 октября 1810 года регламентировало состав, порядок комплектования, систему и компетен¬цию межевых судов. Сначала межевые суды действова¬ли в виде двух инстанций, а в 1815 г. был создан высший губернский межевой апелляционный суд - третья су¬дебная инстанция.

Судьи межевых судов в каждом повете избирались на три года. Число членов межевых судов в повете зако¬ном не определялось, но указывался минимальный и максимальный состав поветовых межевых судов: не менее 3 и не более 21.

Межевой суд первой инстанции (общий межевой суд) состоял из одного межевого судьи, который рассматри¬вал дело по существу обязательно на месте нахождения спорных границ земельных владений и в присутствии ар¬битров от обеих сторон.

Решение общего межевого суда можно было обжа¬ловать в апелляционный межевой суд, в состав кото¬рого входило 5 межевых судей. Этот суд постоянно на¬ходился в поветовом городе. Решения его являлись окон¬чательными и обжалованию не подлежали, что несколь¬ко разгрузило Главный суд.

Деятельность межевых судов вызвала поток жалоб на незаконные решения, выносимые ими при рассмотре¬нии дел. В связи с чем и был создан в 1815 г. Высший губернский межевой суд, состоящий из выборных су¬дей от каждого повета по одному. Находился суд в гу¬бернском городе. С этого времени решения межевого поветового суда обжаловались в вновь учрежденный суд третьей инстанции.

Межевые суды в составе трех инстанций просущество¬вали в Беларуси вплоть до 1840 г. С этого времени ме¬жевые споры решались в уездных судах на основе осо¬бых правил, составленных Межевым департаментом Сената в соответствии с общей инструкцией, действовав¬шей на всей территории России.

11.22. Реорганизация органов государственного управления на территории белорусских земель (середина 19 века)

После включения белорусских земель в состав Российской империи на этой территории было установлено административно-территориальное деление российского образца и соответствующая ему система местного государственного управления.

Реализация буржуазных реформ в Беларуси имела некоторые особенности. Так, по крестьянской реформе 1861 г. за крестьянами трех губерний Беларуси (Виленской, Гродненской и Минской) было признано право на со¬хранение дореформенного надела земли, т.е. с самого на¬чала на этой территории крестьянская реформа проводи¬лась в жизнь на лучших условиях, чем в центральных губерниях России, в Витебской и Могилевской губерниях, где имели место «отрезки» и чересполосица, которые ухудша¬ли положение крестьян. Более того, восстание крестьян под руководством К.Калиновского в 1863 г. заставило ца¬ризм в Виленской, Гродненской, Минской и части Витебс¬кой губерниях отменить с 1 мая 1863 г. временно обязан¬ное состояние крестьян, которое в других губерниях Рос¬сии длилось до 1883 г., т.е. на большей части территории Беларуси крестьянская реформа была проведена на более льготных условиях. Что касается пореформенных органов крестьянского самоуправления в Беларуси, то их система, структура и компетенция ничем не отличались от анало¬гичных органов других губерний России.

Самой крупной административно-территориальной единицей на Беларуси прежнему оставалось генерал-губернатороство. Главой администрации здесь выступал генерал-губернатор, который представлял собой высшую государственную власть на подведомственной ему территории. Ему были подчинены все учреждения и должностные лица во вверенных ему территориях. В своей деятельности он руководствовался указами импе¬ратора, законом «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи», а также предписаниями Сена¬та, которые предоставляли ему широкие полномочия. В его ведении была и полиция, над которой он имел «глав¬ное управление», получая от губернатора, чинов поли¬ции сведения о «состоянии тишины» в повете и давал им конкретные, обязательные к исполнению указания по различным вопросам.

При генерал-губернаторе для ведения делопроизвод¬ства учреждалась канцелярия во главе с правителем кан¬целярии. Кроме него в состав канцелярии входили сле¬дующие чиновники 2 старших и 3 младших секретаря, переводчик, казначей, журналист, архивариус, 12 помощ¬ников секретарей. При генерал-губернаторе были чинов¬ники для особых поручений и адъютанты. Делопроизвод¬ство велось на польском и русском языках

Непосредственное управление губернией находилось в руках губернатора, который назначался вначале са¬мим императором, а с 1801 года - Правительствующим Се¬натом Губернатор, осуществляя административные, су¬дебные, полицейские и хозяйственные функции, был наделен большими правами и нес ответственность за уп¬равление губернией. В его подчинении находились как коллегиальные органы (Казенная палата, Приказ обще¬ственного призрения, Врачебная управа и др.), так и все должностные лица губернии (губернский землемер, гу¬бернский доктор, земский исправник и др.).

Губернатор, выезжая за пределы губернии, оставлял вице-губернатора, который временно исполнял все его обязанности.

В Беларуси после присоединения к России был учреж¬ден специальный орган - Приказ общественного призре¬ния, который, как и в центральных губерниях России, ведал вопросами благотворительности, здравоохране¬ния, образования и т.п. Текущие финансовые вопросы были в ведении Казенной палаты, которой подчинялось уездное казначейство.

В повете (уезде) не было единого органа управления как такового, а был лишь полицейский орган - нижний земский суд во главе с земским исправником, исполняв¬шим чисто полицейские функции. И если в центральных губерниях России земский исправник избирался из дво¬рян, то в Беларуси царское правительство не решилось на это. Во всех пяти губерниях Беларуси земский исправ¬ник назначался Сенатом по представлению министра внутренних дел, сделанного на основе предложений гу¬бернатора. Земский исправник каждые две недели обя¬зан был посылать рапорт губернатору (губернскому правлению) о состоянии дел в уезде и выполнял указа¬ния вышестоящих чиновников. Как и в губернии, в уезде были коллегиальные органы (почтовый дом, уездное казначейство) и должностные лица (уездный землемер, уез¬дный доктор и др.), которые обязаны были посылать со¬ответствующие сведения в губернское правление, которое, обобщая поступающие сведения по самым разным вопросам, готовило общую справку о состоянии дел в губернии за месяц и посылало генерал-губернатору. Гу¬бернское правление - это бюрократический орган при губернаторе, насчитывавший более 2 тыс. чиновни¬ков, которые вели все делопроизводство в губернии.

В городах главными органами были городское прав¬ление во главе с городничим и городовой магистрат. Последний был выборным органом, состоящим, как пра¬вило, из двух бургомистров и четырех ратманов, изби¬раемых на три года из наиболее зажиточных купцов и мещан. Но состав магистрата неоднократно изменялся. Так, по указу Сената 1798 г. в городах Минской губер¬нии, имевших ранее магдебургское право, восстанавли¬валось прежнее число членов городского магистрата. Например, в Минске городской магистрат состоял из 9 человек: 2 бургомистра, 4 ратмана и 3 лавника.

С 1801 г на территорию Беларуси было распростране¬но Городовое положение и Грамота, данная городам 1785 года. С этого времени фактически отменяются все при¬вилегии, данные городам Беларуси в правление Павла I. Однако и в 1805 г. в составе городского магистрата г. Мин¬ска, Речицы и других городов Беларуси находились лавники, так как и в правление Александра I для пяти губер¬ний Беларуси были сделаны некоторые отступления от общего штата управления губерниями на 1801-1812 гг. Окончательно устраняются особенности в составе городских магистратов Беларуси только после 1830 г., когда по указу императора на территорию Беларуси было полно¬стью распространено законодательство России и прекра¬щено действие Статута 1588 года.

Городское правление, возглавляемое городничим, осуществляло полицейские функции. Но по мере введе¬ния закона «Устав благочиния или полицейский» 1782 г. изменялась и организация охраны общественного поряд¬ка в городах Беларуси. На основе примерного штата го¬родской полиции, утвержденного императором в 1799 г., были составлены штаты полиций конкретно для каждо¬го города Беларуси. В городе создавалась управа полиции во главе с городничим. Город (например Минск) де¬лился на 2 части, в каждую из которых определялось по одному частному приставу и одному квартальному над¬зирателю. Каждая часть города делилась на столько отделений, сколько необходимо было ночных сторожей, которых назначали поочередно от домов каждого отде¬ления. Подобная организация полиции в городах просу¬ществовала до полицейской реформы 1862 года, по ко¬торой городская полиция была объединена с уездной в одно полицейское управление во главе с полицмейсте¬ром. Только в губернских городах и в «некоторых бо¬лее значительных» городах и посадах сохранялась го¬родская полиция на новых началах. В городе учрежда¬лось городское полицейское управление во главе с полицмейстером.

После присоединения территории Беларуси к России по указу Павла I от 12 декабря 1796 г. в губерниях Бела¬руси была восстановлена с некоторыми изменениями прежняя система судебных органов, которая существо¬вала в Беларуси, когда она находилась в составе Вели¬кого княжества Литовского и Речи Посполитой. В гу¬бернии судом 2-ой инстанции был Главный суд, куда по¬давались жалобы на решения и приговоры земских поветовых, подкоморских судов (до 1810 г.), межевых (с 1810 г.) и городского магистрата.

Главный суд был выборным судом. В его состав из¬биралось по 2 человека от каждого повета. Помимо это¬го в его состав входило 2 советника, назначаемых на эту должность. В зависимости от категории дел последние решались либо в департаменте уголовных, либо в депар¬таменте гражданских дел.

Земский поветовый суд был судом первой инстанции. После присоединения Беларуси к России изменялись не только судопроизводство, но и состав суда. Членами суда в конце ХУШ в. были судья, подсудок и писарь, а в XIX в. -земский судья и два подсудка. Членами суда могли быть только дворяне «честного поведения, богобоязливые» и владеющие недвижимым имуществом. Члены суда из¬бирались на три года. Поветовый земский суд проводил свою работу в виде трех ежегодных сессий, которые про¬должались по две-три недели. Круг дел, подведомствен¬ных поветовым земским судам, в XIX в. был более ши¬роким, чем в XVII в., когда Беларусь входила в состав Великого княжества Литовского. Это было вызвано тем, что в белорусских губерниях (за исключением Виленской и Гродненской) после присоединения к России не со¬здавались гродские суды, дела которых отошли к ком¬петенции поветовых земских судов.

Поветовые земские суды действовали до 1831 г. и были заменены уездными судами в составе уездного су¬дьи и двух заседателей, которые руководствовались в своей деятельности только российским законодатель¬ством. Просуществовали на территории Беларуси вплоть до введения мировых судов в 1871 г., когда буржуазная судебная реформа начала осуществляться и на террито¬рии Беларуси.

Подкоморские суды действовали на территории Бе¬ларуси с 1796 г. по 1810 г. Они рассматривали, как и до присоединения к России, только одну категорию граж¬данских дел - межевые споры. Но в связи с тем, что в России, в том числе и Беларуси, проводилось генераль¬ное межевание, в 1810 г. сначала в Виленской, затем Гродненской и Минской губерниях были учреждены по просьбе дворянства межевые суды. Положение о раз¬межевании от 6 октября 1810 года регламентировало состав, порядок комплектования, систему и компетен¬цию межевых судов. Сначала межевые суды действова¬ли в виде двух инстанций, а в 1815 г. был создан высший губернский межевой апелляционный суд - третья су¬дебная инстанция.

Судьи межевых судов в каждом повете избирались на три года. Число членов межевых судов в повете зако¬ном не определялось, но указывался минимальный и максимальный состав поветовых межевых судов: не менее 3 и не более 21.

Межевой суд первой инстанции (общий межевой суд) состоял из одного межевого судьи, который рассматривал дело по существу обязательно на месте нахождения спорных границ земельных владений и в присутствии ар¬битров от обеих сторон.
Решение общего межевого суда можно было обжа¬ловать в апелляционный межевой суд, в состав кото¬рого входило 5 межевых судей. Этот суд постоянно на¬ходился в поветовом городе. Решения его являлись окон¬чательными и обжалованию не подлежали, что несколь¬ко разгрузило Главный суд.

Деятельность межевых судов вызвала поток жалоб на незаконные решения, выносимые ими при рассмотре¬нии дел. В связи с чем и был создан в 1815 г. Высший губернский межевой суд, состоящий из выборных су¬дей от каждого повета по одному. Находился суд в гу¬бернском городе. С этого времени решения межевого поветового суда обжаловались в вновь учрежденный суд третьей инстанции.

Межевые суды в составе трех инстанций просущество¬вали в Беларуси вплоть до 1840 г. С этого времени ме¬жевые споры решались в уездных судах на основе осо¬бых правил, составленных Межевым департаментом Сената в соответствии с общей инструкцией, действовав¬шей на всей территории России.

Вступление России на путь капиталистического раз¬вития и проведения буржуазных реформ 60 - 70-х годов XIX в. коснулись и территории Беларуси как неотъем¬лемой составной части Российской империи.

Тема 12. Общественно-политический строй и право Беларуси в период проведения буржуазных реформ в России

12.23. Предпосылки проведения и результаты аграрной и земской реформ

Вступление России на путь капиталистического раз¬вития и проведения буржуазных реформ 60 - 70-х годов XIX в. коснулись и территории Беларуси как неотъем¬лемой составной части Российской империи.

Реализация буржуазных реформ в Беларуси имела некоторые особенности. Так, по крестьянской реформе 1861 г. за крестьянами трех губерний Беларуси (Виленской, Гродненской и Минской) было признано право на со¬хранение дореформенного надела земли, т.е. с самого на¬чала на этой территории крестьянская реформа проводи¬лась в жизнь на лучших условиях, чем в центральных губерниях России, в Витебской и Могилевской губерниях, где имели место «отрезки» и чересполосица, которые ухудша¬ли положение крестьян. Более того, восстание крестьян под руководством К.Калиновского в 1863 г. заставило ца¬ризм в Виленской, Гродненской, Минской и части Витебс¬кой губерниях отменить с 1 мая 1863 г. временно обязан¬ное состояние крестьян, которое в других губерниях Рос¬сии длилось до 1883 г., т.е. на большей части территории Беларуси крестьянская реформа была проведена на более льготных условиях. Что касается пореформенных органов крестьянского самоуправления в Беларуси, то их система, структура и компетенция ничем не отличались от анало¬гичных органов других губерний России.

Все другие буржуазные реформы (земская 1864 г., го¬родская 1870г., судебная 1864 г.) были проведены в Бела¬руси значительно позднее (на 10 - 20 лет), чем в централь¬ных губерниях России, и с такими особенностями, которые сводили на нет выборные начала и другие прогрессивные положения буржуазных реформ. Но даже в таком виде проведенные буржуазные реформы в Беларуси создавали более благоприятные условия для развития буржуазных отношений во всех сферах общественной жизни, чем те, которые господствовали в России в первой половине XIX века. Именно благодаря буржуазным реформам Россия, в том числе и Беларусь, прочно встала на путь капиталистического развития (не в результате революции, как это было во всех странах Западной Европы).

Эволюционный путь буржуазного развития был прерван недальновидной внутренней и внешней политикой царизма, террористической деятельностью радикально настроенных сил общества, которые привели Российскую империю к социальному взрыву - революции 1905-1907 гг. Преобра¬зования, предпринятые в ходе революции и после нее во всех сферах общественной жизни, свидетельствовали, что в России, в том числе и в Беларуси, в начале XX в. углубляются процессы, направленные на формирование буржуазного общественного и государственного строя. Об этом свидетельствуют нормы Основных законов Российской империи от 23 апреля 1906 года.

В начале 20 века на Беларуси, как и в других районах Российской империи, происходили значительные изменения в политическом, экономическом и социальном развитии. В начале 20 века в белорусских губерниях продолжался пароцесс капитализации сельского хозяйства. Дворянское землевладение постепенно сокращалось, а на смену ему приходило большее количество форм частной земельной собственности. Этому содействовала аграрная реформа, инициатором которой выступил Столыпин. Аграрная реформа на белорусских территориях началась по Указу 1906 года. В 1910 году, после его утверждения 3 Государственной Думой он приобрел силу закона. По этой реформе предусматривалось: ликвидация сельской общины, передача надельной земли в частную собственность, выделение земельных участков под хуторское хозяйство, переселение малоземельных крестьян в Сибирь. В результате переселенческой политики территорию Беларуси покинуло более 300 тысяч крестьян. Переселение крестьян на хутора проводилось в соответствии с Указом 1906 года, и законов 1910 и 1911 гг. Эти документы известны под названием столыпинской реформы и были направлены на формирование и развитие фермерских крестьянских хозяйств. Крестьянин, который хотел выделиться на хутор, имел право потребовать выделения ему земли в одном месте. Этим земельным наделом он пользовался без всяких ограничений - имел право ее продать. Обменять, завещать своим родственникам или чужим людям, подарить, отдать в залог или под аренду.

Однако площадь земельных угодий среди крестьян распределялась так, что значительное их большинство не могло прокормиться только со своей земли. Крестьяне, по-прежнему, повсеместно страдали от безземелья и неизмеримо больших налогов. Поэтому не имели реальной пользы для крестьян ни земская, ни судебная, ни другие реформы.

Переход к капиталистическому хозяйствованию на Беларуси проходил постепенно. На смену крепостничеству первоначально пришла смешанная форма хозяйствования. Феодальные черты в крестьянском хозяйстве проявлялись в виде отработок. Отработочная система была наиболее распространена в Витебской и Могилевской губерниях. Ее сущность заключалась в обрабатывании земли помещика инвентарем самого крестьянина, которые получали за свою работу от земельные площади в аренду. В других губерниях - Виленской, Гродненской и Минской помещики широко использовали труд наемных рабочих (годовых, временных, поденных), которые обрабатывали землю инвентарем помещика, а это в свою очередь предусматривало уже капиталистическую форму хозяйствования. Однако и и здесь отработки занимали значительное место. Капиталистические отношения намного быстрее начинали складываться в Виленской, Гродненской и Менской губерниях, где после реформы осталось меньше пережитков крепостничества. И все же белорусские губернии относились к районам с самым высоким уровнем помещичьего землевладения. Дворяне составляли 2,8% населения и распоряжались 80-90% всей земли, крестьяне составляли 75,3% населения, а владели только 34,5 % земли. Не смотря на развитие капитализма, в небольших местечках, деревнях, по-прежнему, сохранялся весь перечень крепостных методов хозяйствования и эксплуатации труда.

1 января 1864 года было выдано Положение о губернских и поветовых земских учреждениях, в соответствии с которым начали создаваться губернские и поветовые земские собрания как законодательные учреждения и губернские и поветовые управления как исполнительные органы. Основная работав земских учреждениях- образованиях выполнялась поветовыми и губернскими управами, которые являлись постоянно действующими органами и имели штат чиновников, каждый из которых выполнял определенные обязанности. Поветовые и губернские земские собрания созывались один раз в год на несколько дней. Большйнство депутатов на этих собраниях составляли дворяне. Председательствовали на земских собраниях соотвеетственно поветовые и губернские предводители дворянства. Наибольшее количество депутатов на поветовое земское собрание избирали помещики и буржуазия. Выборы земских учреждений проводились один раз в три хода. Депутаты губернских земских собраний избирались на поветовых земских собраниях из расчета один губернский депутат из шести поветовых депутатов. Выборы поветовых депутатов проводились на трех избирательных съездах: крупных землевладельцев, городских жителей и крестьян. Правом выбирать от землевладельцев пользовались только собственники земли, имевшие не менее 125 десятин земли, среди городских жителей - собственники подобной недвижимости или торговцы и фабриканты с оборотным капиталом не менее 6тысяч рублей в год. Для крестьян выборы являлись "многоступенчатыми: сельское собрание, волостное собрание, поветовый съезд. Общая компетенция земств: руководство местным хозяйством, осуществление контроля за школами, больницами, организация земской статистики, строительство дорог, содержание содержание благотворительных учреждений и другие вопросы подобного характера.

12.24. Реорганизация судебных органов . Судебная реформа 1864 года

Название судебной реформы предполагает реорганизацию судебных органов, но на самом деле в ходе этой реформы реорганизация коснулась и взаимодействующих с судами органов, а именно - прокуратуры и следственного аппарата. Надо сказать, что в ходе проведения этой реформы были учреждены, хотя и несколько запоздало институты адвокатуры, в отношении которых все предшественники Александра 2 выступали категорически против реформирования.

В мае 1860г. был издан Закон о судебных следователях - это был первый шаг на пути осуществления этой реформы. Надо сказать , что ее проведение реально началось еще в 30 годы 19 века. К ней были привлечены лучшие специалисты того времени.

В апреле 1862 года были опубликованы «Основные положения преобразования судебной власти в России» - этот документ включал в себя настоящую концепцию проведения реформы, чтобы избежать случайных ошибок и возможных отступлений в ее проведении.

Непосредственными документами, на основании которых была проведена реформа, стали так называемые судебные уставы, а именно:
- учреждение судебных учреждений
- устав уголовного судопроизводства
- устав гражданского судопроизводства
- устав о наказаниях, налагаемых мировыми судами.

20 ноября 1864г Александр 2 подписал Указ Правительствующему Сенату, который и утвердил эти законодательные акты. В этом Указе в частности отмечалось:
Октябрь1864 года - государь утвердил «Положение о введение в действие судебных уставов». Официально реформа шла 35 лет, до того момента когда царь подписал Указ о ее окончании 1 июля 1899г, но на самом деле ее продолжали реализовывать до первой мировой войны, не менее 50 лет. Надо сказать, что осуществление этой реформы проводилось в соответствии с конкретными экономическими, социальными, политическими, этническими и религиозными условиями регионов.

Основной целью этой реформы явилось упразднение многочисленных судов, которые рассматривали дела различных категорий населения упрощение судоустройства. Для этого образовывались единые для всех сословий общегражданские суды, которые делились на 2 группы: общие и местные судебные установления – органы. Вместе с ними осуществляли деятельность и военные суды.

В систему общих судебных установлении входили - окружные суды, судебные палаты и Правительствующий Сенат.

Окружные суды создавались на территории нескольких уездов с учетом численности населения и объема работ. Председатель и члены этого суда должны были соответствовать требованиям, предъявляемым законом, а именно: образование, стаж работы, наличие определенного имущества, безупречность репутации. Срок их полномочий законодательством не предусматривался. Все судьи назначались непосредственно императором по представлению министра юстиции. Компетенция : рассмотрение уголовных и гражданских дел по первой инстанции, мог выступать в качестве второй инстанции по отношению к съездам мировых судей, проверяя законность вынесенных ими решений. В этом суде все дела рассматривались коллегиально. В зависимости от сложности конкретного дела, а также от опасности и сложности преступления могли формироваться разные комиссии: либо состоящие только из профессиональных судей, либо в состав коллегии могли входить профессиональные судьи и представители разных сословий, либо профессиональные судьи и присяжные заседатели. Суд присяжных (так назывался суд с участием присяжных заседателей) являлся довольно прогрессивной чертой отправления правосудия того времени, во всяком случае по сравнению с судом" где присутствовали представители разных сословий. Этот суд в данный период уже был широко распространен в большинстве стран Западной Европы, колониях Великобритании и США. Его сторонников в свое время являлся и Наполеон 1. Надо сказать, что от него довольно быстро стали избавляться европейские страны, убедившись в неэффективности подобного правосудия. До сих пор не стихают споры, касающиеся подобного отправления правосудия: те , кто его поддерживают, считают, что он соответствует всем принципам демократизации, те, кто выступает против, полагают, что отправлять правосудие могут лишь профессионалы, а не обыватели. На территории России против суда присяжных выступали Толстой и Достоевский.

Только в окружных судах допускалось рассмотрение уголовных дел с присутствием присяжных заседателей. Судебные палаты - вышестоящие по отношению к окружным судам органы. Образовывались они на территории нескольких губерний. Находились под руководством председателей с соответствующим штатом судей. Все они также назначались непосредственно царем. Все они также должны были соответствовать требованиям, предъявляемым к судьям окружных судов. Основные функции: принятие решения о предании суду лица, разбирательство по первой инстанции дел, касающихся государственных преступлений и преступлений по должности, аппеляционный пересмотр дел, рассмотренных в первой инстанции окружными судами. Здесь уже участие присяжных заседателей не допускалось.

Правительствующий Сенат - действовал в двух департаментах: уголовных и гражданских дел. Судебные функции: они выполняли рассмотрение дел о наиболее опасных преступлениях по первой инстанции, апелляционный пересмотр дел, которые вначале были рассмотрены судебными палатами или судьями самого сената. С 1877 года Сенат является дополнительно и высшей дисциплинарной инстанцией, в связи с чем в его составе образовали дисциплинарное присутствие в составе 6 сенаторов - они решали вопрос о предании суду судей, прокуроров и даже присяжных, если все они превышали свои полномочия.

Верховный Суд занимал особое место в системе общих судебных учреждений. Он образовывался каждый раз для рассмотрения конкретных уголовных дел чрезвычайной важности - если преступления совершались министрами или соответствующими должностными лицами, членами Государственного Совета. Приговоры этого суда обжалованию не подлежали. Они могли быть отменены или изменены только царскими актами помилования.

К местным судебным учреждениям относили мировые суды. Мировые суды образовьшались на территории каждого участка , на который делился уезд, следовательно в уезде их было несколько. При чем эти суды должны были быть созданы повсеместно. В состав каждого суда входил мировой судья, он мог иметь 2 заместителей или помощников - они избирались на земском собрании каждые три года. Была предусмотрена должность и так называемого «почетного» мирового судьи, которые осуществляли свои функции бесплатно. К ведению этих судов относили рассмотрение споров имущественного характера, дела о малозначительных преступлениях - появление в безобразном от опьянения виде, травля собаками, недостаточная охрана питейного заведения, неприставление подпот к ветхим заборам и т.д. Наказания также были малозначительными - самое строгое - лишение свободы с содержанием в тюрьме сроком на 1 год. Соответствие законности всех выносимых мировыми судами решений проводили съезды мировых судей. Позже, после упразднения мировых судов в 1889 г. их функции были переданы земским начальникам.

Военные, суды были обособлены от гражданских в их систему входили полковые суды, которые рассматривали дела, не представляющие серьезной опасности, за ними шли военно-окружные суды - они являлись высшей инстанцией по отношению к первым.
Высшим являлся Главный военный суд, его функции соответствовали компетенции Правительствующего Сената, только в сфере военного командования. Действовали на территории Западного края и так называемые чрезвычайные, суды - среди них военно-полевые суды, (образованы Указом от 1906 г.) - формировались по решению генерал-губернаторов для рассмотрения конкретных дел, связанных с посягательством на основы государственного строя. Их состав - все офицеры, служившие в армии. Их заседания не были гласными и не отличались состязательностью, приговоры обжалованию не подлежали и исполнялись не позже чем через 3 суток.

Процессы, происходившие во всех сферах обществен¬ной жизни на территории белорусских земель в середине 19 века получили окончательное правовое закрепление в ходе буржуазных реформ. Основным источником права продолжает оставаться нормативный акт. В силу ускоренных процессов развития общества и государства резко активизируется правотворческая де¬ятельность. Наблюдается стремление царского прави¬тельства унифицировать законодательство и управление страной, лишая многие губернии, в том числе и губер¬нии Беларуси, их особенных прав. И если до 1830 года на территории Беларуси действовал Статут 1588 г., то за¬тем действие его было отменено и на белорусские гу¬бернии было распространено общее российское законо¬дательство с некоторыми оговорками, изъятиями и т.д. Такое положение дел в области права сохранялось до создания 1 января 1919 года Советской Социалистичес¬кой Республики Беларусь как суверенного государства.

Тема 13. Установление советской власти на Беларуси

13.25. Формирование советских органов власти на Беларуси

Своеобразием политической обстановки, сложившейся на территории Беларуси в 1917 году являлось наличие троевластия, которое представляли:

1)С 3 на 4 марта 1917 г. в Минске состоялось совещание представителей городской думы, губерн¬ских и уездных земств, других влиятельных государствен¬ных деятелей с целью создания новых органов власти вме¬сто губернского правления. Был создан «Комитет обще¬ственного порядка и безопасности» как орган местной вла¬сти, подчиненной Временному правительству в Петрограде.

2) Совет рабочих депутатов, созданный в Минске в то же время, позднее стали создаваться подобные сове¬ты в других городах, уездах, воинских частях и т.д.;

3) Комитет спасения революции, образованный 26 октября 1917г., в который вошли генералы и офице¬ры штаба Западного фронта и другие лица.

Поскольку реальная власть была в руках военных, враждебно относящихся даже к самой идее о суверени¬тете Беларуси и в силу этого объединившихся с Комите¬том общественного порядка и безопасности, Минский Совет приступил в октябре к формированию Временно¬го военно-революционного комитета. Этот комитет в ноябре 1917г. был преобразован в Военно-революцион¬ный комитет Западной области и фронта (Военревкомзап). С целью объединения всех Советов и создания еди¬ного центра для координации их деятельности почти одновременно в Минске прошли съезды Советов: 19 нояб¬ря 1917 г. начал свою работу областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, 18-20 ноября прохо¬дил съезд Советов крестьянских депутатов и 20-24 но¬ября – II съезд армий Западного фронта, на котором при¬сутствовали представители Советов, профсоюзов и рабочих организаций Беларуси. В результате соглашения, достигнутого на этих съездах, произошло объединение всех советов в один Совет рабочих, солдатских и крес¬тьянских депутатов Западной области и фронта и был создан Облискомзап (Областной исполнительный коми¬тет Западной области и фронта).

В это же время шла интенсивная консолидация сил, поддер¬живавших Комитет общественного порядка и безопасно¬сти.

25-27 марта 1917 г. в Минске прошел I съезд бело¬русских национальных организаций, на котором был из¬бран Белорусский национальный комитет (БНК) в составе 18 человек. Он выступил за автономию Беларуси в со¬ставе России.

В апреле 1917 г. по инициативе БНК проходит Крае¬вой крестьянский съезд, который также высказался за автономию Беларуси в демократической Российской рес¬публике. С 8 по 10 июля 1917 г. прошел II съезд бело¬русских национальных организаций. На нем вместо БНК была создана Центральная рада белорусских организаций, более демократичная, чем БНК. Она поставила пе¬ред Временным правительством вопрос об организации в Беларуси органов местной власти и белорусских наци¬ональных военных формирований. Временное правитель¬ство отклонило это предложение.

8-10 июля 1917 г. состоялся II Съезд белорусских национальных организаций, которые преобразовал БНК в Центральную раду, а в октябре 1917 г. – в Великую белорусскую раду. Осенью 1917 г. прошли войсковые съезды Западного, Северного, Юго-Западного, Румынского фронтов и мат¬росов Балтийского флота, в результате чего в Минске создается исполнительный общий орган этих Съездов – Центральная войсковая белорусская рада (ЦВБР), которая ратовала за белорусскую автономию. Предста¬вители ЦВБР вошли в состав Великой белорусской рады.

В Минске в октябре 1917 г. большевики взяли власть в свои руки. В это же время Центральная белорусская рада была преобразована в Великую белорусскую раду, кото¬рая не признавала эту власть на территории Беларуси.

30 ноября 1917 г. от представителей различных партий и движений, входящих в Великую белорусскую раду, было принято воззвание: «Ко всему белорусскому на¬роду». В нем указывалось, что 5 декабря 1917 г. будет проведен съезд представителей всего белорусского на¬рода. Эту идею поддержал белорусский областной ко¬митет при Всероссийском совете крестьянских депута¬тов в Петрограде. Было получено разрешение от прави¬тельства В.И. Ленина. На нужды съезда выделено 50 тыс. руб. и было заявлено, что решения съезда будут призна¬ны советской властью.

I Всебелорусский съезд прошел в Минске с 5 по 17 де¬кабря 1917 г. В нем приняло участие 1872 делегата: 1167 имели решающий голос, 705 – совещательный. По соци¬альному составу съезд состоял из крестьян, рабочих, сол¬дат и интеллигенции. По национальному составу делегаты съезда были в основном белорусами. Съезд по представи¬тельству был полномочным органом в решении вопроса о создании краевой власти. В резолюции предлагалось не¬медленно образовать из делегатов орган краевой власти в лице Всебелорусского совета крестьянских, рабочих и сол¬датских депутатов, тем самым подчеркивалось непризна¬ние существующих органов власти, подчиняющихся Облисполкомзапу. Подобное решение было негативно воспринято СНК Западной области, что повлекло за собой немедлен¬ную политическую акцию против съезда, т.е. разгон его. Действие большевиков Западной области в январе 1918 г. одобрил Ш Всероссийский съезд Советов. Но члены прези¬диума Всебелорусского съезда не подчинились решению.

15 декабря 1917 г. прошло подпольное заседание в депо Либаво-Роменской ж/д, на котором избрали исполком рады съезда. Он поставил задачу организовать вооруженную борьбу за укрепление белорусской государственности и послал свою делегацию в Брест, где велись переговоры между представителями кайзеровской Германии и Совет¬ской России. Но делегация официально не была принята.

В результате наступления немецких войск СНК За¬падной области в ночь с 18 на 19 февраля 1918 г. эваку¬ировался в Смоленск. Власть в Минске взял исполком Рады Всебелорусского съезда. Оккупация немецкими войс¬ками территории Беларуси вновь резко изменила поли¬тическую обстановку в стране. В связи с этим исполком Всебелорусского съезда 21 февраля 1918 г. обнародо¬вал первую Уставную грамоту, в которой объявлялось, что до созыва Учредительного сейма (съезда) Народный секретариат, созданный исполкомом, будет выполнять функции правительства. Состав Народного секретариа¬та был многопартийным. В него входило 15 народных секретарей.

3 марта 1918 г. был заключен Брестский мирный до¬говор, по которому часть Беларуси отошла Германии.

9 марта принимается 2-я Уставная грамота, в кото¬рой провозглашалась БНР. Исполком переименовывал¬ся в Раду БНР. Президиум возглавляет председатель БСГ И.Н. Середа. Рада – законодательный орган до созыва Учредительного съезда, исполнительный орган – Народный Секретариат. Во 2-й Уставной грамоте объявлялись де¬мократические права и свободы: слова, печати, собра¬ний, забастовок, неприкосновенности личности, жилища и т.д. Ею декларировался 8-ми часовой рабочий день, отменялась частная собственность на землю, земля да¬валась без выкупа тем, кто ее обрабатывал. В пределах БНР все народы получали право на автономию, право пользоваться своим национальным языком.

19 марта 1918 г. – состоялось заседание Рады I Всебелорус-ского съезда.

25 марта 1918 г. была приинята 3 Уставная грамо¬та, в которой БНР объявлялась «независимым и воль¬ным государством», содержалось требование о пере¬смотре условий Брестского договора.

Первой независимость БНР признала Литва. Но окку¬пационные власти не считались с Радой. В силу этого 25 апреля 1918 г. на закрытом заседании Рады был принят текст телеграммы германскому императору Вильгель¬му, в которой выражалась благодарность за освобож¬дение Беларуси от большевистского угнетения и анар¬хии. Был взят курс на поиск соглашения с германскими оккупационными властями, который повлек за собой по¬литический кризис внутри Рады. Из ее состава вышли эсеры, меньшевики, еврейские социалисты. БСГ распа¬лась. Появились новые политические партии (Б-СДП, БПСФ, БПСР). Указанная телеграмма вызвала волну протеста в различных слоях общества. Народные массы требовали активного сопротивления оккупационному режиму. 12 июля 1918 г. Народный Секретариат поста¬новлением № 1 признал для Беларуси все декреты ВЦИК и СНК РСФСР, народных комиссаров Западной области и фронта недействительными. Всем предписывалось пользоваться законами бывшего Временного правитель¬ства до установления законов БНР.
После ноябрьской революции 1918 г. в Германии Рос¬сия аннулировала все условия Брестского мира и начала освобождение территории Беларуси. Рада Беларуси не смогла организовать сопротивление и переехала в Грод¬но, где находилась до ухода из Беларуси германских войск. Акт 25 марта 1918 г. лишь декларировал желан¬ную независимость Беларуси и остался в истории как акт только политический.

Рада БНР и Народный Секретариат фактически не были реальными органами власти, а лишь заложили за¬чатки государственной организации.

В юридическом смысле БНР государством не была, так как не было реального функционирования системы органов власти, правотворческой деятельности, реали¬зации законов.
В силу неблагоприятных внешнеполитических и внутриполитических обстоятельств, оторванности деятелей и партий БНР от широких народных масс вопрос о созда¬нии белорусской государственности так и не был решен. Но акт о независимости БНР, деятельность ее Рады ак¬тивизировали рост национального самосознания и в ко¬нечном итоге привлекли большое внимание к белорус¬скому вопросу и привели к образованию ССРБ.

Таким образом, в очередной раз вопрос об определе¬нии белорусской государственности так и не был решен. Причинами такого положения являлись: неблагоприят¬ная внешняя обстановка, разногласия по вопросу о фор¬мах государственности внутри самой Рады, неправильно выбранная тактика по отношению к оккупационным вла¬стям, оторванность Рады от прочих слоев населения, игнорирование Радой Советов как стихийно возникших органов народовластия и ряд других.

По мере освобождения территории Беларуси Красной Армией правительство БНР из Минска переехало в Грод¬но, а затем и за пределы Беларуси.

Таким образом, сложный противоречивый первый период становления белорусской государственности не завершился созданием самостоятельного государства. Провозглашенная БНР не имела атрибутов государства, широкой поддержки со стороны народа и не была допу¬щена к мирным переговорам в Бресте, где главные стороны – Германия и Советская Россия – решали вопрос и о территории Беларуси.

После прихода Красной Армии на территорию Бела¬руси вновь стали создаваться Советы, и устанавливалась советская власть.

13.26. Государственно-национальное строительство Беларуси

Твердая позиция В. И. Ленина по вопросу о национально-государственного строительства в Бело¬руссии в плане признания права белорусского народа на само¬определение и национальную государственность предопределила реше¬ние Пленума ЦК РКП (б) 24 декабря 1918г. о провозгла¬шении ССРБ.

Высказывались различные суждения по поводу перспективы государственно¬го строительства в Беларуси:
- Беларусь - административно-территориальная, хозяй¬ственная единица РСФСР;
- Беларусь - автономное образование в РСФСР.

30 декабря 1918 года в Смоленске был проведен I Съезд РКПБ(б), на котором рассматривался вопрос о государственности Беларуси, по которому принято по¬становление об образовании Социалистической Совет¬ской Республики Белоруссии во главе с Временным рабоче-крестьянским Советским правительством. Съезд обратился к населению Беларуси с воззванием, в котором провозглашалось образование ССРБ. Съезд также определил территорию Беларуси в составе 7 рай¬онов и 53 подрайонов, расположенных в Минской, Смоленской, Могилевской, Витебской и Гродненской гу¬берниях. Съезд образовал 1 января 1919 г. первое совет¬ское правительство ССРБ. Временное рабоче-крестьян¬ское Советское правительство опубликовало Манифест о провозглашении независимой ССРБ.

Манифест Временного Рабоче-крестьянского Со¬ветского Правительства 1 января 1919 г. (Смоленск) - первый конституционный акт. Различные точки зрения о легитимности данного акта. Он заложил основы госу¬дарственно-правового строительства БССР; провозгласил БССР; закрепил полноту власти Советов рабочих, крестьянских, батрацких и красноармейских депутатов; провозгласил земли, воды, недра, фабрики достоянием народа. Объявил недействительными все законы Рады и оккупационных властей, ввел в действие на всей терри¬тории БССР декреты РСФСР, подчеркнул, что Времен¬ное правительство БССР поставлено на посты решением 1-го съезда КПБ (б) и волей Советов Белоруссии.

В состав Временного Рабоче-Крестьянского Прави¬тельства БССР вошли руководящие работники Севе¬ро-Западного обкома партии, Облискомзапа, Белнацкома (Председатель Д.Ф. Жилунович (Тишка Гартны) и члены правительства - А. Мясников, С. Ива¬нов, А. Червяков, И. Рейнгольд, О. Дыло, В. Фальский, Ф. Шантыр и др.

5 января 1919 г. правительство ССРБ из Смоленска переехало в Минск, который стал столицей республики.

2-3 февраля 1919 г. в Минске проходил 1 Всебелорусский съезд Советов.

На повестку дня были вынесены 6 вопросов: 1. О текущем моменте; 2. Отчет Временного Правительства; 3. О границах ССРБ; 4. Об отношении к советским республикам; 5. О Конституции; 6. Выборы ЦИК ССРБ.

Все вопросы были рассмотрены и приняты соответ¬ствующие решения. Значение I Всебелорусского съезда Советов в том, что он одобрил создание ССРБ, принял Конституцию ССРБ и решение об объединении Белорус¬сии с Литвой, сформировал на многопартийной основе ЦИК в составе 50 человек, 45 из которых были больше¬виками.

Первая Конституция ССРБ юридически закрепила образование республики и ее классовую сущность - дик¬татуру пролетариата и беднейшего крестьянства; под¬твердила основные принципы социалистического строя и советской формы власти в ССРБ; декларировала пра¬ва трудящегося и эксплуатируемого народа, исходя из классового принципа; определила структуру органов власти и управления:
- Всебелорусский съезд Советов;
- Центральный Исполнительный Комитет;
- Малый президиум, Большой президиум, которые формировались ЦИКом. На Большой президиум возла¬гались функции правительства (ст. 27, 29), так как Кон¬ституция не предусматривала создания СНК. В Консти¬туции не регламентировалась структура и компетенция местных органов власти, ничего не говорилось об избира¬тельном праве и бюджете республики. В 1920 г. Консти¬туция 1919 г. была дополнена и действовала до 1927 г.

Выполняя решение 1 Всебелорусского съезда Советов 27 декабря 1919 г. Литва и Белоруссия объединились в единую Литовско-Белорусскую ССР (Литбел) со столицей Вильно. Были сформированы соответству¬ющие единые органы власти и управления. В результате состоялось объединение ЦИК ССРБ и ЦИК ЛССР. Избрание Пре¬зидиума ЦИК Литбел во главе с председателем К.Г. Циховским и СНК Литбел, председателем которого был утвержден В.С. Мицкявичус. Несколько по¬зднее (4-6 марта 1919 г.) прошел объединенный съезд КПБ (б) и КПЛ (б).

Основные задачи:
- обеспечение независимости трудящихся Литбел,
- обеспечение неприкосновенности границ Литбел.

Литбел была образована в составе Минской, Гроднен¬ской, Виленской, Ковенской и части Сувалковской гу¬берний с населением более 4 млн. человек. Столица -Вильно. В августе 1919 г. ее территория была полнос¬тью оккупирована польскими войсками. Литбел фор¬мально просуществовала до июля 1920 г., когда произош¬ло второе провозглашение ССРБ.

Наступление польской армии на территорию Литвы, а затем и Беларуси прервало советское государственно-правовое строительство на территории Литбел, которое вновь было возобновлено только после освобождения от польской оккупации.

Новое наступление польских войск, оккупация значи¬тельной части территории Белоруссии 16 августа 1920 года, вынудили возобновить переговоры о мире.

Подписание предварительных условий мира между РСФСР и Украиной, с одной стороны, и Польшей - с дру¬гой, состоялось 12 октября 1920 года в Риге. 18 марта 1920 года подписан Рижский мирный договор. К РСФСР отошли Витебская. Гомельская губернии, а также за¬падные районы Смоленщины, к Польше - значительная часть территории Белоруссии общей площадью 108 тыс. кв. км. и населением более 4 млн. человек. В составе БССР остались шесть уездов Минской губернии с насе¬лением 1,6 млн. человек. Таким образом, в результате Рижского мирного договора Белоруссия потеряла боль¬шую часть своей территории.
Успешные боевые действия Красной Армии в ходе летнего наступления 1920 года привели к осво¬бождению Минска 11 июля 1920 г. Подписание мирного договора между РСФСР и буржуазной Литвой 12 июля 1920 года включило в состав Литвы земли с городами Гродно, Щучин, Ошмяны, Сморгонь, Браслав, а также Виленского края с г. Вильно, и как следствие этого - прекратило существование Литовско-Белорусской ССР. Проблемность вопроса о юридической силе данного до¬говора для Беларуси.
31 июля 1920 г. на заседании Минского губернского военно-революционного комитета. Минского губернско¬го комитета Компартии Литвы и Белоруссии, предста¬вителей профсоюзов и других общественных организа¬ций Минска и Минской области была принята «Деклара¬ция о провозглашении независимости Социалистичес¬кой Советской Республики Белоруссии», что фактичес¬ки означало прекращение существования Литбел. Декларация о провозглашении независимости ССРБ была принята 31 июля 1920 года в Минске на торжествен¬ном заседании Военно-революционного комитета. Мин¬ского губернского комитета Компартии Литвы и Бело¬руссии с участием представителей профсоюзов и других общественных организаций Минска и Минской губернии. В ней указывалось, что ССРБ - независимое совет¬ское государство. В общем плане определялись грани¬цы республики и подчеркивалось, что ССРБ строится на принципах «беспощадной диктатуры пролетариата и ис¬пользования всего опыта Советской России». Закрепляя незыблимость Советской власти, Декларация восстанав¬ливала основные положения об организации народно-хо¬зяйственной жизни, провозглашенные Манифестом Вре¬менного рабоче-крестьянского правительства Белоруссии в полной мере, а все законы польской оккупационной вла¬сти о восстановлении частной собственности отменяла.

В Декларации объявлялось, что «впредь до созыва свободно избранного съезда Советов рабочих и красно¬армейских депутатов Белоруссии вся полнота власти при¬надлежит Военно-Революционному Комитету».

Заканчивалась Декларация призывом к гражданам объединиться с целью поднятия культурного уровня страны, восстановления народного хозяйства и заверше¬ния борьбы с интервентами.

Много внимания в этом нормативном акте уделено правам и свободам граждан Белоруссии. Он закреплял стремление белорусского народа к социальной и нацио¬нальной свободе. В период второго провозглашения ССРБ республика воссоздавалась лишь в рамках б уез¬дов Минской губернии с населением около 1,6 млн. че¬ловек.

Последующие события (новое наступление польских войск осенью 1920 г., проведение II Всебелорусского съезда Советов 13-17 декабря 1920 г., заключение в Риге между РСФСР и Польшей мирного договора 18 марта 1921 г.) оказали влияние на границы ССРБ. Так, по мир¬ному договору с Польшей западная часть Беларуси с населением свыше 4 млн. человек и территорией в 108 тыс. кв. км отошла к Польше.

Несмотря на сложную внутреннюю и внешнюю обста¬новку второй период формирования белорусской государ¬ственности завершился созданием самостоятельного су¬веренного национального государства - ССРБ и приняти¬ем Основного Закона - Конституции ССРБ 1919 г.

2-ой Всебелорусский съезд Советов, проходивший 13-17 декабря 1920 года в Минске, завершил процесс вос¬становления белорусской государственности:
• продолжил конституционное оформление ССРБ;
• внес существенные изменения и дополнения в Кон¬ституцию БССР;
• избрал делегатов на VIII Всероссийский съезд Со¬ветов;
• избрал ЦИК БССР;
• одобрил предварительные условия Рижского до¬говора.

В повестку дня было внесено 11 вопросов, каждый из которых имел важное значение для государственно-пра¬вового строительства суверенной Белоруссии.

На съезде присутствовало 202 делегата от различных партий, но большинство делегатов (161) были предста¬вителями Компартии. Это был многонациональный по своему составу форум, так как в нем участвовали и бе¬лорусы, и русские, и евреи, и поляки, и латыши, и пред¬ставители других национальностей. Но большая часть делегатов (109 человек) были белорусами.

По каждому вопросу были приняты нормативные акты, имеющие разные названия (обращение, резолюция, тези¬сы), но одинаковую высшую юридическую силу, ибо были приняты высшим законодательным органом государства. Среди многих принятых нормативных актов («Обращение к трудящемуся народу», «Резолюция по земельному воп¬росу», «Резолюция о народном просвещении» и др.) особое значение имели дополнения к Конституции ССРБ, в кото¬рых определялась система, структура, порядок комплек¬тования центральных органов Советской власти и их взаи¬моотношения. Съезд Советов Белоруссии являлся вер¬ховным органом власти в республике, а в период между съездами высшей властью был ЦИК Советов Белоруссии в составе 60 человек, избираемый съездом Советов. Для оперативной текущей работы по подготовке ма¬териалов к заседаниям сессий ЦИК и руководства всей работой как в центре, так и на местах, ЦИК создал Пре¬зидиум в составе председателя и 4 членов.

Впервые был создан СНК, яв¬лявшийся правительством республики, которому было вверено общее управление делами ССРБ. Как и прави¬тельство РСФСР, СНК обладал законодательной влас¬тью. Структурными звеньями СНК были народные комиссариаты, создаваемые по отраслевому принципу. Все¬го было учреждено 12 комиссариатов. 3 органа - Совет Народного хозяйства. Рабоче-крестьянская инспекция и чрезвычайная комиссия - вошли в состав СНК на правах комиссариатов, т.е. в СНК было всего 15 структурных отраслевых звеньев.

Тема 14. Общественно-политический строй БССР в межвоенный период (1920-1939 г.г.)

14.27. Государство и право Беларуси в межвоенное время

После образования ССРБ 1 января 1919 г. необходимо было решить вопрос об урегулировании взаимоотношений новой Советской республики с РФСР.

Постановлением от 31 января 1919 г. Президиум ВЦИК РСФСР признает независимость ССРБ, а 2 фев¬раля 1919 г. на I Всебелорусском съезде Советов было принято постановление о начале переговоров с РСФСР «по установлению федеративной связи». Внутренняя и внешняя обстановка требовала более тесных взаимоот¬ношений советских республик.

1 июня 1919 г. ВЦИК РСФСР с целью объединения усилий всех советских республик в условиях граждан¬ской войны принимает декрет «Об объединении совет¬ских республик», т.е. оформляется военный союз совет¬ских республик.

Признавалось необходимым провести тесное объеди¬нение:
1) военной организации и военного командования;
2) советов народного хозяйства;
3) железнодорожного управления и хозяйства;
4) финансов;
5) комиссариатов труда.

В этот период активизировалась деятельность выс¬ших органов власти и управления.

18 декабря 1920 г. на первой сессии ЦИК ССРБ был образован Совет Народных Комиссаров, который при¬нимал меры по восстановлению промышленности, сель¬ского хозяйства, реализации программы перехода к но¬вой экономической политике, уделял внимание разви¬тию народного образования, подготовке кадров, стаби¬лизации обстановки, укреплению советской власти.

Качественно новые взаимоотношения ССРБ и РСФСР законодательно закрепил Союзный рабоче-крестьянский дого¬вор от 16 января 1921 года. В нем признавались «независи¬мость и суверенность» каждой из договаривающихся сторон.

С целью упрочнения военного и хозяйственного со¬юза правительства обеих республик в Договоре объяв¬ляют об объединении наркоматов:
1) военных и морских дел;
2) Высшего Совета Народного Хозяйства;
3) внешней торговли;
4) финансов;
5) труда;
6) почт и телеграфов;
7) путей сообщения.

В августе 1922 г. ЦК РКП (б) создал специальную ко¬миссию по подготовке проекта договора о дальнейших взаимоотношениях советских республик.
Проходивший 14 декабря 1922 г. IV Всебелорусский съезд Советов принял постановление о необходймості объединения республик на основе взаимного равенства тесных экономических и политических отношений.

30 декабря на I съезде Советов СССР Беларусь была принята в состав Советского Союза. На съезде, в основном, были утверждены проекты Договора об образова¬нии СССР и Декларация об образовании СССР, которые ввиду их чрезвычайной важности передавались на допол¬нительное рассмотрение республик.

Весной 1923 г. Президиум ЦИК БССР образовал ко¬миссию для изучения проекта Конституции СССР и раз¬работки предложений по его улучшению. Поправки к тексту проекта Конституции СССР были переданы в Конституционную комиссию Президиума ЦИК СССР, которая большую часть поправок включила в текст про¬екта Конституции СССР. Конституция СССР была принята и введена в действие ЦИК СССР 6 июля 1923 г. который принял постановление дополнительно направите ее на обсуждение в высшие органы советских республик ЦИК ССРБ, его Президиум, СНК ССРБ принимали ак¬тивное участие в выработке окончательной редакции Конституции СССР.

В январе 1924 г. V Всебелорусский съезд Советов одобрил доработанный текст Конституции СССР, кото¬рая была утверждена 31 января 1924 года II Всесоюз¬ным съездом Советов.

В рассматриваемый период одним из важнейших этапов национально-государственого строительства явилась административно-территориальная реформа 1920 1930 гг. Как известно, территория Беларуси, соединяя Рос¬сию и Западную Европу, имеет большое стра¬тегическое значение. Как следствие многочисленных войн, Беларусь неоднократно меняла свои границы и ад¬министративно-территориальное деление. 1 января 1919г. была впервые провозглашена ССРБ в составе Ви¬тебской, Гродненской, Смоленской, Могилевской, Мин¬ской губерний и белорусских поветов Виленской и Ковенской губерний, со столицей в Минске.

Однако 16 января 1919 г. ЦК РКП(б) принял решение о присоединении к РСФСР Витебской, Могилевской и Смоленской губерний.

Литбел создавалась как противовес в борьбе против БНР и Литовской буржуазной республики за установле¬ние своей власти, для предотвращения войны между Польшей и Советской Россией.

ЦК РКП (б) шел на отделение от ССРБ Витебской и Могилевской губерний достаточно продуманно, потому что знал о настроениях Польши, требовавшей возвра¬щения Беларуси с целью воссоздания Речи Посполитой. Поэтому предполагалось, что при захвате Польшей дру¬гих территорий эти губернии стали бы основой для воз¬рождения белорусской государственности.

В августе 1919 г. территория Литбел была полнос¬тью оккупирована польскими войсками и только в июле 1920 г. состоялось вторичное провозглашение БССР.

Осенью 1920 г. было новое наступление Польши, и оккупация значительной части Беларуси. По Рижскому мирному договору (предварительным условиям) Бела¬русь теряла 108 тыс. кв. км. и 4 млн. человек в пользу Польши.

Фактически после второго провозглашения ССРБ она включала территорию одной Минской губернии. Толь¬ко образование СССР в 1922 г. и переход к мирному стро¬ительству создал благоприятные условия для справед¬ливого решения территориального вопроса. Неоднократ¬но проходили укрупнения БССР (в 1924, 1926 гг.), следствием которых было изменение административно - территориального деления республики. В 1938 г. в БССР было введено областное деление, а в 1939 г. после при¬соединения Западной Беларуси БССР насчитывала в сво¬ем составе 10 областей и 197 районов: Витебскую - 20, Гомельскую - 14, Могилевскую - 21, Минскую - 20, Полесскую - 15, Барановическую - 26, Белостокскую -24, Брестскую - 24, Вилейскую - 22 и Пинскую -11.

В 1921 г. был открыт ряд учебных заведений; в том числе Белорусский государственный университет. Для работы в Белорусском университете выехала в Минск большая группа профессоров из России. Наркомпросом было предоставлено университету научное оборудова¬ние, а также денежные средства для приобретения не¬обходимого оснащения в РСФСР и за границей. Затем были открыты институт белорусской культу¬ры, Государственная библиотека и Центральный архив. Было создано издательство «Советская Беларусь», где печатались книги, газеты и журналы на белорусском языке. Был открыт Белорусский государственный театр имени Я. Купалы. Создавались техникумы и училища. где преподавание велось на белорусском языке. Совнар¬ком РСФСР принял решение об откомандировании в распоряжение Наркомпроса БССР работающих в России белорусских работников культуры. Для издания бело¬русской литературы СНК РСФСР предоставил типогра¬фии Москвы и Петрограда и выделил соответствующие средства. ЦИК БССР обратился к Наркомпросу РСФСР с просьбой о выдаче из книгохранилищ РСФСР книг на белорусском языке или касающихся Белоруссии. Это ходатайство было удовлетворено.

В 1924 г. на сессии ЦИК БССР было принято поста¬новление от 15 июля «О практических мероприятиях по проведению национальной политики» и официально объявлено о «белорусизации, как о государственной по¬литике». Активную роль в процессе белорусизации сыг¬рали комиссия, созданная Президиумом ЦИК БССР во главе с С.А Хацкевичем, и комиссии при всех окруж¬ных исполкомах. В течение 1924-1925 г.г. проводилась разъяснительная работа задач белорусизации. И хотя в Белоруссии было 4 государственных языка (белорусский, русский, еврейский, польский), но особое внимание уде¬лялось белорусскому языку. Сотрудники государствен¬ных учреждений должны были обязательно владеть рус¬ским и белорусским языками. К 1927 г. 80% государ¬ственных служащих владели белорусским языком. В частях Красной Армии на Беларуси вводилось изучение белорусского языка. В 20-е годы появилась целая плея¬да выдающихся белорусских писателей и поэтов. В этиже годы появились кружки по изучению истории и при¬роды своего края.

В 1926 г. прошел I Всебелорусский краеведческий съезд. Всего в Беларуси было 240 краеведческих орга¬низаций. Члены этих организаций читали научные док¬лады, участвовали в экскурсиях и экспедициях, издава¬ли рукописные сборники и журналы, собирали фольк¬лорный материал.

В этот же период времени жили и работали такие выдающиеся представители белорусской культуры, как Тишка Гартны, М. Горецкий, М. Зарецкий, историки В. Игнатовский, В. Пичета, кинорежиссер Ю. Тарич и другие.

В 1925-1926 учебном году в 88 семилетних школах было введено преподавание полностью на белорусском язы¬ке, а в 3794 школах - частично. Учителя, обучавшие де¬тей на польском, русском и еврейском языках, проходи¬ли подготовку по белорусскому языку в особых секци¬ях института народного образования и на специальных курсах.

Но в конце 20-х годов процесс белорусизации был приостановлен. Тем не менее, белорусизация содейство¬вала развитию национальной культуры, языка, нацио¬нальному возрождению.

Демократизация общества, начало которой было положено в середине 80-х гг., осветила многие «черные страницы» истории нашего государства, откры¬ла новые направления в историографии.

Массовая реабилитация началась в 1954 г., а фактические материалы получили освещение в средствах мас¬совой информации с середины 80-х гг., но даже сегодня цельного исследования по вопросам массовых реп¬рессий нет.

Тоталитарный режим тяжело отразился и на бело¬русском народе. Особое место в нем занимают полити¬ческие репрессии 1930-1940-х гг. В их основе лежало ложное теоретическое утверждение Сталина об обо¬стрении классовой борьбы. Репрессии направлялись против сотен тысяч людей.

Жертвами репрессий являлись граждане БССР, СССР, иностранных государств, лица без гражданства, привлечен¬ные на территории Белоруссии судебными или несудебны¬ми органами по политическим, социальным, национальным и другим мотивам к уголовной ответственности. В общем, в 30-40-е гг. в БССР по политическим моти¬вам было репрессировано свыше 600 тыс. человек.

Основную часть дел (83,3%) рассматривали внесу¬дебные органы:
- «двойки» - комиссия НКВД СССР и Прокурор СССР Образованы в 1934 г.;
- «тройки» - комиссии в составе трех человек. Во гла¬ве «тройки» стоял начальник управления НКВД, а так¬же входили представители партийных органов и про¬куратуры (окончательно сформировались к 1934 г.).

Тема 15. Государство и право БССР в межвоенный период (1920-30 гг.)

15.28. БССР накануне Второй мировой войны

Польские власти в 20-30 годах проводили в Западной Беларуси политику полонизации коренного населения, чтобы сделать страну этнически польской и таким образом навсегда закрепить собственное господствование на наших землях. На территории Западной Беларуси в отмеченный период устанавливалось административно-территориальное деление, а также система местного государственного управления польского образца.

На территории воеводства главой администрации назначался воевода, на территории повета – староста, гмины – войт, громады - солтыс. Одновременно продолжали действовать органы местного территориального самоуправления – воеводские, поветовые, гминные управы и собрания. Однако самостоятельными полномочиями они фактически не обладали и целиком подчинялись местным главам администраций.

22 октября 1939 года на территории Западной Беларуси стал осуществлять свою деятельность высший законодательный орган этого края – Народное Собрание Западной Беларуси. В этот день были приняты 4 государственных декларации, которые регламентировали конфискацию помещичьей земли, национализацию земли, транспорта, торговли, присоединение Западной Беларуси к БССР.

После принятия в состав БССР Западной Белоруссии на ее территории создается система местных органов власти и управления, соответствующая Конституции республики 1937 года.

В декабре 1939 г. Президиум Верховного Совета БССР утвердил состав областных исполнительных комитетов, а они в свою очередь образовали исполкомы районных и сельских Советов. Исполкомы местных Советов формировались из бывших депутатов Народного собрания и местных жителей, работавших во временных управлениях и крестьянских комитетах.

В это же время развернулась подготовка к избранию в западных областях Белоруссии депутатов местных Советов в соответствии с Конституцией БССР и действовавшим в респуб¬лике Положением о выборах в областные, районные, городские, сельские и поселковые Советы депутатов трудящихся БССР.

Четвертая сессия Верховного Совета БССР (апрель 1940 г.) определила нормы для образования избирательных округов по выборам в местные Советы западных областей Белоруссии. Как и в восточных областях республики, эти нор¬мы дифференцировались в зависимости от размера области, города, района. Один избирательный округ по выборам в областные Советы создавался - на территории с населением 10000—15000, в городские Советы—350—600 человек населения, в районные Советы — на каждые 500 человек в районе с населением свыше 20 000 человек, но не более 250 округов.

Выборы в областные, городские - районные, сельские н поселковые Советы депутатов трудящихся, состоялись в западных областях республики 15 декабря 1940 г. Депутатами были избраны лучшие представители рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции. В местные Советы западных областей Белоруссии (5 областных, 98 районных, 43 городских, 1474 сельских и поселковых) было избрано 40074 депутата.

Развитие права в БССР в восстановительный период шло по нескольким направлениям: во-первых, специальными постановлениями ЦИК БССР вводились в действие на территории БССР законодательные акты РСФСР; во-вторых, органы власти и управления БССР (Всебелорусский съезд Советов, ЦИК, СНК) принимали собственные нормативно-правовые акты; в-третьих, дей¬ствовали законодательные акты РСФСР, которые постановлением ВЦИК вводились в действие «на всей терри¬тории РСФСР и всех союзных и автономных республик».

Используя опыт законотворчества, накопленный РСФСР, на территории Беларуси вводились в действие законодательные акты Российской Федерации. Так, дей¬ствие закона «Об основных частных имущественных пра¬вах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых ее судами» с 2 августа 1922 года было рас¬пространено ЦИК БССР и на территорию Беларуси. Та¬ким же образом были введены в действие ГК РСФСР, ГПК РСФСР, УК РСФСР и другие.

Гражданское право. Законодательство восстановительного периода было направлено, прежде всего, на укрепление государствен¬ной собственности. Законодательные акты БССР конк¬ретизировали и дополняли законы РСФСР, в том числе Гражданский кодекс и Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, введенные в действие на территории рес¬публики в 1923 году. Гражданский кодекс закрепил об¬щее правило неотчуждаемости государственных пред¬приятий в собственность частных лиц. Однако в связи с НЭПом постановлением ЦИК и СНК БССР от 31 января 1925 года было разрешено отчуждение бездействующих предприятий, но наибольшую исковую защиту получи¬ла государственная собственность. Ее можно было ис¬требовать из любого незаконного владения, исковая дав¬ность при этом не применялась. Объявлялись недействи¬тельными сделки, которые влекли явный убыток для государства. Большое внимание было уделено коопера¬тивной собственности. Частным лицам разрешалось от¬крывать торговые и промышленные предприятия. Посте¬пенно расширялись имущественные права граждан, а также круг наследников по закону в результате вклю¬чения в него усыновленных и их нисходящих.

Уголовное право.

Уголовный кодекс РСФСР, введенный в действие с 1 июля 1922 года, действовал также на территории Бе¬ларуси. Он состоял из общей и особенной частей, насчитывавших 227 статей, 56 из которых приходилось на об¬щую часть. Особенная часть состояла из 8 глав, в кото¬рых регламентировались уголовно-правовые отношения, касающиеся следующих видов преступлений:
1) государственные преступления;
2) должностные преступления;
3) нарушение правил об отделении церкви от государ¬ства;
4) преступления хозяйственные;
5) преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности;
6) имущественные преступления;
7) воинские преступления;
8) нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок.

За совершение контрреволюционных действий, бан¬дитизм и других особо опасных преступлений предусмат¬ривалась высшая мера наказания - расстрел.

Преступления подразделялись на 2 категории, направ¬ленные против основ нового порядка или признаваемые наиболее опасными, и все остальные преступления.

Мерами социальной защиты являлись (в ст. 32 УК дан перечень наказаний):
- лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой;
- изгнание из пределов страны на срок или бессрочно;
- принудительные работы без содержания под стражей;
- условное осуждение;
- поражение прав и другие.

В 30-х годах карательная политика ожесточается пу¬тем усиления уголовной ответственности за отдельные виды преступлений и введением новых составов преступ¬лений. Так, 7 августа 1932 г. было принято Постановле¬ние ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государ¬ственных предприятий, колхозов и кооперации и укреп¬лении общественной (социалистической) собственности», по которому за хищение грузов на транспорте, имуще¬ства колхозов и совхозов предусматривалась высшая мера наказания (расстрел) с конфискацией имущества, и лишь при смягчающих обстоятельствах эта мера за¬менялась лишением свободы не ниже 10 лет с конфис¬кацией имущества. По Постановлению ЦИК СССР от 8 июня 1934 года УК был дополнен статьями об измене Родине, которые предусматривали такое же наказание, как и за хищение имущества.

Земельное право.

Аграрные преобразования, проводимые в республи¬ке, получили закрепление в Земельном кодексе, приня¬том ЦИК БССР 29 марта и введенном в действие 15 ап¬реля 1923 г Кодекс состоял из 3-х частей, регулирую¬щих трудовое крестьянское землепользование, исполь¬зование государственных земель, землеустройство и переселение. В нем устанавливалась предельная норма земли для крестьянского хозяйства.

Кодекс земельный, утвержденный Президиумом ЦИК БССР 21 февраля 1925 г., введен в действие с 1 апреля 1925 г. Он в основном повторял принципиальные поло¬жения предыдущего кодекса, но уже не предусматри¬вал общинное землепользование, закрепляя товарищес¬кое и подворно-участковое землепользование.

Лесной кодекс БССР, введенный в действие с 1 авгус¬та 1924 г., рассматривался как «продолжение Земель¬ного кодекса» и закреплял государственную собствен¬ность на весь лесной фонд, состоящий из лесов местно¬го и общегосударственного значения. В нем содержались нормы, устанавливающие порядок управления лесами, условия передачи лесов во временное и постоянное пользование и т.д.

Трудовое законодательство.

Правовой формой привлечения рабочих к труду яв¬лялся коллективный и индивидуальный договоры. Зак¬реплялся 8-ми часовой рабочий день. Был предусмот¬рен ряд мер по охране труда. Отдельная глава кодекса посвящалась профсоюзам. Перед ними ставились новые задачи в связи с переводом предприятий на хозрасчет и разрешением деятельности частных предприятий.

В результате образования Союза ССР на террито¬рии БССР действовали все законодательные акты СССР, в соответствии с нормами которого вносились изменения в законодательство республики.

Конституционное законодательство.

Всебелорусский чрезвычайный съезд Советов, проходивший 9-15 января 1924 г., поручил ЦИК БССР подготовить в соответствии с Конституцией Со¬юза ССР и изменившимся территориально-администра¬тивным делением республики проект новой Конституции Белоруссии и представить его на утверждение VII Всебелорусскому съезду Советов. Созданная 15 ян¬варя на съезде Конституционная комиссия представила в феврале 1925 г. на рассмотрение четвертой сессии ЦИК БССР проект новой Конституции.

Сессия ЦИК БССР, одобрив работу комиссии, реши¬ла направить подготовленный ею проект местным испол¬нительным комитетам для изучения и обсуждения сре¬ди широких масс рабочих и крестьян. В процессе обсуж¬дения трудящиеся предложили внести ряд изменений и дополнений в отдельные статьи проекта.

Вначале предполагалось рассмотреть проект Консти¬туции БССР и принять ее на VII Всебелорусском съезде Советов, но на этом съезде вопрос о принятии новой Кон¬ституции не обсуждался, так как часть внесенных в про¬ект при обсуждении предложений требовала дополни¬тельного изучения.

В связи с необходимостью доработки проекта Кон¬ституции ЦК Компартии Белоруссии 15 января 1927 г создал комиссию в составе 5 человек (А.Г. Червякова (председатель), А.И. Кривицкого, И.А. Адамовича, М.А Сегаля и А.И. Бейлина). В марте 1927 г. Бюро ЦК КПБ(б) рассмотрело основные положения проекта Конституции и внесло в проект ряд поправок. Окончательное редак¬тирование с учетом поправок, предложенных на заседа¬нии Бюро ЦК КПБ(б), было поручено Конституционной комиссии.

Проект Конституции БССР обсуждался также комис¬сией фракции ВКП (б) в Президиуме ЦИК Союза ССР под председательством А.С. Енукидзе. Комиссия сделала ряд замечаний и подчеркнула особую важность обстоятель¬ного обсуждения основных положений Конституции БССР на сессии ЦИК БССР и широкими массами трудящихся.

Конституционная комиссия с учетом замечаний отредактировала проект Конституции БССР и внесла его на рассмотрение VIII съезда Советов, делегаты которо¬го после обсуждения 11 апреля 1927 г. приняли новую Конституцию Белорусской Советской Социалистической Республики.

В Конституции четко определялся классовый харак¬тер Советского государства. В ст. 2 записано. «Белорус¬ская Советская Социалистическая Республика есть со¬циалистическое государство диктатуры пролетариата, осуществляющее свои задачи на основе союза рабочих и крестьян». Носителем верховной власти являлся Всебе¬лорусский съезд Советов, а в период между съездами - Центральный Исполнительный Комитет БССР (ст. 3)

Закрепляя принцип всевластия Советов, Конституция провозглашала: «Вся власть в пределах БССР принад¬лежит Советам рабочих, крестьянских и красноармей¬ских депутатов».

Подтверждая социалистический характер государ¬ства. Конституция в ст. 5 закрепляла государственную собственность на все земли, леса, недра, воды, фабрики и заводы, железнодорожный, водный и воздушный транс¬порт и средства связи.

Оговорен в Конституции и вопрос о статусе БССР в связи с образованием СССР В ст. 4 записано, что БССР, «как союзная республика, передает Союзу полномочия, определенные ст. 1-й Конституции Союза Советских Со¬циалистических Республик» и сохраняет «право свобод¬ного выхода из Союза» согласно ст. 4 Конституции СССР.

Четко определяет Конституция и суверенные права БССР: принимать и изменять Конституцию республики, решать вопрос об изменении границ (ст. 24), создавать свои органы власти и управления (ст. 3, 31, 45, 53 и др.). Боль¬шое внимание в Конституции уделено вопросам системы, структуры и компетенции высших органов власти и уп¬равления. Отражая особенность сложившейся системы органов власти и управления, Конституция БССР 1927 г. закрепляет, что носителями верховной власти в респуб¬лике являются Всебелорусские съезды Советов, а в пе¬риод между съездами Советов - ЦИК БССР (ст. 3).

Высокое положение занимает и Президиум ЦИК, ко¬торый согласно ст. 34 Конституции является «высшим законодательным, распорядительным и контролирую¬щим органом».

Для общего управления БССР согласно ст. 40 Консти¬туции образуется СНК, который через народные комисса¬риаты, исполнительные комитеты и Советы осуществляет свою деятельность. Конституция 1927 г., как и Конститу¬ция ССРБ 1919 г. и Конституция СССР 1924 г., наделяет этот орган управления правом издавать «декреты и поста¬новления, обязательные к исполнению на всей территории Белорусской Советской Социалистической Республики» (ст. 41). Совет народных комиссаров согласно ст. 42 ответ¬ственен перед Всебелорусским съездом Советов и ЦИКом БССР. Постоянный контроль за его текущей деятельнос¬тью осуществляет ЦИК БССР и его Президиум. Именно эти органы могут отменить или приостановить согласно ст. 43 «всякое постановление» СНК.

Отраслевыми органами, с помощью которых СНК БССР осуществляет руководство отдельными отрасля¬ми управления, являются народные комиссариаты, пе¬речень которых дан в статье 45.
Не все народные комиссариаты имели равный право¬вой статус, ибо 5 из них (народные комиссариаты финан¬сов, труда, торговли, рабоче-крестьянской инспекции и Высший Совет Народного Хозяйства, в целом подчиня¬ясь ЦИКу БССР, его Президиуму, СНК БССР, должны были осуществлять «в своей деятельности директивы соответственных народных комиссариатов Союза Совет¬ских Социалистических Республик» (ст. 46). Кроме того, при СНК БССР находились уполномоченные народных комиссариатов СССР: по иностранным делам, по воен¬ным и морским делам, путей сообщения, почт и теле¬графов. Это означает, что Конституция БССР предусматривает в силу образования СССР и Конституции СССР 1924 г. 3 вида народных комиссариатов: респуб¬ликанские, союзно-республиканские и союзные.

К сожалению, не все вопросы, касающиеся высших органов власти и управления, нашли отражение в Кон¬ституции. Так, в ней ничего не сказано о периодичности созыва сессий ЦИК, о составе Президиума вообще не упомянуто.

Местным органам власти и управления в Конститу¬ции посвящено четыре главы (УП-Х), в которых раскры¬ваются их система, структура, порядок комплектования. Что же касается компетенции, то она не получила дол¬жного отражения и дана в общем плане. Законодатель в ст. 54 дает перечень шести направлений работы местных Советов (окружных и районных съездов Советов, их ис¬полкомов, а также городских, местечковых и сельских Советов), которые называет «задачами Советов».

При комплектовании как высших, так и местных ор¬ганов власти и управления Конституция закрепляет ярко выраженный классовый принцип. Так, в главе XI, где речь идет об избирательном праве, в ст. 71 указывается семь категорий лиц, которые не могут избирать и не могут быть избранными. Этот перечень не нов: он абсолютно идентичен тому, который содержался в Конституции РСФСР 1918 г. (ст. 65). В ст. 70 отмечается, что «все, добывающие средства жизни производительным и обще¬ственно полезным трудом, а также лица, занятые домаш¬ним хозяйством, обеспечивающие для первых возмож¬ность производительного труда, могут избирать и быть избранными». Лица, состоящие в Красной Армии и Красном флоте, также не ограничивались в избирательных правах.

По Конституции БССР 1927 г. избирательное право не только не было всеобщим, но оно было и неравным, и непрямым (ст. ст. 26,57).

В отличие от Конституции СССР 1924 г., которая не содержит ни раздела, ни главы о правах и свободах граж¬дан СССР, Конституция БССР 1927 г. в первой главе «Общие положения» закрепляет демократические пра¬ва и свободы, устанавливает обязанности граждан БССР. Из 23 статей этой главы 17 посвящено правам, свободам и обязанностям. Так, не только провозглашается, но и гарантируется право на создание организаций, право на проведение митингов, шествий, свобода выражения мне¬ний, свобода совести, равенство прав граждан независи¬мо от расовой и национальной принадлежности, право свободного пользования родным языком и другие права и свободы. И лишь две обязанности возлагаются на граж¬дан БССР - обязанность трудиться (ст. 7) и всеобщая воинская повинность (ст. 13).

До принятия новой Конституции БССР в 1937 г., т.е. за 10 лет, в Конституцию БССР 1927 г. были внесены отдельные изменения, коснувшиеся прав и свобод граж¬дан, органов управления и административно-территориального деления республики.

Очередной Основной Закон Республики - был утвержден 18 января 1936 г. Чрезвычайным VIII Всесоюзным съездом Советов, а 19 февраля 1937 г. была принята Конституция БССР.

В ней были четко определены экономические и политические основы советского общества: социалистическа собственность на орудия и средства производства; Сове¬ты депутатов трудящихся.

Закреплялись важнейшие принципы социализма: пол¬ное политическое и социальное равноправие всех граж¬дан БССР независимо от национальности, расы, пола, вероисповедания, их права и свободы.

Высшим органом власти в БССР являлся Верховный Совет, а в период между сессиями Верховного Совета - Президиум Верховного Совета БССР.

Верховный Совет осуществлял законодательную власть, избирал Президиум Верховного Совета БССР формировал и утверждал правительство - СНК БССР контролировал их деятельность. Впервые Конституция содержала разделы о бюджете республики, суде и про¬куроре. Следует отметить, что законодательная власть стала принадлежать исключительно Верховному Сове¬ту БССР В случае необходимости между сессиями Вер¬ховного Совета его Президиум мог внести изменения в действующее законодательство с последующим утвер¬ждением на очередной сессии Верховного Совета. Впер¬вые было произведено разграничение между органами государственной власти и центральными органами госу¬дарственного управления. Образуемый Верховным Со¬ветом и подотчетный ему СНК являлся высшим испол¬нительным и распорядительным органом БССР. Мест¬ные Советы депутатов трудящихся, образованные вмес¬то съездов Советов рабочих, крестьянских и красноар¬мейских депутатов, являлись органами государственной власти. Исполкомы местных Советов были отнесены к органам государственного управления.

Конституция БССР внесла большие принципиальные изменения в советскую избирательную систему: выбо¬ры в Советы осуществлялись на основе всеобщего, рав¬ного и прямого избирательного права при тайном голо¬совании.

Конституцией БССР утвержден герб, флаг республи¬ки, т.е. символы белорусской государственности (ст. 119 и 120), а также столица (ст. 121).

Конституция БССР привела политическую надстрой¬ку в соответствие с экономическим базисом и социаль¬ной структурой общества, сложившимися к середине 30-х годов XX в. Принятие ее дало новый толчок для разви¬тия всех отраслей советского права.

15.29. БССР в период Второй мировой войны и послевоенное время.

Как известно, БССР была одной из первых союзных республик, принявших на себя удар войск фашистской Германии, которая оккупировала всю часть территории БССР.

В условиях оккупационного режима, введенного фа¬шистами, значительная часть населения республики сра¬жалась с врагом в партизанских отрядах. Естественно, что в партизанских зонах необходимо было обеспечить законность и правопорядок. С этой целью были образо¬ваны суды, которые имели свои особенности, в том чис¬ле и порядок рассмотрения дел. Так, сначала представитель командования или партийного органа доклады¬вал собранию личного состава содержание уголовного дела, затем собрание выясняло обстоятельства дела, задавало вопросы подсудимому, свидетелям. Приговор выносился путем открытого голосования. При осмотре места происшествия протоколы не велись.

Судебные органы в партизанских отрядах сложились не сразу. В период зарождения партизанского движения пра¬восудие осуществлялось коллегиально подпольными или партийными организациями, а во время расширения парти¬занского движения функция осуществления правосудия в некоторых партизанских зонах передалась партизанским судам, председатель и заседатели которых избирались на общем собрании личного состава партизанских отрядов.

Военно-полевые трибуналы были образованы в 1942-1943 гг. и рассматривали дела, касающиеся командиров партизанских частей. Дела рассматривались коллегиаль¬но в составе 3 человек.

Но в действительности зачастую имело место совме¬щение партизанских судов и военно-полевых трибуналов.

Следует иметь в виду, что на территории Белоруссии в тылу врага в годы ВОВ вместе с партизанами действо¬вало более 200 отдельных разведывательных диверси¬онных групп (6000 человек). В таких группах правосу¬дие осуществляло коллегиально командование группы.

Таким образом, в годы ВОВ в партизанских зонах Белоруссии судебное рассмотрение и предварительное расследование преступлений по сравнению с мирным периодом имело свои особенности. Они выражались в разнообразии форм осуществления правосудия. Это раз¬нообразие было обусловлено военной обстановкой в це¬лом и местными условиями, складывающимися в конк¬ретном районе, области, зоне и т. д. К началу 1943 г. повсеместно была создана довольно стройная и четкая су¬дебная система, которая с незначительными изменения¬ми просуществовала до конца ВОВ.

В рассматриваемый период времени до 1978 г. продолжала действовать Конституция БССР 1937 г. со значи¬тельными изменениями, внесенными в нее после принятия.

Эти изменения коснулись и высших органов государ¬ственной власти. Так, в связи с расширением контрольно-надзорной и распорядительной деятельности Верховно¬го Совета в его составе увеличивается число постоян¬ных комиссий: в 1955 г. - 4, в 1957 г. - 8, в 1960 г. - 9, в 1963 г. - 12, в 1965 - 15, в 1975 г. - 16. В связи с необхо¬димостью удешевления и сокращения государственного аппарата в 1952 г. были упразднены некоторые отделы Президиума Верховного Совета и Приемная Председа¬теля Президиума.

Работа Верховного Совета БССР как высшего законодательного органа страны была в этот период весьма напряженной, насыщенной и результативной. Это обус¬ловливалось той конкретной социально-экономической и политической обстановкой в СССР и БССР и острой потребностью обновления и систематизации законодатель¬ства. Верховный Совет БССР пятого созыва (1959-1962 гг.) принял 60 законов, среди которых Закон о судоустрой¬стве БССР (1959 г.), Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы (1960 г.) и др. Верховный Совет БССР седь¬мого созыва (1967-1970 гг.) принял 56 законов, среди ко¬торых Кодекс о браке и семье БССР (1969 г.), Закон о здравоохранении и Земельный кодекс (1970 г.), др.

Высшим исполнительным органом являлся Совет Министров БССР, состав которого формировался зано¬во на каждой первой сессии Верховного Совета БССР нового созыва. Число членов Совета Министров посто¬янно увеличивалось (с 35 до 50 человек) и только в свя¬зи с принятым Законом от 23 мая 1957 г. о создании од¬ного административно-экономического района на терри¬тории БССР, в результате которого было упразднено девять министерств, состав Совета Министров уменьшил¬ся. Однако с восстановлением отраслевого принципа уп¬равления промышленностью в 1965 г. численный состав Совета Министров вновь стал возрастать: в 1967 г. - 44, в 1971 - 48, в 1975 - 50 человек. Председателями Совета Министров БССР, сменяя друг друга, были: Пономаренко П.К., Клещев А.Е., Мазуров К.Т., Авхимович Н.Е., Киселев Т.Я.

После принятия новой Конституции БССР 1978 г. в качестве постоянного структурного звена Совета Мини¬стров действует Президиум, в составе Председателя Совета Министров, первых заместителей и заместителей Председателя, а также других членов Правительства в соответствии с Законом о Совете Министров БССР.

Число министерств, государственных комитетов, комиссии и управлений как структурных звеньев Совета Министров неизменно возрастало: только в 1966— 1974 гг. были созданы 3 союзно-республиканских министерства (лесного хозяйства, заготовок и юстиции); одно новое республи¬канское Министерство строительства и автомобильных дорог; на основе Главного управления бытового обслу¬живания населения и коммунального хозяйства было со¬здано два республиканских министерства (коммунально¬го хозяйства и бытового обслуживания); Комитет по фи¬зической культуре и спорту. В последующие годы вно¬сились изменения в структуру аппарата Совета Министров.

Высшим судебным органом в БССР являлся Верхов¬ный Суд, избираемый Верховным Советом БССР сроком на 5, а по Конституции БССР 1978 г. - на 10 лет (ст. 151). В его состав входили постоянные члены и народные за¬седатели. Так, на второй сессии Верховного Совета БССР третьего созыва в марте 1952 г. был избран Верховный Суд республики в составе 21 постоянного члена и 125 народных заседателей, а в 1972 г. - 23 постоянных членов и 118 народных заседателей.

Структурными звеньями Верховного Суда БССР были судебные коллегии (судебная коллегия по гражданским делам, судебная коллегия по уголовным делам и другие).

Компетенция Верховного Суда неоднократно изменялась, то расширялась, то вновь сужалась. В 1960 г. было ликви¬дировано Министерство юстиции БССР и Верховный Суд должен был выполнять функции по управлению областны¬ми и народными судами и государственными нотариальны¬ми конторами, т.е. была значительно расширена его компетенция. В 1970 г. в связи с образованием союзно-республи¬канского Министерства юстиции БССР функции по управ¬лению судебными органами были изъяты из ведения Вер¬ховного Суда, что позволило высшему судебному органу республики сосредоточить все внимание на выполнении своих прямых функций по осуществлению правосудия в БССР.

Помимо рассмотренных высших государственных ор¬ганов, в БССР действовали и другие высшие органы (Про¬куратура БССР, Комитет народного контроля БССР и др.), структура и компетенция которых подвергались реорганизации в 50-80-е годы.

Для развития права этого периода характерны три основные тенденции, демократизация, кодифи¬кация и расширение сферы применения права. Эти тен¬денции проявились под воздействием тех задач, которые определялись правящей коммунистической партией в экономической, социальной, политической и других сферах общественной жизни. Характерной чертой развития права 1950 -1980-х годов является большая степень дина¬мичности. Среди многочисленных разноплановых теку¬щих нормативно-правовых актов этого периода особое место занимают постановления ЦК КПСС и Совета Ми¬нистров СССР и постановления ЦК КПБ и Совета Мини¬стров БССР, в которых содержались нормы, вносящие принципиальные изменения в действующее законодатель¬ство. Так, 22 марта 1962 г. было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О перестройке уп¬равления сельским хозяйством», 11 января 1963 г. - «Об организации работы Совета народного хозяйства», 19 де¬кабря 1968 г. - «Об утверждении Положения об органах народного контроля» и много других, которые внесли су¬щественные изменения в отрасли права.

Большое количество нормативно-правовых актов, принятых в данный период, остро поставило вопрос о систематизации действующего законодательства, кото¬рая начала проводиться в конце 50-х годов, как в масш¬табе СССР, так и в каждой республике. В БССР также были созданы специальные комиссии для подготовки кодексов по основным отраслям права. Одним из глав¬ных источников, на базе которого разрабатывались ко¬дексы БССР, были Основы гражданского законодатель¬ства СССР и союзных республик (1961 г ), Основы уго¬ловного законодательства СССР и союзных республик (1958 г.) и другие подобные нормативные акты СССР, в том числе и Конституция СССР 1977 г.

Кодификационные работы, начавшиеся в БССР в конце 50-х годов, продолжались до середины 80-х го¬дов, когда в 1984 г. впервые был принят Кодекс БССР об административных правонарушениях. Всего было принято более 10 кодексов и новая Конституция БССР 1978 года.

В развитии всех отраслей права четко проявилась тен¬денция на дальнейшее углубление его демократических черт. Так, нормы конституционного права закрепили рас¬ширение прав союзных республик, а по Конституции БССР 1978 г. права граждан увеличились почти в два раза; в гражданском праве была значительно расширена правоспособность граждан и впервые введены нормы, предусматривающие гражданско-правовую защиту чес¬ти и достоинства физического лица. В уголовном праве данная тенденция проявилась в декриминализации неко¬торых уголовных правонарушений (отмена уголовной от¬ветственности женщин за производство аборта - 1954 г., за самовольный проезд в товарных поездах в 1955 г., и др.) и в возможности освобождения от уголовной ответ¬ственности за совершение в первый раз малозначитель¬ного преступления. Но следует отметить, что наряду с демократизацией в уголовном праве в этот период вре¬мени начала проявляться тенденция, противоречащая указанной усиление карательной политики, что наш ю отражение в восстановлении смертной казни в 1950 г. за такие преступные действия, как измена, шпионаж, диверсия. В последующие годы применение смертной казни постоянно расширялось, что отражает принятый в 1960 г УК БССР, в который в 70-80-е годы вносили изменения, предусматривающие применение исключительной меры наказания даже за имущественные преступления (ст. 91), а не только за государственные, особо опасные против личности и воинские преступления.

Разработка и принятие Конституции БССР 1978 г. проходила в соответствии с общепринятыми стадиями правотворческого процесса. Были созданы Кон¬ституционная комиссия высшего законодательного орга¬на - Верховного Совета БССР для подготовки проекта новой Конституции в 1977 г. и Редакционная комиссия по подготовке окончательного текста проекта Конституции в 1978 году. Председателем Конституционной ко¬миссии и Редакционной комиссии был первый секретарь ЦК КПБ П.М. Машеров. Весь ход работ над проектом Конституции шел под непосредственным руководством первых лиц партийного и государственного аппарата рес¬публики. Проект Конституции 1978 г. по Указу Прези¬диума Верховного Совета БССР «О проекте Конститу¬ции БССР» от 16 марта 1978 г. был опубликован 18 мар¬та этого же года во всех республиканских и областных газетах, для всенародного обсуждения 14 апреля 1978 г. На второй день своей работы девятая сессия Верховного Совета БССР девятого созыва приняла Декларацию Верховного Совета БССР «О принятии и объявлении Конституции (Основного Закона) Белорусской ССР», в ко¬торой указывалось, что Верховный Совет БССР прини¬мает Конституцию БССР и объявляет о ее введении с 14 апреля 1978 г.

Конституция БССР 1978 г., имея много общего с Кон¬ституцией 1937 г., отличается от последней и структурой и содержанием. В новой Конституции БССР, поми¬мо глав и статей, есть еще четко названные разделы, что облегчает пользование текстом, значительно большее количество статей (172 вместо 122) и статьи о правах, свободах и обязанностях помещены во втором разделе Конституции БССР 1978 г, тогда как аналогичные ста¬тьи в Конституции БССР 1937 г. содержатся в восьмой главе.

Как структура, так и содержание Конституции БССР 1978 г. отражают де-юре ту демократическую тенден¬цию в развитии всех сфер общественной и государствен¬ной жизни, которая наметилась в СССР в середине 50-х годов.

Особенно большие изменения глубоко демократичес¬кого характера внесены по вопросу прав, свобод и обязан¬ностей граждан во втором разделе Конституции БССР «Государство и личность». Впервые на конституционном уровне закрепляется право граждан на участие в управ¬лении государственными и общественными делами (ст. 46), право на жилище (ст. 42), право на государственную ох¬рану здоровья (ст. 40), право на пользование достижения¬ми культуры (ст. 44), право обращаться с жалобами на действие должностных лиц (ст. 56) и другие.

Новым в Конституции являются и положения, каса¬ющиеся экономической системы (глава 2), где наряду с государственной и колхозно-кооперативной собственно¬стью впервые конституционно закрепляется собствен¬ность профсоюзных и общественных организаций (ст. 10). Более того, за общественными организациями впервые закрепляется право участвовать в решении политических, хозяйственных и социально-культурных вопросов, а также право законодательной инициативы. Это свиде¬тельствует о большей самостоятельности и о возросшей роли их в жизни общества.

Демократичным является и положение, согласно ко¬торому значительно расширяется круг лиц, участвую¬щих в управлении государством благодаря снижению возраста, дающего право быть избранным в Верховный Совет БССР - с 21 года до 18 лет (ст. 85).

Как и многие положения Консти¬туции БССР 1937 г., так и некоторые положения новой Кон¬ституции носили декларативный характер и в реальной общественно-политической и государственной жизни не действовали, так как уже в момент принятия Конститу¬ции БССР 1978 г. во всех сферах общественной жизни наметились застойные (кризисные) явления, которые в середине 80-х годов вызвали острую необходимость про¬ведения радикальных реформ во всех сферах обществен¬ной жизни и на всех уровнях - в СССР и в республиках. Руководящая партия вынуждена была публично заявить об этом на XXVII съезде КПСС в 1986 г. и на XIX Всесо¬юзной конференции КПСС в 1988 г. и определить основ¬ные направления реформ.

Тема 16. Государственное строительство Беларуси на современном этапе.

16.30. Государственное строительство Республики Беларусь (1989-1999-ые годы)

После активизации международных отношений в середине 50-х годов возросла политическая ак¬тивность БССР на международной арене. В 50-е годы БССР была участницей 54 международных конвенций и договоров, а в 80-е годы только договоров было подпи¬сано более 180. Члены делегаций БССР в ООН выдвига¬лись на различные руководящие посты в ООН, что под¬тверждает международное признание БССР. БССР яв¬лялась членом специализированных учреждений ООН (ЮНЕСКО, МАГАТЭ, МСЭ (Международный союз электросвязи), МОТ (Международная организация тру¬да), ИАКО (Международная организация гражданской авиации) и т.д

БССР имела обширную практику международной де¬ятельности непосредственные переговоры с иностранны¬ми государствами, участие в многосторонних перегово¬ров, участие в модификации и развитии международно¬го права в ходе дипломатических консультаций

В 50-80 гг. произошло значительное расширение международных связей БССР в таких областях как просвеще¬ние, наука, культура, экономика. Проходил обмен делега¬циями, проводились вечера дружбы, международные ху¬дожественные выставки и научные конференции, иностран¬ные студенты обучались в вузах республики. В экономичес¬кой сфере БССР сотрудничала более чем со 100 странами. К БССР являлась равноправным участником междуна¬родных отношений и субъектом международного права. Формально БССР была самостоятельна в международ¬ном общении, но республика всегда действовала в рам¬ках единой политико-идеологической линии СССР, на¬меченной ЦК КПСС. Дипломатические сношения с иностранными государствами осуществлялись через посоль¬ства СССР.

БССР получила реальную возможность внешнеполитической деятельности лишь в соответствии с Законом от 1 февраля 1944 г., хотя право выступать на междуна¬родной арене как суверенное государство она имела и в соответствии с Манифестом от 1 января 1919 г.

В 90-е годы право как регулятор общественных отношении стало использоваться в Республике Бе¬ларусь значительно полнее и оперативное. На его разви¬тие оказали влияние не только процессы, происходящие в экономике, социальной сфере и политике республики, но и тенденции развития как СНГ, так и зарубежных стран. При правовом регулировании различных сфер об¬щественной и государственной жизни в республике учи¬тывался накопленный на данный период человеческой цивилизации мировой опыт, принимались во внимание нормы международного права.

В развитии права этого периода можно выделить три тенденции: интенсивное обновление текущего законода¬тельства с целью его приспособления к новым услови¬ям социально-экономической и политической жизни рес¬публики; кодификация права и приведение норм нацио¬нального права в соответствие с нормами международ¬ного права. Последняя тенденция набирает силу в связи с 50-летием со дня принятия Всеобщей декларации прав человека. Об этом свидетельствует тот факт, что впер¬вые в республике на высшем уровне - в Парламенте - 23 июня 1998 г. начались парламентские слушания на тему «Проблема прав человека», в ходе которых был сделан объективный анализ действующего законодательства Республики Беларусь по данной проблеме, отмечены недостатки и внесены предложения по совершенствова¬нию. Эта тенденция проявилась и в том, что в июне 1998 г. в Минске была проведена международная научно-практическая конференция «Роль органов конституционно¬го контроля в защите социально-экономических и соци¬ально-культурных прав и свобод граждан».

Из трех названных тенденций первая является наибо¬лее действенной и результативной, так как именно она позволяет быстро вносить изменения в действующее за¬конодательство. Что же касается кодификации права, то являясь процессом постоянным, в настоящее время она мало результативна. Это обусловлено многими при¬чинами и обстоятельствами. Только некоторые отрасли законодательства кодифицированы (конституционное, таможенное), хотя по многим из них уже подготовлены проекты соответствующих кодексов, которые даже в первом и во втором чтении были рассмотрены в Парла¬менте страны, но не приняты (уголовный, гражданский, налоговый, жилищный и другие кодексы).

Таким образом, право Республики Беларусь, интен¬сивно обновляясь, развивается, используя более широ¬кий круг источников: текущее национальное законода¬тельство, модельные кодексы СНГ, международно-пра¬вовые акты.

15 марта 1994 года в республике беларусь была принята Конституция. Согласно дополнениям и изменениям к Конституции 1994 г., принятым в ноябре 1996 г., Прези¬дент Республики Беларусь является главой государства, гарантом Конституции Беларуси, прав и свобод челове¬ка и гражданина. Президент олицетворяет единство на¬рода, гарантирует реализацию основных направлений внутренней и внешней политики, представляет Беларусь в сношениях с другими государствами и международными организациями. Президент принимает меры по охра¬не суверенитета Беларуси, ее национальной безопаснос¬ти и территориальной целостности, обеспечивает поли¬тическую и экономическую стабильность, преемствен¬ность и взаимодействие органов государственной влас¬ти, осуществляет посредничество между органами го¬сударственной власти.

Парламент - Народное собрание Беларуси - являет¬ся представительным и законодательным органом. Пар¬ламент состоит из двух палат: Палаты представителей и Совета Республики.

В функции Палаты представителей входит: рассмот¬рение проектов законов, назначение выборов Президен¬та, она дает согласие на назначение премьер-министра, отставку Президента, отмену распоряжений Председа¬теля Палаты представителей и т.д.

В функции Совета Республики входит: одобрение или отклонение принятых Палатой представителей проектов законов о внесении дополнений в Конституцию, избра¬ние судей Конституционного Суда, принятие решения о роспуске местных Советов депутатов, он отменяет ре¬шения местных Советов депутатов, которые не соответ¬ствуют законодательству и т.д.

Исполнительную власть в Республике Беларусь осу¬ществляет Правительство: Совет Министров - централь¬ный орган государственного управления. Правительство в своей деятельности подотчетно Президенту и ответ¬ственно перед Парламентом РБ. Правительство руково¬дит системой подчиненных ему органов государственно¬го управления и других органов исполнительной власти. Правительство состоит из премьер-министра, его заместителей и министров. Премьер-министр назначается Президентом с согласия Палаты представителей.

Местное управление и самоуправление осуществля¬ется гражданами через местные Советы депутатов.

Высшая судебная власть в Республике Беларусь при¬надлежит судам: Конституционному Суду, Верховному Суду и Высшему Хозяйственному Суду.

Государственный контроль за использованием республиканского бюджета, государственной собственности, исполнением актов Президента, Правительства и других государственных органов, регулирующих отношения государственной собственности, хозяйственные, финансо¬вые и налоговые отношения, осуществляет Комитет го¬сударственного контроля.

Надзор за точным исполнением законов, декретов и иных нормативных актов всеми государственными орга¬нами, предприятиями, должностными лицами и гражда¬нами осуществляет прокуратура. На нее также возлага¬ется надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. Возглавляется прокуратура Генеральным прокурором, который назначается Президентом с согла¬сия Совета Республики.

Национальный банк регулирует кредитные отноше¬ния, денежное обращение, определяет порядок расче¬тов и обладает исключительным правом эмиссии де¬нег. Председатель и члены Правления Национального банка назначаются Президентом с согласия Совета Рес¬публики.

Не смотря на все вышеотмеченное, в республике имеются ряд проблем, связанных с разделением законодательной, испольнтельной и судебной властей. Важнейшим принципом формирования правового государства Конституция Республики Беларусь рассматривает разделение законодательной, исполнительной и судебной властей. Нередко такое деление трак¬туется как полная независимость и равенство этих влас¬тей. С подобной трактовкой согласиться нельзя: власти не могут быть равны в своих правах и независимы друг от друга, иначе не будет их функциональной самостоя¬тельности, во-первых, а, во-вторых, государство пере¬станет быть единым механизмом. Суть заключается в четком разграничении функций, прав, обязанностей, от¬ветственности каждой из ветвей власти. Такое разгра¬ничение не только не должно исключать взаимодействие властей, но и призвано обеспечить их уравновешенность в осуществлении государственных функций, взаимодей¬ствие в целях достижения сбалансированности в реше¬нии сложных проблем. Иной подход на нынешнем уровне развития общества чреват серьезными конфликтны¬ми ситуациями.

Высшим законодательным органом власти в Респуб¬лики Беларусь является Парламент. Парламент состо¬ит из Палаты представителей и Совета Республики. Срок полномочия Парламента - 4 года. Полномочия Парла¬мента могут быть продлены на основании закона только в случае войны.

По статье 100 Конституции Республики Беларусь любой законопроект, если иное не предусмотрено Кон¬ституцией, вначале рассматривается в Палате предста¬вителей, а затем в Совете Республики. Законопроекты считаются принятыми при условии, что за них проголо¬совало большинство от полного состава палат.

Согласно ст. 88 Конституции, определяющей зако¬нодательные полномочия Парламента, в форме зако¬на должны решаться вопросы о принятии и изменении Конституции, об утверждении республиканского бюд¬жета, отчет о его выполнении, установлении респуб¬ликанских налогов и сборов, ратификации и денонса¬ции международных договоров, об амнистии, о роспус¬ке местных Советов, о военной доктрине и др. В его полномочия также входит назначение Президента, принятие его отставки.

Право законодательной инициативы принадлежит Президенту, депутатам Палаты представителей, Совету Республики, Правительству, а также гражданам, обла¬дающим избирательным правом, в количестве не менее 50 тыс. человек и реализуется в Палате представителей (ст. 99).

Исполнительной властью в Республике Беларусь об¬ладает Совет Министров (Правительство). Правитель¬ство в своей деятельности подотчетно Президенту РБ и ответственно перед Парламентом РБ. Согласно ст. 107 Правительство: руководит системой подчиненных ему органов; разрабатывает основные направления внутрен¬ней и внешней политики и принимает меры по их реали¬зации; разрабатывает и представляет Президенту для внесения в Парламент проект республиканского бюдже¬та и отчет о его исполнении; обеспечивает проведение единой экономической, денежной политики; обеспечи¬вает исполнение Конституции и т.д.

Судебная власть в Республике Беларусь представле¬на судами. Система судов строится на принципах территориальности и специализации. Судоустройство опреде¬ляется законом.

Суды осуществляют правосудие на основе Конститу¬ции и принятых в соответствии с ней иных нормативных актов. В республике никто не может пересмотреть ре¬шение Конституционного Суда, осуществляющего кон¬троль за конституционностью нормативных актов, при¬нимаемых Парламентом, Президентом, Кабинетом Ми¬нистров, министерствами и ведомствами. Конституцион¬ный Суд может по собственной инициативе пересмотреть свои решения при изменении конституционной нормы, при открытии новых обстоятельств, о которых Конституци¬онный Суд ранее не знал. Нормативные акты или их от¬дельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу в порядке, определенном законом.

Важным направлением демократизации общества является формирование правового государства, в котором высшим принципом является строгое подчи¬нение закону. Для формирования правового государства необходимо поднять и экономику, и правовую культуру граждан на достаточно высокий уровень, гарантирующий демократическое развитие общества.

Создание правового государства связано с радикаль¬ным пересмотром, кодификацией и стабильностью за¬конодательства, которое должно обеспечивать верховен¬ство закона, прежде всего Конституции.

Построение правового государства связано с повыше¬нием роли суда в структуре государственной власти и в обществе. Лицо, нуждающееся в квалифицированной и непредвзятой судебной защите, должно быть уверено в том, что оно получит его от государства. Необходимо повысить компетентность и профессионализм судей, шире использовать суд присяжных заседателей и т.д.

В условиях ухудшения криминогенной обстановки органы внутренних дел не в состоянии в полной мере обеспечить защиту прав и свобод граждан, обществен¬ных и государственных интересов от преступных посяга¬тельств, в силу чего возрастает роль судебных органов. В связи с этим необходимо ускорить проведение судебно-правовой реформы, так как система действующих судов не в со¬стоянии в полном объеме выполнять функции, присущие этим органам в правовом государстве. Юстиция в целом, в том числе и суды, отстала от демократических изме¬нений, произошедших в обществе.

Важнейшей частью правового государства является Основной Закон - Конституция. Последняя призвана наи¬более полно закрепить правовую основу для построения правового государства, содержать гарантии прав и сво¬бод граждан Республики Беларусь. Нормы Конституции должны соблюдаться неукоснительно. Ни один норма¬тивный акт не должен противоречить Конституции. Для эффективной реализации норм Основного Закона, прав и свобод граждан должен быть создан на научной осно¬ве сформированный государственный аппарат, органы которого четко функционируют, а его сотрудники обла¬дают высокими моральными и профессиональными ка¬чествами.

Создание благоприятных условий для социально-экономического подъема каждой страны, для духовного, культурного и социального развития каждого народа предполагает сотрудничество современных государств в рамках образуемых ими союзов. Примером тому может послужить сближение и развитие взаимовыгодного сотрудничества с Российской Федерацией.

Основные этапы становления этого сотрудничества:
- 26 июня 1992 года были установлены дипломатические отношения между Россией и Республикой Беларусь;
- 6 января 1995 года – Беларусь и Россия заключили Соглашение о Таможенном союзе;
- 21 февраля 1995 года – президенты двух стран подписали в Минске договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве сроком на десять лет;
- 26 мая 19996 года – ликвидированы границы между двумя странами;
- 2 апреля 1996 года – Б.Ельцин и А.Лукашенко подписали Договор об образовании Сообщества Беларуси и России;
- 8 декабря 1999 года – президенты двух стран подписали Договор о создании Союзного государства.

История правовых учений

Тема 1. Предмет и методология «Истории правовых учений»

Л. 1.1.
1. Предмет истории правовых учений. История правовых учений и история политических учений
2. Особенности методологии истории правовых учений

Основные понятия и определения, используемые в лекции: учение, концепция, доктрина, школа, метод, методология, диалектика, метафизика, рационализм, эмпиризм, научное знание, способ познания, идеализм, материализм.

1. История правовых учений относится к числу общетеоретических юридических дисциплин.
Задачей учебного курса является формирование юридического мышления и исторического сознания студента-юриста, воспитание умения сопоставлять и самостоятельно оценивать политико-правовые доктрины современности. Изучение истории правовых учений актуально уже по той причине, что ряд проблем, относящихся к государству и государственному управления, праву, политике, неоднократно обсуждался в предшествующие эпохи, в результате чего сложились системы доводов в пользу того или иного решения этих проблем. В дискуссиях решались такие злободневные проблемы, как проблемы юридического равенства или сословных привилегий, прав человека, соотношения личности и государства, государства и права, политики и морали, демократии и технократии, реформы и революции и др. Знания о различных вариантах решения этих проблем и об обоснованиях этих решений — необходимая часть современного политического и правового сознания.
В настоящее время резко возрастает значение истории правовых учений как школы альтернативного мышления, дающей возможность сопоставлять различные теории, направления политической и правовой мысли с учетом многовековой дискуссии об этих проблемах.
Таким образом, предметом истории правовых учений являются теоретически оформленные в доктрину (учение) взгляды на право и государство, государственное управление и политику.
За время многовековой истории государства и права возникло очень много политико-правовых доктрин. Созданные различными мыслителями концепции и формы их изложения столь же разнообразны, сколь разнообразны вообще результаты индивидуального творчества. Вместе с тем всем этим концепциям присуще нечто общее: они выражают отношение определенных социальных групп к государству и праву (программная, оценочная часть учения), строятся на свойственной данной эпохе идейно-теоретической основе (методологический стержень учения), содержат решения основных проблем теории государства и права (теоретическое содержание учения).
Поэтому политико-правовая доктрина включает три элемента:
1) философско-гносеологическую основу (материалистическую, идеалистическую и др.; 2) понятийно-категориальный аппарат (право, общество, государство, норма права и др.) 3) программные положения — оценки существующего государства и права, политические цели и задачи (направления реформирования государства и права).
В предмет истории правовых учений включаются только учения, содержащие решения общих проблем теории государства и права. Почти каждая из отраслевых юридических наук имеет свою историю (история основных школ и направлений в теории уголовного права, история понятия юридического лица и других гражданско-правовых концепций, история науки международного права и др.). К взглядам мыслителей прошлого на решения проблем отраслевых юридических наук история политических и правовых учений обращается только тогда, когда эти решения неразрывно связаны с общетеоретической концепцией, являются формой ее выражения.
Несмотря на то, что название курса включает только правовые учения, без политических доктрин и концепций при изучении курса не обойтись, так как большое количество изучаемых направлений развития правовой мысли обязательно связывали развитие права с возникновением и развитием государства.

2. История правовых учений как и другие социально-гуманитарные науки использует обширное число всевозможных методов изучения. Научная значимость и познавательная ценность каждого используемого метода определяется его способностью объективно отразить государственно-правовую действительность, выявить новые моменты в исследуемых явлениях и привести к более содержательному и более глубокому их пониманию.
Применительно к истории правовых учений можно выделить следующие основные функции методов:
• метод как логический, философский или функциональный способ изложения определенной правовой теории;
• метод как способ интерпретации и оценки предшествующих правовых доктрин;
• метод как способ и форма выражения соотношения между правовой концепцией и наблюдаемой в реальности государственно-правовой действительности.
Такая классификация функций методов позволяет выявить ряд важных аспектов методологии истории правовых учений. Она показывает, что среди отдельных методов, используемых данной дисциплиной нельзя выделить общенаучные или частно-научные способы познания. Здесь, скорее, можно говорить о философских или универсальных и специальных методах исследования. Среди философских методов можно назвать диалектику, метафизику, идеализм, материализм и др. Среди специальных – анализ, синтез, исторический или логический методы, метод сравнения и др.
Содержание большинства из этих приемов познания известны студентам из общей теории права и других гуманитарных и общетеоретических юридических наук. Отдельные из них требуют уточнения исходя из специфики предмета истории правовых учений.
Диалектика, метафизика, идеализм или материализм – это определенные философские принципы, через призму которых авторы анализировали государственно-правовую действительность. Они отражают те философские, общеметодологические, познавательно-гносеологические позиции, с помощью которых обосновывались конкретные политико-правовые взгляды.
Конкретно-исторический метод показывает, какие именно исторически определенные взгляды на право, общество и государство развиты и обоснованы в данном учении, как эти взгляды соотносились с требованиями определенных социальных групп населения, какие интересы и тенденции развития они выражали, какую позицию занимал автор учения в контексте своей эпохи.
Анализ, синтез, дедукция, индукция и др. - это определенные способы мышления, позволяющие полнее и объективнее постигнуть изучаемую реальность.
Кроме того, необходимо помнить, что для уяснения логики и закономерности развития всемирной истории правовой мысли надо предварительно располагать достоверной синтетической картиной мировой истории в целом, составными частями которой являются региональные истории и отдельные исторические события.

Контрольные вопросы по теме:

1. Определите предмет истории правовых учений?
2. В чем отличие предмета и объекта ИПУ?
3. Можно ли историю правовых учений изучать отдельно от истории политических учений? Обоснуйте свой ответ.
4. Какими методами изучается история правовых учений?
5. Какие функции выполняют отдельные методы ИПУ?

Тема 2.
Правовые учения Древней Греции
Л. 2.1.
1. Учение софистов. Сократ
2. Правовая теория Платона

Основные понятия и определения, используемые в лекции: софисты, софистика, досократики, диалектика, полис, справедливость, государство, общество, законы, идеальное государство, монархия, демократия, аристократия, олигархия, тирания, тимократия.

1. В середине I тысячелетия до н. э. Древняя Греция представляет собой своеобразную систему независимых полисов, т. е. небольших, иногда даже крошечных государств. Территория полиса состояла из города и прилегающих к нему селений. По подсчетам современных историков численность свободного населения полиса редко достигала 100 тыс. человек.
Общей чертой полисной жизни VII–V вв. до н. э. являлась борьба между родовой аристократией, перераставшей в рабовладельческую наследственную знать, и торгово-ремесленными кругами, образовывавшими вместе с отдельными слоями крестьянства лагерь демократии. В зависимости от перевеса той или иной стороны государственная власть в полисах принимала форму либо аристократического правления (например, в Спарте), либо демократии (Афины), либо переходного правления тиранов (тирания – власть одного или нескольких лиц, узурпировавших ее силой).
Политическая и правовая идеология Древней Греции, как и других стран древности, формировалась в процессе разложения мифа и выделения относительно самостоятельных форм общественного сознания. Развитие этого процесса в античной Греции, где сложилось рабовладельческое общество, имело значительные особенности по сравнению со странами Древнего Востока. Кроме того, на содержание античных политико-правовых концепций огромное влияние оказало также развитие этики, утверждение в рабовладельческом обществе индивидуалистической морали. Частнособственнические отношения и рабство подорвали патриархальные устои общинной жизни, сохранявшиеся в полисах, противопоставили индивидов друг другу. Если в этико-политических концепциях Древнего Востока речь шла о той или иной интерпретации общинной морали, то в античной Греции на передний план выдвигаются вопросы, связанные с положением индивида в обществе, возможностью морального выбора и субъективной стороной поведения человека. Опираясь на идеи нравственной свободы индивида, представители демократии разрабатывали учения о равенстве граждан и договорном происхождении закона и государства.

Возникновение школы софистов как общественного движения было вызвано укреплением демократического строя Афин во второй половине V в. до н.э. Софистами (слово произошло от греческого “софос” – мудрый) называли тогда философов, которые обучали искусству спорить, доказывать, выступать в суде и народном собрании. В этом отношении софисты реализовывали практически одну из программных идей демократии – идею обучения мудрости, распространения знаний.
В центре внимания софистов находились вопросы права и политики, морали, приемы доказательств и ораторского искусства. Интерес к этим проблемам во многом был обусловлен идеологическими установками демократии: поскольку знаниям отводилась роль критерия при отборе кандидатов на государственные должности, постольку главное место в обучении должна была занять подготовка слушателя к политической деятельности, к выступлениям в народном собрании и суде.
По утвердившейся традиции различают старших и младших софистов. К видным представителям старшего поколения софистов принадлежали Протагор, Горгий, Гиппий и Антифонт. Старшие софисты придерживались в целом демократических воззрений.
Одним из основателей этого направления был Протагор. Согласно знаменитому мифу Протагора, где рассказывается о возникновении общества, человек первоначально отличался от животных только умением обращаться с огнем. Этому искусству его научил Прометей, выкравший огонь у богов. Постепенно люди овладели ремеслами, но продолжали жить разбросанно, у них не было оружия, и они погибали от нападения диких зверей. Людям неизвестно было умение жить в сообществе. Как только они собирались вместе, так сейчас же начинались раздоры. Тогда боги ввели стыд и правду, наделив ими всех людей, так что каждый стал причастен к справедливости и политическому искусству. Никакое государство не устоит, заключает Протагор, если политическим искусством будут владеть немногие.
Миф Протагора лишь внешне напоминает религиозные предания. Создание этого мифа было нацелено как раз на то, чтобы опровергнуть традиционные мифологические представления о “золотом веке” в прошлом, о необходимости возврата к старине. Протагор рисует в своем мифе беспомощное существование человека до образования государства, проводит идеи восходящего развития культуры и совершенствования общественной жизни по мере накопления знаний. Протагор доказывал, что законы относятся к произведениям искусства и что, подобно любому другому ремеслу, справедливости в общественных делах можно научиться. “Добродетель, – замечал он, – дело наживное”. Идея одинаковой причастности людей к справедливости приводилась в обоснование того, что в управлении государством должны участвовать все граждане.
Протагор и другие старшие софисты подчеркивали изменчивый характер представлений человека. Об одном и том же предмете, учил Протагор, может быть высказано два противоположных мнения, и ни одно из них не будет более истинным, чем другое. Например, больному человеку еда покажется горькой, а здоровому – сладкой и вкусной. Они оба будут по-своему правы. Общепризнанной истины и единого блага просто не бывает. Носителем знаний и справедливости является не только мудрец, но и каждый отдельный человек. Эту мысль Протагор выразил в формуле, которая воспринималась современниками как своеобразный лозунг софистов:
“Мера всех вещей – человек, существующих, что они существуют, а несуществующих, что не существуют”.
Развивая представления об относительности и условности морали, Горгий выделял добродетель для мужчины и женщины, свободного и раба, добродетель для каждого возраста, рода занятий и конкретного дела. Софисты старшего поколения наполнили учение о морали индивидуалистическим содержанием. Справедливость поступков предлагалось оценивать в зависимости от условий места и времени, состояния человека и т.д. Подобного рода концепции, отрицающие существование абсолютного единого блага, получили позднее название этического релятивизма.
В духе требований окрепшей рабовладельческой демократии старшие софисты развивали учение о законе. Они утверждали, что законы, по сути дела, являются той высшей справедливостью, на которую не может претендовать ни один человек, каким бы мудрым и добродетельным он ни был. Закон есть выражение согласованной, “взаимной справедливости” (Протагор), нечто вроде суммы индивидуальных добродетелей. Исходя из этого, старшие софисты пополнили политическую теорию определением закона как договора, как совместного Установления граждан или народа.
В первой половине IV в. до н.э. софистика как движение преимущественно сторонников демократии вырождается. Преподавательская деятельность софистов все больше ограничивалась областью риторики (искусства красноречия), теории доказательств, логики. Возможностью такого обучения не преминула воспользоваться аристократия. Среди младших софистов были поэтому представители и демократии (Алкидамант, Ликофрон), и аристократического лагеря (Калликл).
Под влиянием критики со стороны идейных противников, в первую очередь Платона и Аристотеля, термин “софистика” приобретает значение мнимой, поверхностной философии и со временем становится именем нарицательным для обозначения всякого рода словесных и логических передержек.

Принципиальным критиком софистов был Сократ (469 – 399 гг. до н. э.). Уже при жизни Сократ был признан дельфийским оракулом мудрейшим из всех людей за одну только фразу: «Я знаю только то, что ничего не знаю. Но другие не знают и этого. Споря с софистам, Сократ вместе с тем воспринял ряд их идей и по-своему развил начатое ими учение.
Как и софисты, Сократ разделял естественную справедливость и законы полиса, но в отличие от них считал, что и справедливость и закон должны восходить к единому разумному началу. Таким подходом Сократ стремился отразить и сформулировать разумную природу нравственных и политико-правовых явлений. На этом пути он приходит к выводу о тождественности разумного справедливого и законного.
Сократ был сторонником законности. Это, однако не означает, что Сократ не оценивает существующее в современных ему Афинах положение дел критически. Так, отрицательно относится Сократ к «крайней» демократии в родном полисе, которая не позволила Афинам одержать победу над Спартой и не позволяла поддерживать в полисе надлежащий порядок. Вместе с тем Сократ не считал возможным нарушать установленных законом порядков.
Править должны знающие. Это требование резюмирует идеальные представления Сократа о разумно-справедливых началах государства и права. В плане политической практики сократовский идеал означал обоснование принципа компетентного правления, а в плане теоретическом - попытку выявить и сформулировать нравственно-разумную основу и сущность государства и права. Подобный политический идеал правления знающих критически расходился с принципами как демократии, так и родовой аристократии, олигархии или тирании. Особо резко критиковал Сократ тиранию.
В 399 году до н. э. Вернувшиеся к власти афинские демократы выдвинули против семидесятилетнего Сократа обвинения в безбожии, нарушении отечественных законов и развращении молодежи. Осужденный на смерть Сократ не изменил своим принципам – не нарушать законы – и не согласился на подготовленный друзьями побег из тюрьмы.
Учение Сократа, его жизнь и смерть не только произвели впечатление на его современников и учеников, но и оказали заметное влияние на всю последующую историю правовой и политической мысли.

2. Кризис мифологического мировоззрения и развитие философии заставили исследователей пересмотреть свои взгляды, создать философские доктрины, способные противостоять идеям демократического лагеря. Своего наивысшего развития идеология древнегреческой аристократии достигает в философии Платона .
Платон (427–347 гг. до н.э.) – родоначальник философии объективного идеализма. Его взгляды сложились под влиянием Сократа, что нашло отражение в ранних произведениях Платона, которые обычно выделяют в особую группу так называемых сократических диалогов.
Сердцевину платоновской философии составляет теория идей. Миру чувственных предметов и явлений Платон противопоставил особый мир идей, или общих понятий, которые якобы существуют где-то за пределами неба. Бестелесные идеи вечны и неизменны, им присуще истинное бытие. Наш мир, пояснял Платон, занимает как бы среднее положение между “подлинным бытием” и миром небытия. Точно так же и человек: до того как вселиться в телесную оболочку, его душа пребывала в царстве идей. Знания человека об окружающей природе, согласно Платону, не могут быть истинными. Достоверное знание дают только воспоминания души о том, что она созерцала, находясь в мире истинно сущего.
Политико-правовым вопросам посвящены самые крупные диалоги Платона “Государство” и “Законы”.
В диалоге “Государство” идеальный государственный строй Платон рассматривал по аналогии с космосом и человеческой душой. Подобно тому как в душе человека есть три начала, так и в государстве должно быть три сословия. Разумному началу души в идеальном государстве соответствуют правители-философы, яростному началу – воины, вожделеющему – земледельцы и ремесленники. Сословное деление общества Платон объявил условием прочности государства как совместного поселения граждан. Самовольный переход из низшего сословия в высшее недопустим и является величайшим преступлением, ибо каждый человек должен заниматься тем делом, к которому он предназначен от природы. “Заниматься своим делом и не вмешиваться в чужие – это и есть справедливость”.
Механизму осуществления власти (ее устройству, роли закона) Платон не придавал в диалоге “Государство” особого значения. В частности, по поводу формы правления в образцовом государстве сказано лишь то, что оно может быть либо монархией, если править будет один философ, либо аристократией, если правителей будет несколько. Чтобы достигнуть единомыслия и сплоченности двух высших сословий, образующих вместе класс стражей государства, Платон устанавливает для них общность имущества и быта. “Прежде всего никто не должен обладать никакой частной собственностью, если в том нет крайней необходимости. Затем ни у кого не должно быть такого жилища или кладовой, куда не имел бы доступа всякий желающий”. Продовольственные запасы стражи получают от третьего сословия в виде натуральных поставок. Денег у стражей нет. Жить и питаться они должны сообща, как во время военных походов. Стражам запрещается иметь семью, для них вводится общность жен и детей.
Образ жизни третьего сословия Платон освещал под углом зрения многообразия общественных потребностей и разделения труда. Гражданам третьего сословия разрешалось иметь частную собственность, деньги, торговать на рынках и т.п.
Прообразом идеального государственного строя для Платона послужила аристократическая Спарта, точнее, сохранявшиеся там патриархальные отношения – организация жизни господствующего класса по образцу военного лагеря, пережитки общинной собственности, группового брака и др.
Характеризуя извращенные формы государства, Платон располагал их в порядке возрастающей деградации по сравнению с идеалом.
Вырождение аристократии мудрых, по его словам, влечет за собой утверждение частной собственности и обращение в рабов свободных земледельцев из третьего сословия. Так возникает критско-спартанский тип государства, или тимократия (от “тиме” – честь), господство сильнейших воинов. Государство с тимократическим правлением будет вечно воевать.
Следующий вид государственного устройства – олигархия – появляется в результате скопления богатства у частных лиц. Этот строй основан на имущественном цензе. Власть захватывают немногие богатые, тогда как бедняки не участвуют в управлении. Олигархическое государство, раздираемое враждой богачей и бедняков, будет постоянно воевать само с собой.
Победа бедняков приводит к установлению демократии – власти народа. Общественные должности при демократии замещаются по жребию, вследствие чего государство опьяняется свободой в неразбавленном виде, сверх всякой меры. В демократии царят своеволие и безначалие.
Наконец, чрезмерная свобода обращается в свою противоположность – чрезмерное рабство. Устанавливается тирания, наихудший вид государства. Власть тиранов держится на вероломстве и насилии. Тиранический строй – это самое тяжелое заболевание государства, полное отсутствие в нем каких бы то ни было добродетелей.
Главной причиной смены всех форм государства Платон считал порчу человеческих нравов. Выход из порочных состояний общества он связывал с возвратом к изначальному строю – правлению мудрых.
Нарисованная философом картина перехода от одного государства к другому, по существу, являлась понятийно-логической схемой. Вместе с тем в ней отражены реальные процессы, имевшие место в древнегреческих государствах (закабаление илотов в Спарте, рост имущественного неравенства и др.), что придавало этой схеме вид исторической концепции. Идеологически она была направлена против демократических учений о совершенствовании общественной жизни по мере развития знаний. Платон стремился опорочить любые изменения в обществе, отклоняющиеся от стародавних порядков, проводил идею циклического развития истории.
Диалог “Законы” является последним сочинением Платона. Его написанию предшествовали неудавшиеся попытки философа реализовать в Сиракузах, греческой колонии на Сицилии, первоначальный проект наилучшего государства. В “Законах” Платон изображает “второй по достоинству” государственный строй, приближая его к действительности греческих полисов.
Основные отличия диалога “Законы” от диалога “Государство” таковы.
Во-первых, Платон отказывается от коллективной собственности философов и воинов и устанавливает для граждан единый порядок пользования имуществом. Земля является собственностью государства. Она делится на равные по плодородию участки. Каждый гражданин получает земельный надел и дом, которыми пользуется на правах владения. Все остальные виды имущества граждане могут приобретать в частную собственность, но ее размеры ограничены. Для удобства расчетов (при замещении государственных должностей, комплектовании войска и т.п.) предусматривается точное число граждан – 5040. В это число входят только владельцы земли; ремесленники и торговцы гражданскими правами не обладают.
Во-вторых, деление граждан на сословия заменяется градацией по имущественному цензу. Политические права граждане приобретают в зависимости от размеров имущества, записавшись в один из четырех классов. Разбогатев или обеднев, они переходят в другой класс. Все вместе граждане образуют правящее сословие. Помимо занятий в собственном хозяйстве, им вменяются в обязанность служба в войске, отправление тех или иных государственных должностей, участие в совместных трапезах, жертвоприношения и т.п.
В-третьих, производственные потребности земледелия предполагается теперь полностью обеспечить за счет рабского труда (в диалоге “Государство” рабы упоминались, но Платон не нашел для них места в экономике идеального полиса). Во “втором по достоинству” государстве “земледелие предоставлено рабам, собирающим с земли жатву, достаточную, чтобы люди жили в довольстве”. Вместе с признанием рабства у Платона появляется и пренебрежительное отношение к производительному труду.
В-четвертых, Платон подробно описывает в диалоге организацию государственной власти и законы наилучшего строя. В отличие от первого проекта, здесь проводятся идеи смешанной формы государства и сочетания моральных методов осуществления власти с правовыми.
Идеальным государственным устройством Платон называет правление, где совмещены начала демократии и монархии. К таким началам относятся: демократический принцип арифметического равенства (выборы по большинству голосов) и монархический принцип геометрического равенства (выбор по заслугам и достоинству). Демократические начала государства находят свое выражение в деятельности народного собрания. На сочетании демократических и монархических принципов строятся выборы коллегии 37 правителей и Совета из 360 членов. Замыкает иерархию государственных органов тайное “ночное собрание”, в которое входят 10 самых мудрых и престарелых стражей. Им вручается верховная власть в государстве.
Все выборные государственные органы и правители обязаны действовать в точном соответствии с законом. Что же касается мудрецов из “ночного собрания”, то они причастны к божественной истине и в этом смысле стоят над законом. Согласившись с тем, что общественную жизнь необходимо урегулировать нормами писаного права, Платон не мог по своим идейным соображениям допустить верховенство закона над религиозной моралью. “Ведь если бы по воле божественной судьбы появился когда-нибудь человек, достаточно способный по своей природе к усвоению этих взглядов, – писал Платон, – то он вовсе не нуждался бы в законах, которые бы им управляли. Ни закон, ни какой бы то ни было распорядок не стоят выше знания”.

Л.2.2.

1. Учение о праве и государстве Аристотеля
2. Государственно-правовое учение Полибия

Основные понятия и определения, используемые в лекции: полития, смешанная форма правления, происхождение государства, существо политическое, совершенное государственное устройство, политика.

1. Разработку идеологии полисной землевладельческой знати продолжил великий древнегреческий философ Аристотель (384 – 322 гг. до н.э.).
Философские воззрения мыслителя сформировались в ходе полемики с Платоном. Аристотель считал, что Платон глубоко заблуждался, допустив существование особого мира идей, или понятий. Такое допущение приводит к удвоению мира, к отрыву сущности от явления. Порвав с наивным платоновским идеализмом, препятствовавшим развитию естественнонаучных знаний, Аристотель приступил к созданию системы идеалистической метафизики.
Согласно его взглядам, каждая вещь состоит из материи и формы. Форма – это сущность предмета, источник его существования как отдельной вещи, его целевое назначение. Материя пассивна и приобретает законченный вид только благодаря форме, благодаря действующей в природе целесообразности. Изучение природных закономерностей у Аристотеля подменяется телеологией – учением о целесообразном строении мира.
Положение о предустановленных в природе целях составило методологическую основу политико-правовой теории Аристотеля. Государство, частная собственность, рабство и другие социальные явления рассматривались им как естественные, существующие от природы. Уже самой методологией исследования государства и права эта концепция была направлена против демократических учений о возникновении и совершенствовании общества.
Государство, по Аристотелю, образуется вследствие природного влечения людей к общению. Первым видом общения, отчасти свойственным и животным, является семья; из нескольких семей возникает селение, или род; наконец, объединение нескольких селений составляет государство – высшую форму человеческого общежития. В государстве полностью реализуется изначально заложенное в людях влечение к совместной жизни. Человек, гласит знаменитое изречение философа, “по природе своей есть существо политическое”.
В отличие от семьи и селения, основанных на стремлении к продолжению рода и на отцовской власти, государство образуется благодаря моральному общению между людьми. Политическое сообщество опирается на единомыслие граждан в отношении добродетели. Государство не есть общность местожительства, оно не создается для предотвращения взаимных обид или ради удобств обмена. Конечно, все эти условия должны быть налицо для существования государства, но даже и при наличии всех их, вместе взятых, еще не будет государства; оно появляется лишь тогда, когда образуется общение между семьями и родами ради благой жизни”. Как наиболее совершенная форма совместной жизни, государство предшествует телеологически семье и селению, т.е. является целью их существования.
Подытоживая свои рассуждения по поводу различных видов общежития, Аристотель дает государству следующее определение: государство – это “общение подобных друг другу людей ради достижения возможно лучшей жизни”. Аристотель вкладывал в данное определение вполне конкретное содержание. Под людьми здесь подразумевались только свободные граждане греческих полисов. Варваров и рабов он просто не считал за людей, достойных общения с гражданами государства. Неразвитые в духовном отношении, варвары не способны к государственной жизни; их удел – быть рабами у греков. “Варвар и раб по природе своей понятия тождественные”.
В обоснование рабства Аристотель приводит несколько доводов. Решающий среди них – естественные (природные) различия между людьми. На страницах “Политики” неоднократно подчеркивается, что рабство установлено природой, что варвары, обладая могучим телом и слабым умом, способны исключительно к физическому труду. Аристотель призывал порабощать варваров силой, охотиться на них, как на диких животных. “Такая война, – говорил он, – по природе своей справедлива”.
Частная собственность, подобно рабству, коренится в природе и является элементом семьи. Аристотель выступал решительным противником обобществления имущества, предлагаемого Платоном. “Трудно выразить словами, сколько наслаждения в сознании того, что нечто принадлежит тебе”. Общность имущества он находил, кроме того, экономически несостоятельной, препятствующей развитию в человеке хозяйственных наклонностей. “Люди заботятся всего более о том, что принадлежит лично им; менее заботятся они о том, что является общим”. К этим аргументам в защиту частной собственности обращались впоследствии многие идеологи.
Главную задачу политической теории Аристотель видел в том, чтобы отыскать совершенное государственное устройство. С этой целью он подробно разбирал существовавшие формы государства, их недостатки и причины государственных переворотов.
Классификация форм государства в “Политике” проводится по двум критериям: по числу правящих лиц и осуществляемой в государстве цели.
В зависимости от числа властвующих Аристотель выделяет правление одного, немногих и большинства. По второму критерию выделяются правильные государства, где верховная власть преследует цели общего блага граждан, и неправильные, где правители руководствуются интересами личной выгоды. Наложение этих классификаций друг на друга дает шесть видов государственного устройства. К правильным государствам относятся монархия, аристократия и полития; к неправильным – тирания, олигархия и демократия.
Сам по себе этот перечень форм государства не оригинален. Примерно такую же классификацию, но проведенную по другим основаниям, можно найти в диалоге Платона “Политик”. Новым в теории Аристотеля было то, что он попытался свести все многообразие государственных форм к двум основным – олигархии и демократии. Их порождением или смешением являются все остальные разновидности власти.
В олигархии власть принадлежит богатым, в демократии – неимущим. Говоря о демократии и олигархии, Аристотель отступает от формальных критериев их разграничения и выдвигает на первый план признак имущественного положения властвующих. Богатые и неимущие, указывал философ, составляют как бы два полюса, диаметрально противоположные части любого государства, так что в зависимости от перевеса той или иной стороны устанавливается и соответствующая форма правления. Коренная причина политической неустойчивости, мятежей и смены форм государства заключается в отсутствии надлежащего равенства. Олигархия усугубляет существующее неравенство, а демократия чрезмерно уравнивает богатых и простой народ. В своих рассуждениях о демократии и олигархии Аристотель вплотную подходит к пониманию социальных противоречий, определявших развитие рабовладельческого государства.
Политические симпатии Аристотеля – на стороне политии, смешанной формы государства, возникающей из сочетания олигархии и демократии.
Экономически полития представляет собой строй, при котором преобладает собственность средних размеров, что позволяет не только гарантировать самодостаточность семей, но и ослабить противоречия между богатством и бедностью. Социальной опорой власти в политии выступают собственники земли. Как и Платон в “Законах”, Аристотель исключает из числа граждан лиц, занятых физическим трудом. Гражданская доблесть, заявлял он, подходит “только к тем, кто избавлен от работ, необходимых для насущного пропитания”. Хотя землепашцы, ремесленники и поденщики нужны в государстве, однако важнейшими его частями являются воины и правители.
Большое значение Аристотель придавал размерам и географическому положению идеального государства. Его территория должна быть достаточной для удовлетворения потребностей населения и одновременно легко обозримой. Число граждан следует ограничить так, чтобы они “знали друг друга”. Политическим идеалом Аристотеля был самодостаточный экономически обособленный полис. Наилучшие условия для совершенного государства создает умеренный климат Эллады.
Правовая теория Аристотеля была подчинена тем же идеологическим целям, что и учение о государстве. Право он отождествляет с политической справедливостью, подчеркивая тем самым его связь с государством как моральным общением между свободными гражданами. Вне политического общения права не существует. Политическое право делится на естественное и условное (установленное). Предписания естественного права Аристотель нигде специально не перечисляет, но, по смыслу его концепции, к таковым относятся все общественные явления, существующие “от природы”: семья, рабство, частная собственность, война греков с варварами и др. Под условным правом он понимает законы, установленные в государстве, включая сюда как писаные законы, так и неписаное обычное право. Естественное право стоит выше закона; среди законов важнее неписаные, основанные на обычае.
Аристотель подчеркивал, что постановления народного собрания и правителей не являются законами в собственном смысле слова и не должны содержать предписаний общего характера. “Закон должен властвовать над всем; должностным же лицам и народному собранию следует предоставить обсуждение частных вопросов”.

2. Полибий (примерно 200–120 гг. до н.э.) - последний крупный политический мыслитель Древней Греции. Основной мотив написанной им “Истории” в 40 книгах – путь римлян к мировому господству.
Описание исторического процесса у Полибия опирается на представления о циклическом развитии мира. Он исходит из того, что общественная жизнь существует от природы и направляется судьбой. Подобно живым организмам, всякое общество проходит состояния возрастания, расцвета и, наконец, упадка. Завершаясь, этот процесс повторяется сначала. Развитие общества Полибий трактует как бесконечное движение по кругу, в ходе которого “формы правления меняются, переходят одна в другую и снова возвращаются”.
Круговорот политической жизни проявляется в последовательной смене шести форм государства. Первой возникает монархия – единоличное правление вождя или царя, основанное на разуме. Разлагаясь, монархия переходит в противоположную ей форму государства – в тиранию. Недовольство тиранами приводит к тому, что благородные мужи свергают при поддержке народа ненавистного правителя. Так устанавливается аристократия – власть немногих, преследующих интересы общего блага. Аристократия в свою очередь постепенно вырождается в олигархию, где правят немногие, используя власть для стяжательства. Своим поведением они возбуждают недовольство толпы, что неизбежно приводит к очередному перевороту. Народ, не веря больше в правление царей или немногих, возлагает заботы о государстве на самого себя и учреждает демократию. Ее извращением является охлократия (господство черни, толпы) – худшая форма государства. “Тогда водворяется господство силы, а собирающаяся вокруг вождя толпа совершает убийства, изгнания, переделы земли, пока не одичает совершенно и снова не обретет себе властителя и самодержца”. Развитие государства возвращается тем самым к своему началу и повторяется, проходя через те же ступени.
Преодолеть круговорот политических форм способен только мудрый законодатель. Для этого ему необходимо, уверял Полибий, установить смешанную форму государства, сочетающую начала монархии, аристократии и демократии, чтобы каждая власть служила противодействием другой. Такое государство “неизменно пребывало бы в состоянии равномерного колебания и равновесия”. Исторические примеры смешанного строя Полибий нашел в аристократической Спарте, Карфагене, на Крите. При этом он особо выделял политическое устройство Рима, где представлены все три основных элемента: монархический (консулат), аристократический (сенат) и демократический (народное собрание). Правильным сочетанием и равновесием этих властей Полибий и объяснял могущество римской державы, покорившей “почти весь известный мир”.
Политическая концепция Полибия послужила одним из связующих звеньев между политико-правовыми учениями Древней Греции и Древнего Рима.

Контрольные вопросы по теме:
1. Охарактеризуйте общественно-политический строй Древней Греции в 5 - 4 вв. до н. э.
2. Сформулируйте основные принципы учения софистов.
3. В чем отличие представлений о государстве и обществе старшего и младшего поколений софистов?
4. Почему Сократа называли мудрейшим из всех людей?
5. Какую форму осуществления государственной власти Сократ считал наилучшей?
6. Объясните смысл платоновского разграничения мира идей и мира вещей.
7. Какова идеальная модель государственности Платона?
8. Какие наиболее значимые противоречия встречаются в правовых теориях Платона и Аристотеля?
9. Что такое «полития»?
10. Как обосновывал Полибий необходимость смешанной формы правления?

Тема 3.
Правовые теории Древнего Рима

Л.3.1.
1. Учение о естественном праве Цицерона
2. Развитие теологического правопонимания (А.Аврелий)

Основные понятия и определения, используемые в лекции: естественное право, закон, теология, естественный закон, божественный закон, христианство, оптиматы

1. В римском обществе рабовладельческий способ производства достигает высшей ступени своего развития. Одновременно с утверждением и развитием рабовладельческого строя в римском обществе вызревали противоречия, обострявшиеся в периоды гражданских войн и массовых выступлений рабов (восстание под руководством Спартака 74–71 гг. до н э. и др.).
Политико-правовые учения Древнего Рима имели много общего с политическими учениями античной Греции. Сходство политической мысли древних греков и римлян определялось не только тем, что идеологические концепции в этих странах формировались на основе однотипных социально-экономических отношений, но и глубокой преемственностью в развитии их культуры. Древний Рим, долгое время остававшийся на периферии Античного мира, вынужден был подтягиваться до уровня передовых полисов Греции, перенимать ее культуру. Завоевание Римом греческих полисов положило начало эллинизации римского общества, т.е. широкому распространению греческой культуры среди римлян. В эпоху империи эти процессы переплетались с процессами взаимовлияния греческих, восточных и собственно римских культурных традиций. Новизна и оригинальность политических воззрений римских мыслителей заключались в том, что ими были выдвинуты идеи, соответствующие отношениям зрелого рабовладельческого общества.
Значительное влияние на идеологию римского общества оказала философия стоиков. Ее последователи (Сенека, Марк Аврелий) рассуждали о “духовном равенстве” всех людей, включая господ и рабов, их бессилии изменить судьбу, о необходимости подчиниться мировому закону. Мистические стороны и пессимизм учения стоиков усиливались с нарастанием кризиса рабовладельческого строя. Многие идеи стоицизма были восприняты христианством – идейным течением, зародившимся среди социальных низов Римской империи.
На протяжении II–III вв. христианская религия постепенно утратила свой первоначальный бунтарский дух, а в IV в. была возведена в ранг официальной идеологии римского государства.

Виднейшим идеологом римской аристократии в период республики был знаменитый оратор Марк Туллий Цицерон (106–43 гг. до н.э.). Свое политико-правовое учение он изложил, подражая Платону, в диалогах “О государстве” и “О законах”. Некоторые аспекты государственно-правовой проблематики затрагиваются им также в сочинениях по этике (например, в трактате “Об обязанностях”) и в многочисленных речах.
Цицерон исходит из общих для всех сторонников аристократии представлений о естественном происхождении государства. Следуя Аристотелю и стоикам, он утверждал, что гражданские общины возникают не по установлению, а от природы, ибо люди наделены богами стремлением к общению. Первой причиной для объединения людей в государство послужила “не столько их слабость, сколько, так сказать, врожденная потребность жить вместе”. В духе аристократических учений своего времени Цицерон настаивал на том, чтобы государственная власть была вручена мудрецам, способным приблизиться к постижению мирового божественного разума. Государство могло бы стать вечным, уверял мыслитель, если бы люди жили по заветам и обычаям отцов. Целью государства, согласно его концепции, является охрана имущественных интересов граждан.
Аналогичным образом решаются им и вопросы, касающиеся происхождения и сущности права. “Истинный и первый закон, способный приказывать и воспрещать, есть прямой разум всевышнего Юпитера”, – утверждал Цицерон. Этот высший, естественный и неписаный закон возникает задолго до того, как люди объединились в гражданские общины, и его нельзя изменить голосованием народа или решением судей (здесь – откровенный выпад против учений рабовладельческой демократии). Законы государства должны соответствовать установленному в природе божественному порядку – в противном случае они не имеют законной силы. На страже божественного естественного закона обязаны стоять жрецы.
Цицерон утверждал, что государство является не только естествен-
ным организмом, но и искусственным образованием, "народным ус-
тановлением". Цицерон признает равенство всех людей от приро-
ды и возможность достижения мудрости каждым, кто получит
образование. Имущественные и социальные различия между людь-
ми, с этой точки зрения, возникают не от рождения, а в силу уста-
новившихся в обществе отношений. "Частной собственности, — за-
являл Цицерон, полемизируя с последователями Аристотеля, — не
бывает от природы". Она возникает на основании либо давнишнего
завладения, либо победы в войне, либо закона и соглашения. Поло-
жительно оценивая значение богатства и договоров в жизни обще-
ства, Цицерон приходит к выводу, что государство "держится на
кредите".
Эти и другие подобные им положения были заимствованы
мыслителем из идеологии полисной демократии. Развивая их, Цицерон определяет государство как республику - дело народа, где под
народом понимается "соединение многих людей, связанных между
собой согласием в вопросах права и общностью интересов". В трактовке Цицерона право выступает основой государства, его определяющим началом. Государство в таком понимании оказывается уже
не только моральным сообществом свободных граждан (каким оно
представлялось Платону и Аристотелю), но и правовым сообществом.
Предложенное Цицероном понятие государства сыграло значительную роль в последующем развитии политико-правовой теории. Цицерон, говоря о народе в своем определении государства,
имел в виду исключительно землевладельцев и крупных торговцев.
Политический идеал Цицерона - аристократическая республика. В общетеоретическом плане он обосновывает свой
идеал учением о смешанной форме правления.
Ссылаясь на греческих мыслителей, Цицерон различает три
основные формы государства: царскую власть — монархию, власть
оптиматов — аристократию и власть народа — демократию. Среди них лучшей, по мнению Цицерона, является монархия.
Понятие права Цицерон, как и многие другие римские юристы выводил, из идеи мирового, всеобщего закона природы.
Согласно определению Цельса, принятому многими римскими юристами, право - это искусство добра и справедливости.
Приведенные высказывания свидетельствуют, что юристы не
отделяли еще право от нравственности. Как и другие последователи стоицизма, они считали источником права мировой божественный разум.
В составе права, действовавшего в Римской империи, юристы
выделяли три части: естественное право, право народов и право граждан (цивильное право).
Естественное право, по их представлениям, распространяется как на людей, так и на животных. К его установлениям относятся брак, семья и воспитание детей. По естественному праву все рож-
даются свободными.
Право народов, в отличие от естественного, охватывает правила, которые мировой разум установил для людей. Римляне используют это право в своих отношениях с покоренными народами и соседними государствами. Правом народов введены война, рабство,
основание царств, международная торговля и ряд других установлений.
Право граждан, или цивильное право, регулирует отношения
между свободными римлянами. Цивильное право, указывал Гай,
является "собственным правом государства". Именно цивильное право легло в основу знаменитого римского частного права, рецепцированного позднее большинством европейских государств.

2. Заметной вехой в развитии правовой идеологии христианской церкви в было учение епископа Аврелия Августина (354—430 гг.), званного православной церковью "Блаженный", а католической признанного святым и учителем церкви,
Аврелий Августин, как и другие епископы и выдающиеся
авторы первых веков христианства, считается одним из
"отцов церкви". В его трудах изложены основные
положения теократической доктрины, оказавшей глубокое и долговременное воздействие на политико-правовое учение церкви.
В произведении "О граде божием" Августин писал, что в мире
существует два государства: "божий град" (церковь) и "град земной" (государство). Церковь "странствует по земле, имея цель на
небе", "церковь и теперь есть царствие небесное". Только к ней под-
ходит определение государства, данное Цицероном, так как лишь
в церкви — право и общая польза, истинная справедливость, мир
и покой. К граду божию принадлежит первый праведник — Авель. Основателем града земного был братоубийца Каин. Государство —
создание человеческое, его цель — временная, оно создано насилием, держится принуждением: "При отсутствии справедливости что
такое государства, как не большие разбойничьи шайки, так же как
и самые разбойничьи шайки что такое, как не государства в миниатюре".
Оправдание государства в том, утверждал Августин, что оно
поддерживает земной, временный порядок, причем и тут государства разные: есть два вида земных царств.
Одни — организации насилия и разбоя, олицетворяют грех, несправедливость, насилие, "общество нечестивых". Другие царства — это "христианские государства", власть которых основана на заботе о подвластных.
В конечном счете оправдание государства — в служении церкви, в помощи небесному граду направлять мир земной к миру небесному, сохранять и поддерживать единство образа человеческих
мыслей и желаний.
Оправдание государства, по Августину, — не в поддержании социального порядка: "Никак не следует о нем (боге) думать,
законам его провидения были чужды человеческие царства, владычество людей и их рабство". Августин выдвинул новый довод в обоснование рабства. Рабство не создано ни природой, ни правом народов — "имя рабства заслужила вина, а не природа". Источник рабства — прегрешение: "Грех — первая причина рабства, и это бывает не иначе, как по суду божию, у которого нет неправды".
Теократические идеи Августина в определенной мере осуществились в Восточной Римской империи (Византии). Тесный союз
церкви и государства, переплетение их механизмов создали теократическую империю, задержавшую распад рабовладельческого
строя.
Таким образом, христианству принадлежит исключительное значение в истории правовой мысли. Сложность самого процесса становления новой мировой религии, отражение этой сложности в христианском каноне (Новый завет) обусловили и долговременное господство христианства в Европе, и возможность использования его в средние века в прямо противоположных целях: от апологии рабства (Августин) и крепостничества (Фома Аквинский) до обоснования демократически-революционных (табориты) и коммунистических (Томас Мюнцер) программ.

Контрольные вопросы по теме:

1. Что называл Цицерон источником естественного права?
2. Как римские юристы определяли государство?
3. Как повлияло развитие христианства на правовые и политические доктрины?
4. Что является причиной неравенства согласно убеждениям А. Аврелия?
5. Что такое теологическое естественное право?

Тема 4.
Правовые учения в Западной Европе
в период средних веков

Л. 4.1.

1. Учение о праве и государстве Ф. Аквинского
2. Правовая и политическая доктрина М. Падуанского

Основные понятия и определения, используемые в лекции: вечный закон, божественный закон, теологическое естественное право, томизм, неотомизм, закон откровения, подзаконность деятельности правительства.
1. Фома Аквинский (1226—1274 гг.) выступает за активное
вторжение церкви в философию и науку. Впоследствии идеологи католицизма ставили Аквинскому в заслугу обращение к науке и философии, широкую эрудицию, обширную логическую аргументацию, интерес к наследию античной культуры. Однако от соединения науки с религией в учении Ф. Аквинского выигрывала только последняя.
Первым из средневековых философов Западной Европы Фома
Аквинский широко использовал труды Аристотеля. У Аристотеля Фома Аквинский взял прежде всего учение об "активной форме", дающей жизнь "пассивной материи". Большое место в политико-правовой доктрине Фомы занимало учение о законах, их видах и соподчиненности. Закон определяется как общее правило для достижения цели,
правило, которым кто-либо побуждается к действию или воздержанию от него.
Взяв у Аристотеля деление законов на естественные и положительные, Фома Аквинский дополнил его делением на законы человеческие, вечные и божественные.
Универсальным божественным законом Фома называет "сам божественный разум, управляющий миром"; этот закон лежит в основе всего мирового порядка, природы и общества.
Божественный закон может быть постигнут разумом (вечный закон) или с помощью божественного откровения (священного писания) – закон откровения.
Естественный закон трактуется как отражение вечного зако-
на человеческим разумом, соединенного с божественным откровением. К нему относятся законы общежития, стремление к самосохранению и продолжению рода.
Человеческий закон, под которым Фома разумел действовавшее
право, он рассматривал как выражение требований естественного
закона и подкрепление их принуждением, санкцией. Необходимость
человеческого закона обосновывалась тем, что люди вследствие грехопадения имеют извращенную волю, свобода которой сводится к
возможности творить зло; для обеспечения незыблемости требований естественного закона необходимо принуждение людей к добродетели путем применения силы и страха наказания.
Достаточно практично для своего времени Фома ставит вопрос
о возможности противоречий закона человеческого другим
законов. Как быть, если правитель предписывает нечто, противоречащее естественному закону? Ответ Фомы категоричен: во избежание смуты надо подчиняться и таким предписаниям, поскольку
хранение общежития основано на господстве и подчинении; не исключено также, что произвольные действия правителя — зло, ниспосланное подданным за грехи, в любом случае сопротивление
грех. Если, однако, произвол правителей по отношению к подданным
хотя и не одобряется, но и не влечет никаких последствий, то,
гласно учению Фомы, иначе обстоит дело при произвольных действиях власти, противоречащих божественному закону. Когда произвол правителя направляется против церкви и учения — правителю нельзя повиноваться; в таких случаях церковь может низложить тирана, его же подданные освобождаются от присяги.
В духе средневековой схоластики Фома Аквинский различает
три элемента государственной власти: сущность, происхождение,
использование. Сущность власти, т.е. порядок управления (господства и подчинения), установлен богом; именно так следует понимать слова апостола Павла: "Существующие же власти от бога установлены". Однако, продолжает Фома, отсюда, конечно, не следует, что каждый
отдельный правитель поставлен непосредственно богом и богом же
совершено каждое действие правителя. Князь может оказаться узурпатором, тираном, безумцем; он, как и каждый человек, имеет свободную волю, т.е. способность творить зло. В этих случаях суждение о законности происхождения и использования власти правите-
ля принадлежит церкви. Высказывая такое суждение, даже и
ведущее к низложению правителя, церковь не посягает на божественный принцип власти, необходимый для общежития. В делах
Религии, касающихся спасения души, рассуждает Фома, следует подчиняться церковной власти, а не светской. Власть последней распространяется лишь на земные цели, гражданские блага. В одном
из сочинений Фома писал, что и духовная, и светская власти "соединяются в лице папы, который стоит на вершине обеих властей".
Аквинский воспроизводит аристотелевскую схему разделения форм правления: монархия, аристократия, полития, тирания, олигархия, демократия. Вместе с тем Фома придает значение лишь некоторым из этих форм.
Фому Аквинского интересуют не столько различные сочетания олигархии и демократии, сколько общие признаки форм правления от республик до монархий. Монархия — наиболее естественная форма правления, ибо: кое множество происходит от единства. "Наилучшим образом управляется то человеческое множество, которое управляется одним, пишет Фома,— это подтверждается на опыте. Ибо провинции
города-государства, которыми управляет не один, одолеваемы раздорами и пребывают в волнении, не зная мира".
Республику Фома считает государством, раздираемым беспорядками, борьбой партий и группировок, пролагающей путь тирании. В тиранию может выродиться и монархия, но, рассуждает Аквинский, против вырождения царя в тирана могут быть приняты меры. Например, религиозно-нравственное воздействие церкви на монарха, обещаниям ему "наивысшей награды бога", полагающейся добродетельному и справедливому царю. Наконец, существует возможность сместить тирана "по всеобщему
решению", когда подданные освобождаются от обязанности повиноваться (католическая церковь не раз обращалась к подданным
призывом не повиноваться тому или иному неугодному ей феодальному правителю).
Таким образом, правовая концепция Фомы Аквинского была основа-
тельной апологией западноевропейского феодализма. Не только
оправдание казней и гонений еретиков, но и принципиальное обоснование церковного контроля за развитием науки и философии,
подчинение последней догмам католицизма, возведение
господства и подчинения в одну из основ мироздания, прославление иерархии как универсального принципа строения общества и природы, обширное обоснование феодального права как божественного установления - все это предопределило господство учения Фомы Аквинского в католической феодальной идеологии, вплоть до провозгла-
шения его "святым", "ангелическим доктором".

2. Своеобразное теоретическое выражение протест против притязаний католической церкви на светскую власть
нашел в учении Марсилия Падуанского (ок. 1280—1343 гг).
Итальянский философ, ученый и медик Марсилий Падуанский
бывший одно время ректором Парижского университета, написал
книгу "Защитник мира" (1324 г.). Книга выдержана в схоластической манере. Автор рассуждает о небесных и земных целях человека, о законах, определяющих пути достижения этих целей; эти рассуждения были изложены в виде толкования модной тогда "Политики" Аристотеля и в духе времени сопровождались ссылками на священное писание, труды отцов церкви, Фомы Аквинского и других схоластов.
Марсилий Падуанский резко критикует теократические теории. Церковь - основная причина войн, смут и возмущений, мешающих мирной
упорядоченному общежитию. Попытки церкви вмешиваться
в дела светской власти сеют раздоры и лишают мира европейские
государства, особенно Италию.
Марсилий Падуанский различает два вида законов по их це
содержанию и способам обеспечения.
Божественный закон указывает пути достижения вечного блаженства, определяет различия между грехами и заслугами перед
богом, а также наказания и награды в потустороннем мире, где судьей является Христос. Цель человеческого закона — справедливость
и общее благо, прочность и твердость власти; различая правомерное и неправомерное, закон устанавливает справедливость; соблюдение человеческого закона обеспечивается принуждением.
Право — это установленное государством приказание, дозволение или запрещение, обладающее принудительной силой. Право
регулирует отношения между людьми и удерживает человеческую
власть от произвола. Поскольку люди по-разному определяют в
законах критерии справедливого и несправедливого, в разных странах и у разных народов право — разное.
Цель человеческого закона — "хорошая жизнь на земле". Цель
божественного закона — вечное спасение.
Из различения двух видов законов проистекают разграничения целей, сфер и методов деятельности церкви и государства.
К ведению церкви относятся только божественные, но не человеческие законы. Служа высшей цели, церковь не должна вмешиваться в "мирские дела". Христос не наделял апостолов светской
властью, а папы — их преемники. Христос вообще говорил: "Царство мое не от мира сего". Духовенство имеет право лишь учить,
проповедовать христианское вероучение, но никак не принуждать. Наказывать грешников, нарушителей божественного закона, может
только бог, установивший этот закон (к тому же только богу известны все деяния и помыслы, ему чужда человеческая логика и т.п.).
Из почти одинаковых с концепцией Фомы Аквинского посылок
(деление законов на божественные и человеческие по их цели) вытекали прямо противоположные выводы: учение Марсилия Падуанского отрицало правомерность церковного суда, инквизиционных
трибуналов, какого бы то ни было принуждения в делах религии.
Даже еретик, по мнению Марсилия Падуанского, может быть наказан только богом на том свете. В земной жизни еретика можно изгнать из государства, если его учение вредно для общежития; но и
это (изгнание) может осуществить лишь князь, но никак не священ-
ник ("медик душ"), которому принадлежит единственное право —
учить и увещевать. Отсюда же вытекало крайне радикальное для
того времени требование свободы совести.
Марсилий Падуанский высказывался также за реформу церкви, за выборность священников, отмену ряда привилегий пап.
Своеобразно Марсилием Падуанским решается
проблема правительства, приводящего законы в исполнение. Во-первых,
выдвигается и обосновывается принцип подзаконности всех действий
правительства, которое для того и создано, чтобы осуществить
правосудие и исполнять законы, определяющие цели и порядок общежития. Во-вторых, исполнитель законов должен избираться народом, который имеет право наказать и даже низложить его.
Теоретическое обоснование принадлежности народу законов
тельной власти, строгой подзаконности деятельности правительства,
выборности народом главы исполнительной власти — все эти
исходили из практики управления в городских республиках и опирались на отдельные мысли Аристотеля, были созвучны порядку избрания императора Священной Римской империи и изложены были в схоластической манере.
В 1327 г. Марсилий Падуанский был отлучен от церкви и объявлен еретиком.

Контрольные вопросы по теме:

1. Охарактеризуйте основные признаки позднего Средневековья
2. Определите понятие «теологическое естественное право» согласно учению Ф. Аквинского
3. Дайте определение понятию «вечный закон»
4. Какие формы правления М. Падуанский считал наилучшими?
5. Как по мнению М. Падуанского должны распределяться властные функции между органами государства?

Тема 5.
Правовые учения в Европе в периоды Возрождения
и Реформации

Л.5.1.

1. Политико-правовое учение Н. Макиавелли
2. Теория государственного суверенитета Ж. Бодена

Основные понятия и определения, используемые в лекции: политическая власть, мораль, цели правителя, суверен, суверенитет, государственный суверенитет, верховенство государственной власти, централизованное государство

1. Одним из первых теоретиков эпохи Возрождения стал итальянец Николо Макиавелли (1469—1527 гг).
Жизнь и деятельность Макиавелли относятся к периоду экономического и политического кризиса Италии, до XVI в. бывшей самой передовой страной Западной Европы. В северной и средней Италии еще в XII веке сложились города-республики (Венеция, Флоренция, Генуя) с развитой ремесленной и торговой экономикой. Вместе с тем в Италии не сложилось единое государство — на ее территории существовали городские республики, папское государство. Раздробленная Италия часто подвергалась нападениям иноземных войск. В связи с этим задача укрепления и централизации государственной власти была актуальна как в теоретическом, так и в практическом отношении.
Литературная деятельность Н. Макиавелли достаточно разнообразна. Кроме сочинений на темы политические ("Рассуждения на первую декаду Тита Ливия", "Государь", "О военном искусстве" и др.) и исторические ("История Флоренции") его перу принадлежит ряд художественных произведений.
Правовое и политическое учение Макиавелли основано на изучении деятельности современных ему правительств, опыта государств Античного мира. Макиавелли утверждал, что изучение прошлого дает возможность предвидеть будущее или по примеру древних определить
детва и способы действий, полезных в настоящем.
Природа человека, считал Н. Макиавелли, одинакова во всех государствах и у всех народов. Личный корыстный интерес является наиболее общей причиной человеческих действий, из которых складываются их отношения, учреждения или организации. Для того, чтобы управлять людьми, надо знать причины
их поступков, их стремления и интересы. Устройство государства и
|деятельность должны основываться на изучении природы человека, его психологии и влечений.
Люди могут желать всего, но не могут всего достигнуть. Из-за этого люди беспокойны, честолюбивы, подозрительны и никогда не довольствуются своей долей. Поэтому в политике всегда
следует рассчитывать на худшее, а не на доброе и идеальное.
Исходя их этого государство Макиавелли рассматривал как некое отношение между правительством и подданными, опирающееся на страх или любовь последних. Государство незыблемо,| если правительство не дает повода к заговорам и возмущениям, если страх подданных не перерастает в ненависть, а любовь в презрение.

Целью государства и основой его прочности Макиавелли считал безопасность личности и незыблемость собственности. Самое опасное для правителя — посягать на имущество подданных: это неизбежно
порождает ненависть (а ведь никогда не ограбишь так, чтобы
не осталось и ножа). "Даже когда государь считает нужным лишить
кого-либо жизни, он может сделать это, если налицо подход
обоснование и очевидна причина, но он должен остерегаться посягать на чужое добро... Люди скорее забудут смерть отца, чем потерю наследства".
Незыблемость частной собственности, как и безопасность личности, Макиавелли называл благами свободы, считал целью и основой прочности государства.
Макиавелли воспроизводит идеи Полибия о возникновении
государства и круговороте форм правления; вслед за античными авторами он отдает предпочтение смешанной (из монархии,
теократии и демократии) форме. Особенность учения Макиавелли в
том, что смешанную республику он считал результатом согласования стремлений и интересов отдельных социальных групп.
Законодательству и праву Макиавелли придавал большое, но весьма своеобразное значение. Ненарушимость законов он связывал с обеспечением безопасности, а тем самым спокойствия народа: "Когда народ увидит, что никто ни при каких обстоятельствах не нарушает
законов, он очень скоро начнет жить жизнью спокойной и уверенной". Но для Макиавелли право — это орудие власти, которым она должна умело пользоваться. Для властителя право, также как и мораль, не должны быть руководством к действию. Во всех государствах основой власти "служат хорошие законы и хорошее войско. Но хороших законов не бывает там, где нет хорошего войска, и наоборот, где есть хорошее войско, там хорошие
законы".
Важным средством политики Макиавелли считал религию. Это, рассуждал Макиавелли, - могучее средство воздействия на
умы и нравы людей. Именно поэтому все основатели государства и
мудрые законодатели ссылались на волю богов. Там, где
хорошая религия, легко создать хорошую армию. При этом Макиавелли порицал католическую церковь и духовенство: «дурные примеры папской курии лишили нашу страну всякого
благочестия и всякой религии». Таким образом, рассматривая религию как одно из средств управления людьми Макиавелли допускал преобразование христианства так, чтобы оно служило прославлению и защите отечества.
Макиавелли считается одним из основоположников науки политологии. В его произведениях политика {учреждение, организация
и деятельность государства) рассматривалась как особая сфера
человеческой деятельности, имеющая свои закономерности, которые должны быть изучены и осмыслены, а не выведены из священного писания или сконструированы умозрительно.
В политике единственным критерием оценки действий
теля государства являются укрепление власти, расширение
государства. Для достижения этой цели правитель должен
использовать все средства, в том числе аморальные: «Пусть обвиняют
поступки, лишь бы оправдывали результаты». Поступок государя всегда будет оправдан, если результаты окажутся хороши". Из представленных посылок и вытекает основной принцип, которым должен руководствоваться властитель: цель оправдывает любые средства. При всем этом, учил Макиавелли, вероломство и жестокости должны совершаться так, чтобы не подрывался авторитет государственной власти. Отсюда вытекает одно из излюбленных Макиавелли правил политики: «Людей следует либо ласкать, либо изничтожать, за малое зло человек может отомстить, а за большое — не может. Лучше убить, чем грозить, — грозя, создаешь и предупреждаешь врага, убивая — отделываешься от врага окончательно».
Рекомендуя правителям государства в зависимости от того, куда
дует ветер фортуны, "по возможности не удаляться от добра, но при
необходимости не чураться и зла", Макиавелли в то же время советовал
государям притворяться носителями нравственных и религиозных
добродетелей.
Наиболее проницательные мыслители Нового времени высоко оценили методологию Макиавелли, в особенности освобождение политики от теологии. Названные положения Макиавелли были восприняты и;
ты последующими теоретиками (Спиноза, Руссо и др.).
При этом Бенито Муссолини и другие известные истории диктаторы находили в работах Макиавелли подтверждение своим идеям о сильной государственной власти и роли отдельной личности.
2. С обоснованием абсолютизма и критикой религиозных войн выступил другой автор указанного периода Жан Боден (1530—1596 гг).
Боден впервые в истории правовой мысли сформулировал и широко обосновал понятие суверенитета как существенного признака государства: «Суверенитет – есть абсолютная и постоянная власть государства...» Власть государства постоянна и абсолютна. Это — высшая независимая власть как внутри страны, так и в отношениях с зарубежными державами. Выше носителя суверенной власти — только Бог и законы природы.
Суверенитет, по Бодену, означает прежде всего независимость
государства от папы римского, от церкви, от германского императора, от сословий, от другого государства. Суверенитет как признак государства включает права издавать и отменять законы, и заключать мир, назначать высших должностных лиц, осуществлять верховный суд, право помилования, права чеканить устанавливать меры и веса, взимать подати.
В учении о государстве Боден во многом следует Аристотелю, но по многим позициям с Аристотелем не соглашается.
Государство Боден определяет как правовое управление многими семьями и тем, что у них общего, на основе суверенной власти.
Государство — именно правовое управление, сообразное со справедливостью и законами природы. Правом оно отличается от шайки разбойников или пиратов.
Семью Боден называет основанием и ячейкой государства. Государство — совокупность именно семей, а не отдельных лиц. Если лица не будут соединены в семейства, то вымрут, а народ, составляющий
государство, не умирает.
В отличие от Аристотеля Боден не был сторонником рабства.
Первостепенное значение Боден придавал форме государства. Он отвергает аристотелевское деление форм государства на правильные и неправильные, поскольку оно выражает лишь субъективную оценку существующих государств. Сторонники власти одного человека называют ее "монархия", противники — "тирания". Приверженцы власти меньшинства именуют такую власть "аристократия", недовольные ею — "олигархия" и т.д. Между тем, рассуждал Боден, суть дела только в том, кому принадлежит суверенитет: одному, немногим или большинству. На этом основании Боден отрицает смешанную форму государства — власть
не разделить "поровну", какой-то элемент будет иметь решающее значение в государстве. Так всегда будет иметь преимущество тот, кому принадлежит высшая власть принимать законы.
Рассматривая различные формы государства, Боден пишет, что
целесообразность и прочность каждой из них зависит от исторических
и природных особенностей разных стран и народов. На севере живут
народы храбрые, создавшие сильной войско; у южных народов
развит ум, поэтому там процветают науки. На севере опорой
жительства является сила, в средней полосе — разум и справедливость,
на юге — религия. На государство влияют также горы, равнинная территория,плодородие и бесплодие почвы. Храбрые жители севера и
создали демократию либо выборную монархию; изнеженные жители юга и равнин легко подчиняются монархии.
К демократии Боден относился отрицательно: в демократическом государстве очень много законов и властей, а общее положение дел в
упадке. Толпа, народ — "зверь многоглавый и лишенный рассудка
не может постановить что-нибудь хорошее, преследует богатых, искореняет и изгоняет лучших, избирает худших.
Не одобрял Боден и аристократию — государство, где
принадлежит коллегии знатных: среди аристократов умных
мало, в результате правит глупое большинство. Принятие законов
связано с раздорами, с борьбой партий и группировок.
Наилучшей формой государства Боден считал монархию. Правление монарха так же естественно, как бог Вселенной. Упоминания о боге не играют решающей роли в аргументации
Бодена. Он ссылается на то, что о прочности и естественности монархии свидетельствует исторический опыт — монархии тысячи лет, и это никого не удивляет. Если же республика просуществует всего лет триста-четыреста, то все уже поражаются такому диву, настолько не соответствует естественному порядку вещей долговременное существование республики.
По мнению Бодена, монархия не должна быть избирательной — в период выборов возможны смуты, раздоры и междоусобицы; выборный монарх не заботится об общем достоянии, поскольку неизвестно, кто сменит его престоле. Этих недостатков лишена наследственная монархия.
Исходя из разработанной им концепции суверенитета, Боден
исследовал и возможные формы государственного устройства. Он различал два вида государственных соединений. К соединениям, основанным на неравенстве, он относил государственные образования, включающие отдельные части, находящиеся в вассальной или иной зависимости от суверена, т.е. федерации. Второй вид соединений государств - основан на равенстве — такова Швейцарская конфедерация, члены которой во времена Бодена сохранял свою независимость от центральной власти.
Таким образом, основная заслуга Бодена — в не только в разработке теории суверенитета как главного качества верховной власти, но и в определении отдельных форм государственного устройства.

Контрольные вопросы по теме:
1. Каков основной принцип деятельности правителя, согласно теории Н. Макиавелли?
2. Какую роль Н. Макиавелли отводил в государстве праву (законам)?
3. Сформулируйте определение государства в соответствии с концепцией Ж. Бодена.
4. Ж. Боден был основоположником теории государственного, национального или народного суверенитета?
5. Какую форму правления Ж. Боден признавал наилучшей?

Тема 6.
Правовые учения Англии и Голландии периода раннебуржуазных революций

Л. 6.1.

1. Учение о рациональном естественном праве Г. Гроция
2. Государственно-правовое учение Б. Спинозы

Основные понятия и определения, используемые в лекции: рациональное естественное право, общественный договор, правила общежития, международное право, международный договор, естественное состояние, гражданское состояние.

1. Гуго Гроций (1583—1645) был одним из наиболее ярких представителей теории рационального естественного права.
Данные идеи изложены в известном трактате Гроция "О праве войны и мира. Три книги" (1625 г.).
Цель трактата — решение актуальных проблем международного права. Разбор теоретических проблем войны и мира потребовал решения более общих вопросов о праве, справедливости, источниках, формах существования права, методах изучения. В результате Гроцием была разработана политико-правовая доктрина, основанная на новой методологии, содержащая оригинальные решения проблем общей теории права и государства, а также некоторые радикальные для того времени программные положения.
Исходный пункт учения Гроция — природа человека как особого вида биологических существ, существ разумных. Подобно античным авторам Гроций различает право естественное и право волеустановленное.
Источником естественного права является человеческий разум, в котором заложено стремление к спокойному общению с другими людьми. На этой основе Гроций определяет предписания естественного права как требования разума, к которым относится воздержание от чужого имущества, возвращение полученной чужой вещи и возмещение извлеченной из нее выгоды, обязанность соблюдения обещаний, возмещение виновно причиненного ущерба, воздаяние людям заслуженного наказания и др.
Волеустановленное право (оно делится на человеческое и божественное) должно соответствовать предписаниям естественного
.права.
Гроций писал, что он не стремится затрагивать жгучие вопросы современности и будущего: "Поистине признаюсь, что, говоря о праве, я отвлекался мыслью от всякого отдельного факта, подобно
математикам, которые рассматривают фигуры, отвлекаясь от тел".
В трудах Гроция нередки ссылки на бога и священное писание. Однако бог в его доктрине откровенно подчинен законам природы: "Естественное же право столь незыблемо, что не может быть
изменено даже самим богом... Подобно тому, как бог не может сделать, чтобы дважды два не равнялось четырем, так точно он не может зло по внутреннему смыслу обратить в добро". Поэтому естественному праву должно соответствовать не только человеческое, но и божественное волеустановленное право (т.е. предписания религии).
Гроций был сторонником договорного происхождения государства. Согласно Гроцию некогда существовало "естественное состояние", когда не было ни государства, ни частной собственности. Развитие человечества, утрата им первоначальной простоты, стремление людей к общению, их способность руководствоваться разумом - побудили их заключить договор о созданий государства.
Само по себе государство Гроций определял как "совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы. Признаком государства является верховная власть, к атрибутам которой Гроций, подобно Бодену, относил издание законов, правосудие, назначение должностных лиц и руководство их деятельностью, взимание
вопросы войны и мира, заключение международных договоров.
Первостепенное внимание к проблемам международного права требовало специального исследования вопроса о носителе государственной власти, а тем самым о формах правления. Выводы Гроция в этой части довольно умеренны. Каждая существующая форма
правления имеет своим источником общественный договор, считал он, поэтому носителем суверенитета являются лицо, или группа лиц,
собрание либо сочетание лиц и собраний, обладающие атрибутами
верховной власти.
Носители верховной власти представляют государство не в международных связях, но и в отношениях с собственным народом. При создании государства народ мог избрать любую правления; но, избрав ее, народ должен повиноваться правящим и не может без их согласия изменить форму правления, ибо договоры в соответствии с естественным правом должны исполняться. Поэтому Гроций считал правомерной любую существующую форму правления и отрицал право подданных сопротивляться предписаниям власти.
Однако в эту концепцию Гроций вносит ряд существенных
коррективов. Во-первых, народ может изменить образ правления, если такое право (явно или неявно) оставлено за ним общественным
договором либо если договор расторгнут правителями государства. Во-вторых, что более существенно для доктрины, при особых обстоятельствах право народа преобразовать государство вытекает из существа общественного договора. Поскольку при заключении общественного договора люди вряд ли возложили на себя обязанность при всех обстоятельствах предпочесть смерть возможности вооруженного сопротивления насилию начальствующих лиц. Таким образом, подданные вправе считать общественный договор расторгнутым в случае "крайней необходимости", "большой и явной опасности", грозящей подданным со стороны правителей.
Гроций осуждал агрессивные, захватнические войны, считал, что
их зачинщики должны нести ответственность. Если же война началась, то она должна вестись ради заключения мира и подчинять принципам естественного права. Одним из принципов международного права Гроций считал незыблемость договоров между государствами.

2. Бенедикт (Барух) Спиноза (1632—1677 гг.) родился в Амстердаме. В 1670 г. был издан его "Богословско-политический трактат", посвященный исторической критике Библии и обоснованию свободы философии. Политико-правовое учение Спинозы связано с его философией, особенно с идеей строгой закономерности, причинной обусловленности всех явлений природы, "субстанции", которая никем не
установлена и является "причиной себя".
Под естественным правом Спиноза понимал необходимость
соответствии с которой существуют и действуют природа и
ее часть. При этом естественное право отождествлялось с "мощью" — способностью природы к самосохранению: "Право каждого простирается
далеко, как далеко простирается определенная ему мощь".
Спиноза, вслед за Гроцием, считал необходимым
"рассматривать человеческие действия и влечения точно так
если бы вопрос шел о линиях, поверхностях и телах".
Подобно Макиавелли Спиноза порицал философов и
политических теоретиков, которые берут людей не такими, какова их
суть, а какими они хотели бы их видеть. Настоящая задача политики,, утверждал Спиноза, в том, чтобы вывести из самой человеческой природы то, что наилучшим образом согласуется с государственной политикой.
Человек, писал Спиноза, по природе эгоистичен и корыстолюбив: "Каждый защищает чужой интерес лишь постольку, поскольку думает тем самым упрочить свое благосостояние". Коль скоро "каждый с величайшим жаром ищет своей пользы, — полагал Спиноза вслед за Макиавелли, — а за благо считает те законы, которые необходимы для приумножения его достояния", то политика должна основываться на том, что условием достижения общего блага является защита частной собственности.
Суждения Спинозы о праве и законе основываются на свой-
венном рационализму представлении о свободе как подчинении
единому для всех разумному закону.
Коль скоро закон, обеспеченный принуждением, соединяет людей в общество и предназначен для того, чтобы обуздать аффекты и дурные страсти, в нем должен быть воплощен истинный разум, всегда направленный на общее благо. Как добиться этого? Создание законов не может быть доверено монархам, сановникам и вообще отдельным лицам, прихоти которых в силу слабости человеческой природы неизбежно возьмут верх над разумом.
Чтобы закон был разумен, он должен быть принят большим собранием людей. Аффекты строго индивидуальны, страсти у всех разные, частные интересы противоречивы — все это в достаточно многочисленном собрании взаимопоглащается, и в результате общим остается только разумное начало. Таким образом, разумность законов и общая свобода обеспечены там, где законы принимает многочисленное собрание.
При таком подходе разумным и наиболее могущества
прочным государством Спиноза признавал демократическую республику, «В демократическом государстве менее должно бояться нелепостей, ибо почти невозможно, чтобы большинство собрания, если оно велико, сошлось на одной нелепости»
Спиноза осуждал абсолютную монархию, утверждал, что естественное право не утрачивает своей силы в гражданском состоянии. Монарх, которого недостаточно для удержания подданных в подчинении,, окружает себя знатью, строит своим подданным козни, боится
больше, чем внешних врагов; законы выражают прихоти правя-
ей верхушки; правление решительно неразумно, враждебно обще-
благу.
Спиноза считал возможной ограниченную монархию, в которой государством управляет представительное учреждение, а также аристократическую республику, но обе эти формы он видел такими, в которых нужны специальные меры, предупреждающие тиранию и угнетение.
Поэтому, как уже было отмечено, согласно учению Спинозы единственное абсолютное государство, могущественное, опирающееся на согласие подданных, правящее ими при помощи только
умных законов, обеспечивающее свободу, равенство, общее бла-
— это демократия, "народная форма верховной власти".
Концепция Спинозы — первое в идеологии Нового времени
теоретическое обоснование демократии.

Л.6.2.

1. Правовая и государственная теория Т. Гоббса
2. Политико-правовое учение Дж. Локка

Основные понятия и определения, используемые в лекции: естественно-правовая теория происхождения государства, разделение властей, законодательная власть, исполнительная власть, союзная (федеративная) власть, либерализм

1. Томас Гоббс (1588—1679 гг.). Правовые и политические взгляды изложил в работе "Левиафан или материя, форма и власть государства"(1651 г).
Учение о праве и государстве Гоббс стремился превратить в столь же точную науку, как геометрия, которая "является матерью всех
венных наук". Математический метод, по Гоббсу, свободен от субъективных оценок. Учения о праве и справедливости постоянно оспариваются как пером, так и мечом, между тем как учение о фигурах не подлежит спору, ибо не задевает интересы особенно власть имущих (если бы теорема Пифагора противоречила интересам власть имущих, то все книги по геометрии были бы уничтожены).
Однако намерение Гоббса создать свободное от субъективных
оценок политико-правовое учение оказалось несбыточным. При абстрактности исходных позиций его учения и логичности выводимых
из этих позиций выводов, сами исходные позиции несли на себе
отпечаток субъективизма.
Гоббс строил свое учение на изучении природы и срастях
человека. Мнение Гоббса об этих страстях и природе крайне пессимистично: людям присущи соперничество, недоверие (стремление к безопасности), любовь к славе. Эти страсти делают людей врагами: «Человек человеку — волк». Поэтому в естественном СОСТОЯНИИ ЛЮДИ находятся в "состоянии войны всех против всех"
Пагубность "состояния войны всех против всех" вынуждает
людей искать путь к прекращению естественного состояния. Путь указывают естественные законы, предписания разума (по Гоббсу естественное право — это свобода делать все для самосохранения, а
естественный закон — запрет делать то, что пагубно для самосохранения).
Естественные законы гласят, что следует искать мира. В этих в|
целях нужно взаимно отказаться от права на все. Отказываясь от естественных прав (т.е. свободы делать все для самосохранения), люди переносят их на государство. Получившее право на все государство — это великий Левиафан (библейское чудовище), искусственный человек или земной бог.
Власть государства абсолютна: ему принадлежат право издания
законов, контроль за их соблюдением, установление налогов, назначение чиновников и судей, даже мысли подданных подчинены суверену — правитель государства определяет, какая религия или сек-
та истинна, а какая нет.
Гоббс, подобно Бодену, признает только три формы государства.
Он отдает предпочтение неограниченной монархии (благо монарха
тождественно благу государства, право наследования придает государству искусственную вечность жизни и т.д.).
Вместе с тем то, что Гоббс писал об абсолютности государственной власти, относилось более всего к области публичного, политического права.
Обеспечение мира и безопасности требует, по Гоббсу, возложения
на подданных в области политических отношений одних лишь обязанностей, предоставления суверену — только прав. Однако же в
области частноправовых отношений подданным должны предоставляться широкая правовая инициатива, система прав, свобод и их гарантий.
Отсутствие у подданных каких-либо прав по отношению к суверену толкуется Гоббсом как правовое равенство лиц в их взаимных отношениях. Гоббс отнюдь не сторонник феодально-сословного деления общества на привилегированных и непривилегированных. В отношениях между подданными суверен должен обеспечить равную для всех справедливость ("принцип которой гласит, что нельзя отнимать ни у кого того, что ему принадлежит"), незыблемость договоров, беспристрастную защиту для каждого в суде, определить равномерные налоги. Одна из задач государственной власти — обеспечение той собственности, "которую люди приобрели путем взаимных договоров взамен отказа от универсального права.
В трудах Гоббса содержится понимание свободы как
делать все то, что не запрещено законом: "Там, где суверен не
писал никаких правил, подданный свободен делать или не
согласно своему собственному усмотрению". Цель законов - не удержать от всяких действий, а в том, чтобы дать правильное направление. Законы подобны изгородям по краям дороги, поэтому лишний закон вреден и не нужен.
Оценка учения Т. Гоббса в различные периоды истории оставалась дискуссионной. При этом нельзя не признать то значение, которое оказали идеи Гоббса на последующих авторов.

2. Политико-правовые итоги раннебуржуазных революций получили теоретическое обоснование в трудах Джона Локка (1632—1704 гг).
В произведении "Два трактата о правлении" (1690 г.) Локк критиковал теологическо-патриархальную теорию Фильмера и изложил свою концепцию естественного права. Концепция Локка подводила итог предшествующему развитию политико-правовой идеологии в области методологии и содержания теории естественного права, а программные положения доктрины содержали государственно-правовые принципы гражданского общества.
Как и другие теоретики естественно-правовой школы, Локк исходил из представления о "естественном состоянии". Важная особенность, учения Локка в том, что он обосновывает идею прав и свобод человека, существующих в догосударственном состоянии. Естественное состояние, по Локку, — "состояние полной свободы в отношении действий и распоряжения своим имуществом и личностью. Это состояние равенства, при котором всякая власть и всякое право являются взаимными, никто не имеет больше другого".
В естественном состоянии не было ничего отрицательного. Однако для создания гарантий естественных прав люди отказались от права на абсолютную свободу и заключили общественный договор (соглашение). В результате общественного соглашения гарантом естественных прав и свобод стало государство, имеющее право издавать законы, снабженные санкциями, использовать силы для применения этих законов, а также ведать отношениями между другими государствами.
В духе юридического мировоззрения Локк рассуждал об основаниях распространения власти на тех, кто не участвовал в заключении первоначального соглашения (дети и иностранцы). Локк считал возможным пересмотреть первоначальное соглашение в случае деспотического правления, нарушения естественных прав или свобод.
Поскольку, по Локку, государство создано для гарантирования естественных прав (свобода, равенство, собственность), оно не должно посягать на эти права. Главная опасность для естественных прав вытекает из привилегий, особенно из привилегий тех, кто обладает властными полномочиями.
Далее следует определить отношение Дж. Локка к различным формам правления. Локк за республиканско-демократическое правление. Согласно теории Локка абсолютная монархия — один из случаев изъятия носителя власти из-под власти законов. Монархия противоречит общественному договору уже по той причине, что суть последнего в установлении людьми равного для всех суда и закона, а над абсолютным монархом судьи вообще нет, он сам судья в собственных делах, что, конечно же, противоречит естественному праву и закону.
Абсолютная монархия — всегда тирания, так как нет никаких гарантий естественных прав. Вообще же, считал Локк, когда кто-то
выходит из-под власти законов, имеет привилегии, люди начинают считать, что они находятся по отношению к такому человеку в естественном состоянии, поскольку никто кроме них самих не может оградить их прав от возможных посягательств со стороны привилегированного лица. Отсюда — одно из основных положений теории Локка: для одного человека, находящегося в гражданском обществе,
может быть сделано исключение из законов этого общества.
Пределы власти государства при всех формах правления — естественные права подданных. Государственная власть, писал Локк,
может брать на себя право повелевать посредством не произвольных и деспотических указов, а наоборот, она обязана отправлять правосудие и определять право подданного посредством провозглашения постоянных и известных законов. И главное, чтобы организация самой власти надежно гарантировала права и свободы от произвола и беззакония. Отсюда проистекает теоретически обоснованная Локком концепция разделения властей.
Локк различал законодательную, исполнительную и союзную (федеративную) власти.
Законодательная власть является высшей властью в государстве, она основана на согласии и доверии подданных. Локк — сторонник представительной системы принятия законов учреждением, избираемым всенародно и ответственным перед ним, так как народу всегда принадлежит верховная власть отстранять или изменять состав законодательного органа в случаях, когда народ видит, что законодательная власть действует вопреки оказанному ей доверию. К правам законодатель-
т власти Локк относил также назначение судей. Здесь сказалась особенность английского права, одним из источников которого является
судебная практика
Законодательная и исполнительная власти не должны находится в одних руках, рассуждал Локк, в противном случае носители власти могут принимать выгодные только для них законы и исполнять их, делать для себя изъятия из общих законов или другими способами использовать политические привилегии в своих частных интересах.
Поэтому орган, осуществляющий законодательную власть,
должен быть коллегиальным и заседать постоянно. Монарх — глава исполнительной власти — имеет так называемые прерогативы: право распускать и созывать парламент, право вето, право законодательной инициативы, даже право в интересах всеобщего блага совершенствовать избирательную систему для более полного и пропорционального представительства. Деятельность монарха и правительства должна быть подзаконна, причем монарх не должен препятствовать регулярным созывам парламента.
Обоснование естественных прав, выражавших основные принципы
правового государства, принесло Локку славу основателя либерализма. Позднее, созданная Локком концепция прав человека на свободу, равенство и собственность, не зависящих от государства развивалась и дополнялась в части перечня формальных прав и свобод.

Контрольные вопросы по теме:
1. Определите общие признаки правовых концепций Англии и Голландии периода раннебуржуазных революций
2. Что такое «рациональное естественное право»?
3. Что является источником и обоснованием рационального естественного права?
4. Определите сходства и отличия концепций Г. Гроция и Б. Спинозы.
5. Какую форму правления признавал наиболее приемлемой для государства Б. Спиноза?
6. Как характеризуется догосударственное состояние общественной жизни в работах Т. Гоббса?
7. Как Т. Гоббс определяет понятие «естественное право»?
8. В чем особенности «естественного состояния» описанного Дж. Локком?
9. Что понимается под естественными правами в теории Дж. Локка?
10. Какова цель использования модели разделения властей по мнению Дж. Локка?
Тема 7.
Правовые учения во Франции 18 века

Л. 7.1.
1. Учение о праве и государстве Ш.Л. Монтескье
2. Теория общественного договора и народного суверенитета Ж.Ж. Руссо

Основные понятия и определения, используемые в лекции: политическая свобода, система сдержек и противовесов, народный суверенитет, представительство, общая воля, воля народа, воля всех

1. Свои общественно-политические воззрения Шарль Луи де Монтескье (1689 – 1755 гг.) изложил первоначально в романе “Персидские письма”, а также в историческом очерке “Размышления о причинах величия и падения римлян” и других сравнительно небольших работах. В результате многолетнего изучения истории законодательства появился его главный труд – книга “О духе законов” (1748 г.).
Изучение первобытного общества позволило Монтескье отказаться от договорной теории происхождения государственной власти. Заимствуя идею естественного (догражданского) состояния, он в то же время отвергает рационалистические конструкции, в которых образование государства выводилось из требований естественного права. Не принял он и само понятие общественного договора.
Возникновение политически организованного общества Монтескье склонен рассматривать как исторический процесс. По его мнению, государство и законы появляются вследствие войн. Не имея достаточных материалов, чтобы построить общую теорию происхождения государства, мыслитель пытается объяснить этот процесс, анализируя то, как зарождались конкретные социальные и правовые институты. В связи с этим он полемизирует с предшествующими ему теоретиками, которые вопреки историческим фактам переносили в естественное состояние такие социальные явления, как собственность (Дж. Локк) и войну (Т. Гоббс). Монтескье был одним из зачинателей историко-сравнительного изучения общества и государства, эмпирического правоведения.
Закономерности общественной жизни Монтескье раскрывает через понятие общего духа нации (отсюда название его главного труда). Согласно его учению, на общий дух, нравы и законы нации воздействует множество причин. Эти причины делятся на две группы: физические и моральные.
Физические причины определяют общественную жизнь на самых первых порах, когда народы выходят из состояния дикости. К таким причинам относятся: климат, состояние почвы, размеры и положение страны, численность населения и др. Например, на юге климат жаркий, там люди изнежены, ленивы и работают только из страха наказания. В жарких странах “обыкновенно царит деспотизм”. Наоборот, на севере, где климат суровый и преобладают бесплодные земли, люди закалены, храбры и свободолюбивы. Для северных народов характерны умеренные формы правления.
Пытаясь установить соотношение между физическими причинами, определяющими политическую жизнь, Монтескье замечал, что “законы очень тесно связаны с теми способами, которыми различные народы добывают себе средства к жизни”.
Ведущую роль среди физических причин Монтескье отводил географическим факторам. Сама постановка вопроса о значении географической среды в жизни общества была плодотворной, ибо ориентировала политическую мысль на выявление объективных причин государства и права. В этом французский просветитель приближался к пониманию материальной обусловленности политики. Вместе с тем абсолютизация географических факторов приводила его к совершенно произвольным выводам (вроде того, что азиатские народы склонны к подчинению, а европейцы – к господству). Эти идеи Монтескье впоследствии были использованы идеологами геополитики и расизма.
Моральные причины вступают в действие позднее, отмечал Монтескье, с развитием цивилизации. К их числу относятся: принципы политического строя, религиозные верования, нравственные убеждения, обычаи и др. Моральные причины воздействуют на законодательство народов сильнее, чем физические, и постепенно вытесняют их. Как писал просветитель, “моральные причины более влияют на общий дух, общий характер нации и должны более учитываться при выявлении общего духа по сравнению с физическими причинами”.
В своем учении Монтескье поднимается, таким образом, до осознания того, что историческое развитие общества представляет собой результат сложного взаимодействия объективных и субъективных причин. Он верно подметил и тенденцию к возрастанию субъективного фактора в истории. Однако эти положения были истолкованы мыслителем идеалистически, в духе философии рационализма, противопоставлявшей объективную необходимость и свободный разум. Написание книги “О духе законов”, по словам автора, преследовало цель показать “триумф морали над климатом”.
Среди моральных причин важнейшими являются принципы государственного строя. Для Монтескье, как и для многих других идеологов либерализма, проблема рациональной организации общества – это проблема главным образом политическая и правовая, а не социальная. Свобода, утверждал он, “есть право делать все, что дозволено законами”.
Обоснование идеала свободы мыслитель связывал с рассмотрением существовавших форм государства. Он различает три вида правления: республику (демократию и аристократию), монархию и деспотию. Каждая из них имеет свой собственный принцип, характеризующий государственную власть с деятельной стороны, с точки зрения ее взаимоотношений с гражданами. Своеобразие этой классификации в том, что Монтескье наполнил понятие формы государства такими определениями, которые в последующих доктринах будут обозначены как политический режим.
Республика представляет собой государство, где власть принадлежит либо всему народу (демократия), либо части его (аристократия). Движущим принципом республики выступает политическая добродетель, т.е. любовь к отечеству.
Монархия – это единоличное правление, опирающееся на закон; ее принципом служит честь. Носителем монархического принципа Монтескье называл дворянство.
Деспотия, в отличие от монархии, – единоличное правление, основанное на беззаконии и произволе. Она держится на страхе и является неправильной формой государства. “Нельзя говорить без ужаса об этом чудовищном правлении”, – писал Монтескье. Если где-нибудь в Европе воцарится деспотизм, то тут уже никакие нравы и климаты не помогут. Предотвратить перерождение монархии в деспотию способна лишь правильная организация верховной власти. Эти и подобные им рассуждения просветителя воспринимались современниками как завуалированная критика абсолютизма во Франции и призыв к свержению тиранов.
Следуя традициям античной политико-правовой мысли, Монтескье считал, что республика характерна для небольших государств (типа полиса), монархия – для государств средней величины, деспотия – для обширных империй. Из этого общего правила он сделал одно существенное исключение. Монтескье показал, что республиканское правление может быть установлено и на обширной территории, если его соединить с федеративным устройством государства. В трактате “О духе законов” была теоретически предсказана .возможность образования республики в крупных государствах.
Установление республиканского строя, полагал Монтескье, еще не означает достижение свободы членами общества. Для обеспечения законности и свободы необходимо как в республике, так и в монархии провести разделение властей. Развивая учение Локка, Монтескье детально определяет виды власти, их организацию, соотношение и т.п.
Монтескье выделяет в государстве законодательную, исполнительную и судебную власти. Принцип разделения властей, согласно взглядам мыслителя, состоит прежде всего в том, чтобы они принадлежали различным государственным органам. Сосредоточение всей полноты власти в руках одного лица, учреждения или сословия неминуемо ведет к злоупотреблениям и произволу. Помимо разграничения компетенции принцип разделения властей предполагает также предоставление им специальных полномочий с тем, чтобы они ограничивали и сдерживали друг друга (система сдержек и противовесов). Нужен такой порядок, указывал Монтескье, при котором “одна власть останавливает другую”.
Учение Монтескье о разделении властей обладало значительной новизной по сравнению с предшествующими концепциями. Во-первых, он соединил либеральное понимание свободы с идеей конституционного закрепления механизма разделения властей. Свобода, утверждал просветитель, “устанавливается только законами и даже законами основными”. Во-вторых, Монтескье включил в состав властей, подлежащих разграничению, судебные органы. Иначе говоря, обоснование парламентаризма как системы управления, основанной на разграничении законодательных и исполнительных полномочий, было дополнено у Монтескье принципом независимости судей. Рассмотренная им триада (законодательной, исполнительной и судебной властей) со временем стала классической формулой теории конституционализма. В своем учении Монтескье объединил наиболее популярные идеи либеральной буржуазии того времени и выстроил их в достаточно последовательную и целостную доктрину.

2. Правовые воззрения Жан-Жака Руссо (1712–1778 гг.) положили начало новому направлению общественной мысли – политическому радикализму.
Наиболее полное обоснование теория Руссо получила в трактате “Об общественном договоре, или Принципы политического права” (1762 г.) и в историческом очерке “Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми”.
В своем социально-политическом учении Руссо исходил, как и многие другие философы XVIII в., из представлений о естественном (догосударственном) состоянии. Его трактовка естественного состояния, однако, существенно отличалась от предшествующих. Ошибка философов, писал Руссо, имея в виду Гоббса и Локка, заключалась в том, что “они говорили о диком человеке, а изображали человека в гражданском состоянии”. Было бы также ошибкой предполагать, что естественное состояние когда-то существовало на самом деле. Мы должны принимать его лишь в качестве гипотезы, способствующей лучшему пониманию человека, указывал мыслитель. Впоследствии такая трактовка начального этапа человеческой истории получила название гипотетического естественного состояния.
По описанию Руссо, сначала люди жили, как звери. У них не было ничего общественного, даже речи, не говоря уже о собственности или морали. Они были равны между собой и свободны. Руссо показывает, как по мере совершенствования навыков и знаний человека, орудий его труда складывались общественные связи, как постепенно зарождались социальные формирования – семья, народность. Период выхода из состояния дикости, когда человек становится общественным, продолжая оставаться свободным, представлялся Руссо “самой счастливой эпохой”.
Дальнейшее развитие цивилизации, по его взглядам, было сопряжено с появлением и ростом общественного неравенства, или с регрессом свободы.
Первым по времени возникает имущественное неравенство. Согласно учению, оно явилось неизбежным следствием установления частной собственности на землю. На смену естественному состоянию с этого времени приходит гражданское общество. “Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: “Это мое!” и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества”. С возникновением частной собственности происходит деление общества на богатых и бедных, между ними разгорается ожесточенная борьба. Богатые, едва успев насладиться своим положением собственников, начинают помышлять о “порабощении своих соседей”.
На следующей ступени в общественной жизни появляется неравенство политическое. Для того чтобы обезопасить себя и свое имущество, кто-то из богатых составил хитроумный план. Он предложил якобы для защиты всех членов общества от взаимных раздоров и посягательств принять судебные уставы и создать мировые суды, т.е. учредить публичную власть. Все согласились, думая обрести свободу, и “бросились прямо в оковы”. Так было образовано государство. На данной ступени имущественное неравенство дополняется новым – делением общества на правящих и подвластных. Принятые законы, по словам Руссо, безвозвратно уничтожили естественную свободу, окончательно закрепили собственность, превратив “ловкую узурпацию в незыблемое право”, и ради выгоды немногих “обрекли с тех пор весь человеческий род на труд, рабство и нищету”.
Наконец, последний предел неравенства наступает с перерождением государства в деспотию. В таком государстве нет больше ни правителей, ни законов – там только одни тираны. Отдельные лица теперь вновь становятся равными между собой, ибо перед деспотом они – ничто. Круг замыкается, говорил Руссо, народ вступает в новое естественное состояние, которое отличается от прежнего тем, что представляет собой плод крайнего разложения.
Если же деспота свергают, рассуждал философ, то он не может пожаловаться на насилие. В естественном состоянии все держится на силе, на законе сильнейшего. Восстание против тирании является поэтому настолько же правомерным актом, как и те распоряжения, посредством которых деспот управлял своими подданными. “Насилие его поддерживало, насилие и свергает: все идет своим естественным путем”. Пока народ вынужден повиноваться и повинуется, он поступает хорошо, писал мыслитель. Но если народ, получив возможность сбросить с себя ярмо, низвергает тиранию, он поступает еще лучше. Приведенные высказывания содержали оправдание революционного (насильственного) ниспровержения абсолютизма.
Учение Руссо о происхождении неравенства не имело аналогов в предшествующей литературе. Используя терминологию и общую схему теории естественного права (естественное состояние, переход к гражданскому обществу и государству), Руссо разрабатывает совершенно иную доктрину. Абстрактные построения философии рационализма он наполняет историческим содержанием. Руссо стремится проследить возникновение и развитие общества, объяснить внутреннюю динамику этого процесса. Рассуждения мыслителя о поступательном развитии общества за счет углубления социального неравенства содержат элементы исторической диалектики.
Согласно взглядам Руссо, в естественном состоянии (как в первом, так и во втором) права не существует. Применительно к изначальному состоянию им была отвергнута идея естественных прав человека. На самых ранних этапах человеческой истории у людей, по мнению философа, вообще не было представлений о праве и морали. В своем описании “самой счастливой эпохи”, предшествующей возникновению собственности, Руссо использует термин “естественное право”, но употребляет его в специфическом смысле – для обозначения свободы морального выбора, которой люди наделены от природы, и возникающего на этой почве чувства естественной (общей) для всего человеческого рода справедливости. Понятия естественного права и естественного закона утрачивают у него юридическое значение и становятся исключительно моральными категориями.
Что касается деспотии, или второго естественного состояния, то в нем все действия определяются силой, и, следовательно, тут тоже нет права. “Слово право ничего не прибавляет к силе. Оно здесь просто ничего не значит”, – указывал Руссо. Восстание против деспота точно так же правомерно лишь по законам деспотии, но само по себе оно не приводит к образованию законной власти. Основанием права, по словам мыслителя, могут служить только договоры и соглашения. В противовес естественному праву им была выдвинута идея права политического, т.е. основанного на договорах.
Аналогичным образом Руссо подходил к определению понятия общественного договора. Образование государства, как оно описано в “Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства...”, представляет собой договор лишь с внешней стороны (один предложил учредить публичную власть – другие согласились). Руссо убежден, что по сути своей тот договор был уловкой богатых для закабаления бедных. Подобное соглашение как раз и создает такую ситуацию, когда в обществе есть правительство и законы, но отсутствуют право, юридические отношения между людьми. Руссо не случайно подчеркивал, что право собственности, закрепленное существующими законами, является всего лишь “ловкой узурпацией”. Представления о договорном происхождении власти в теории Руссо соотнесены не с прошлым, а с будущим, с политическим идеалом.
Переход в состояние свободы предполагает, по Руссо, заключение подлинного общественного договора. Для этого необходимо, чтобы каждый из индивидов отказался от ранее принадлежавших ему прав на защиту своего имущества и своей личности. Взамен этих мнимых прав, основанных на силе, он приобретает гражданские права и свободы, в том числе право собственности. Его имущество и личность поступают теперь под защиту сообщества. Индивидуальные права тем самым приобретают юридический характер, ибо они обеспечены взаимным согласием и совокупной силой всех граждан.
В результате общественного договора образуется ассоциация равных и свободных индивидов, или республика. Руссо отвергает учения, определявшие договор как соглашение между подданными и правителями. С его точки зрения, договор является соглашением равных между собой субъектов. Подчиняясь сообществу, индивид не подчиняет себя никому в отдельности и, значит, остается “таким же свободным, каким он был раньше”. Свобода и равенство участников договора обеспечивают объединение народа в неразрывное целое (коллективную личность), интересы которого не могут противоречить интересам частных лиц.
По условиям общественного договора суверенитет принадлежит народу. Смысл всех предшествующих рассуждений Руссо о договоре заключался именно в том, чтобы обосновать народный суверенитет как основополагающий принцип республиканского строя. Эта идея вместе с принципами равенства и свободы составляет ядро его политической программы.
Суверенитет народа проявляется в осуществлении им законодательной власти. Вступая в полемику с идеологами либеральной буржуазии, Руссо доказывал, что политическая свобода возможна лишь в том государстве, где законодательствует народ. Свобода, по определению Руссо, состоит в том, чтобы граждане находились под защитой законов и сами их принимали. Исходя из этого, он формулирует и определение закона. “Всякий закон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен; это вообще не закон”.
Механизм выявления интересов суверенного народа Руссо раскрывает с помощью понятия общей воли. В связи с этим он проводит различие между общей волей и волей всех. Согласно разъяснениям мыслителя, воля всех представляет собой лишь простую сумму частных интересов, тогда как общая воля образуется путем вычитания из этой суммы тех интересов, которые уничтожают друг друга. Иными словами, общая воля – это своеобразный центр (точка) пересечения волеизъявлений граждан.
Руссо отказывает философам в праве диктовать народу, что есть благо. Общее благо как цель государства, по его убеждению, может быть выявлено только большинством голосов. “Общая воля всегда права”, – утверждал мыслитель. Народ не ошибается относительно своих интересов, он просто не умеет их правильно выразить, сопоставить различные мнения и т.п. Задача политики, следовательно, состоит не в том, чтобы просвещать народ, а в том, чтобы научить граждан ясно и точно излагать свою мысль. В связи с этим на первых порах, при переходе к новому строю, потребуется мудрый законодатель, которому предстоит раскрыть народу его же Собственные интересы и подготовить граждан к осуществлению суверенной власти.
Народный суверенитет имеет, согласно учению Руссо, два признака – он неотчуждаем и неделим. Провозглашая неотчуждаемость суверенитета, автор “Общественного договора” отрицает представительную форму правления и высказывается за осуществление законодательных полномочий самим народом, всем взрослым мужским населением государства. Верховенство народа проявляется также в том, что он не связан предшествующими законами и в любой момент вправе изменить даже условия первоначального договора.
Подчеркивая неделимость суверенитета, Руссо выступил против доктрины разделения властей. Народоправство, считал он, исключает необходимость в разделении государственной власти как гарантии политической свободы. Для того чтобы избежать произвола и беззакония, достаточно, во-первых, разграничить компетенцию законодательных и исполнительных органов (законодатель не должен, например, выносить решения в отношении отдельных граждан, как в Древних Афинах, поскольку это компетенция правительства) и, во-вторых, подчинить исполнительную - власть суверену. Системе разделения властей Руссо противопоставил идею разграничения функций органов государства.
При народовластии возможна только одна форма правления – республика, тогда как форма организации правительства может быть различной – монархией, аристократией или демократией, в зависимости, от числа лиц, участвующих в управлении. Как отмечал Руссо, в условиях народовластия “даже монархия становится республикой”. В “Общественном договоре”, таким образом, прерогативы монарха сведены к обязанностям главы кабинета.
Идеи Руссо сыграли также важную роль в последующем развитии теоретических представлений о государстве и праве. Его социальная доктрина, по признанию И. Канта и Г. Гегеля, послужила одним из главных теоретических источников немецкой философии конца XVIII – начала XIX в.

Контрольные вопросы по теме:
1. Что такое «политическая свобода»?
2. Как влияют климат и другие географические факторы на форму государства по мнению Ш. Монтескье?
3. Определите понятие «народный суверенитет»
4. Что такое общая воля?
5. Назовите причины непризнания Ж.Ж, Руссо теории разделения властей.
Тема 8.
Правовые и политические учения классиков немецкой философии к. 18 – н. 19 веков

Л. 8.1.
1. Политическая теория И. Канта
2. Учение о праве И Канта

Основные понятия и определения, используемые в лекции: категорический императив, свобода поведения, свобода воли, законы природы, правовые законы, моральные законы,

1. Немецкая классическая философия сыграла очень важную роль в развитии общественной теории. Критически переосмыслив предшествующие доктрины, немецкие философы приступили к систематической разработке методологии теоретического познания. Наиболее полную реализацию эта тенденция получила в трудах представителей классического немецкого идеализма. В философских концепциях И. Канта и Г. Гегеля были впервые поставлены проблемы активного, творческого характера сознания человека и специфики законов, действующих в обществе, по сравнению с законами природы.
Иммануил Кант (1724–1804 гг.) – родоначальник классической немецкой философии. Учение Канта сложилось в начале 70-х гг. XVIII в. в ходе предпринятого им критического пересмотра предшествующей философии. Свои социально-политические взгляды он первоначально изложил в цикле небольших статей, куда вошли работы “Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане” и “К вечному миру”, а затем обобщил в трактате “Метафизика нравов” (1797 г.).
В основе кантовской философии лежит противопоставление эмпирического (опытного) и априорного видов познания. (Латинский термин а рriori дословно означает “из предшествующего”. В философской традиции так принято называть знания, которые предшествуют опыту либо не зависят от него.
Познание человеком окружающего мира всегда начинается с опыта, т.е. с чувственных ощущений. Однако эмпирические знания являются неполными, ибо они дают представление лишь о внешних признаках изучаемого предмета – его цвете, тяжести и т.п. Только с помощью разума можно распознать сущность предмета, определить его внутренние свойства и причины. Этот вид познания Кант назвал априорным. “Познание разумом и априорное познание суть одно и то же”, – писал он.
В соответствии с принципами априорного подхода к объяснению социально-политических явлений Кант отказался решать вопрос о происхождении государства. Он стремился преодолеть тем самым известное противоречие, свойственное концепциям естественного права, в которых образование государства путем договора представало одновременно и реальным событием прошлого, и основанием будущей идеальной организации политической власти. Первоначальный договор выступает у него исключительно умозрительной конструкцией, призванной обосновать необходимость изменения существующего феодально-абсолютистского строя.
“Этот договор есть всего лишь идея разума, которая, однако, имеет несомненную (практическую) реальность в том смысле, что он налагает на каждого законодателя обязанность издавать свои законы так, чтобы они могли исходить из объединенной воли целого народа". Как видим, Кант придает общественному договору черты регулятивного принципа, позволяющего судить о справедливости конкретных законов. Идея договора служит, по его словам, "безошибочным мерилом" права и бесправия. В самом деле, писал он, трудно предположить, чтобы народ дал согласие на закон о наследственных привилегиях сословия господ. Такой закон, возвышающий одну часть общества над другой, представлялся ему противоправным.
Вклад Канта в разработку политической теории характеризуется, некоторыми учеными тем, что он якобы сформулировал основные идеи и принципы современных учений о правовом государстве. Согласно дефиниции в "Метафизике нравов" государство — это соединение множества людей, подчиненных правовым законам. Вместе с тем термин правовой закон Кант употребляет как альтернативу законам природы, не имея ввиду каких-либо критериев определения правового закона в отличие его от произвола либо субъективизма законодателя.
Призванное гарантировать устойчивый правопорядок, государство должно строиться, по мнению Канта, на началах общественного договора и народного суверенитета. Кант считал, подобно Руссо, что осуществление законодательной власти народом исключает возможность принятия законов, наделяющих граждан неравными правами. Представления мыслителя о народном суверенитете вместе с тем носили более чем умеренный характер. Прямое народоправство Руссо он заменяет представительством народа в парламенте и притом в таком, где депутатам лишь иногда разрешается отклонять требования правительства. В дополнение к этому Кант попытался, вслед за французской Конституцией 1791 г., разделить граждан на активных и пассивных по признаку хозяйственной самостоятельности, но признал теоретическую слабость этой позиции в свете учения о народном суверенитете.

2. На названных уже философских постулатах строится и правовая теория Канта, в которой рассматриваются проблемы поведения человека. В этике и учении о праве – составных частях практической философии – главенствующая роль также принадлежит априорным идеям. Если в познании природы, утверждал Кант, “источником истины служит опыт”, то законы нравственности не могут быть выведены из существующих отношений между людьми. Научную теорию морали и права, аналогичную естественным наукам, создать поэтому, в принципе, невозможно. Задача моральной философии состоит в том, чтобы, исходя из разума, указать всеобщие правила поведения, которым человек должен следовать в своем эмпирическом существовании. С вопросом о том, каков всеобщий критерий справедливости, юрист никогда не справится, “если только он не оставит на время в стороне эмпирические начала и не поищет источника суждений в одном лишь разуме”. При соблюдении же этих условий этика вместе с теорией права становится наукой.
Еще одна особенность кантовского рационализма связана с тем, что философ отказался выводить нравственность и право из теоретического знания. Источником нравственных и правовых законов, по мнению Канта, выступает практический разум, или свободная воля людей. Новизна такого подхода заключалась в том, что, удерживая демократическое содержание руссоизма, он позволял восстановить рационалистические приемы обоснования этики и права.
Стать моральной личностью человек способен лишь в том случае, если возвысится до понимания своей ответственности перед человечеством в целом, провозгласил мыслитель. Поскольку же люди равны между собой как представители рода, постольку каждый индивид обладает для другого абсолютной нравственной ценностью. Этика Канта утверждала, таким образом, примат общечеловеческого над эгоистическими устремлениями, подчеркивала моральную ответственность индивида за происходящее в мире.
Опираясь на эти принципы, Кант вывел понятие нравственного закона. Моральная личность, считал философ, не может руководствоваться гипотетическими (условными) правилами, которые зависят от обстоятельств места и времени. В своем поведении она должна следовать требованиям категорического (безусловного) императива. В отличие от гипотетических правил категорический императив не содержит указаний, как нужно поступать в том или ином конкретном случае, и, следовательно, является формальным. Он содержит лишь общую идею “долга перед лицом человечества”, предоставляя индивиду полную свободу решать самостоятельно, какая линия поведения в наибольшей мере согласуется с моральным законом. Категорический императив Кант называл законом нравственной свободы и употреблял эти понятия как синонимы.
Философ приводит две основные формулы категорического императива. Первая гласит: “Поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом” (под максимой здесь понимается личное правило поведения). Вторая формула требует: “Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству”. Несмотря на смысловое различие формулировок, по сути они близки друг другу – в них проводятся идеи достоинства личности и автономии нравственного сознания.
Правовая теория Канта тесно связана с этикой. Определяется это тем, что право и мораль имеют у него один и тот же источник (практический разум человека) и единую цель (утверждение всеобщей свободы). Различие между ними Кант усматривал в способах принуждения к поступкам. Мораль основана на внутренних побуждениях человека и осознании им своего долга, тогда как право использует для обеспечения аналогичных поступков внешнее принуждение со стороны других индивидов либо государства. В сфере морали соответственно нет и не может быть общеобязательных кодексов, тогда как право с необходимостью предполагает наличие публичного законодательства, обеспеченного принудительной силой.
Рассматривая отношение права и морали, Кант характеризует правовые законы как своего рода первую ступень (или минимум) нравственности. Если в обществе установлено право, сообразное нравственным законам, то это значит, что поведение людей поставлено в строго очерченные рамки, так что свободные волеизъявления одного лица не противоречат свободе других. Подобного рода отношения не являются полностью нравственными, поскольку вступающие в них индивиды руководствуются не велениями долга, а совсем иными мотивами – соображениями выгоды, страхом наказания и т.п. Право обеспечивает, иными словами, внешне благопристойные, цивилизованные отношения между людьми, вполне допуская, однако, что последние останутся в состоянии взаимной антипатии и даже презрения друг к другу. В обществе, где господствует только право (без морали), между индивидами сохраняется “полный антагонизм”.
По определению Канта, право – это совокупность условий, при которых произвол одного лица совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы. К таким условиям относятся: наличие принудительно осуществляемых законов, гарантированный статус собственности и личных прав индивида, равенство членов общества перед законом, а также разрешение споров в судебном порядке. В практико-идеологическом плане данное определение созвучно идеологии раннего либерализма, исходившей из того, что свободные и независимые друг от друга индивиды способны сами, по взаимному согласию урегулировать отношения, возникающие между ними, и нуждаются лишь в том, чтобы эти отношения получили надежную защиту.
В “Метафизике нравов” была предложена, кроме того, своеобразная трактовка естественного права. Следуя Руссо, Кант придерживался концепции гипотетического естественного состояния, в котором отсутствовало объективное право. Человеку изначально свойственно одно-единственное прирожденное право – свобода нравственного выбора. Из нее вытекают такие неотъемлемые моральные качества людей, как равенство, способность делиться своими мыслями, и др. В догосударственном состоянии человек приобретает субъективные естественные права, в том числе право собственности, но они ничем не обеспечены, кроме физической силы индивида, и являются предварительными. Совокупность таких субъективных полномочий Кант вразрез с господствующей традицией назвал частным правом. Подлинно юридический и гарантированный характер частное право, по его мнению, приобретает только в государстве, с утверждением публичных законов.

Л. 8.2.
1. Философия права Гегеля
2. Учение о государстве Ф. Гегеля

Основные понятия и определения, используемые в лекции: философия права, мораль, нравственность, абсолютный дух, объективный дух, действительность, реальность

1. Учение Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770—1831) представляет собой высшую ступень в развитии классического немецкого идеализма.
Основные его произведения — "Феноменология духа" (1807 г.), "Наука логики" (1812—1816 гг.), "Энциклопедия философских наук" (1817г.). Главное произведение мыслителя по вопросам| государства и права — "Философия права" (1821 г.).
Исходным методологическим принципом его доктрины явилось,
положение о том, что истинное (абсолютное) знание может быт
достигнуто лишь в рамках философской системы, раскрывающей содержание всех своих категорий и понятий в их логической взаимосвязи. "Истинное действительно только как система", — подчеркивал философ. Целостность такой системы призвана была обеспечить диалектика — метод исследования структуры теоретических понятий и переходов между ними. Как полагал Гегель, диалектика позволяет построить научную теорию путем последовательного развития мысли от одного понятия к другому. Философ называл диалектику единственно истинным способом познания.
Гегель создал грандиозную философскую систему, которая охватывала всю совокупность теоретических знаний того времени. Основными частями гегелевской философии являются: логика, философия природы и философия духа. Каждая из них в свою очередь делится на несколько учений.
Государство и право были отнесены теоретиком к предмету философии духа. Последняя освещает развитие сознания человека, начиная с простейших форм восприятия мира и кончая высшими проявлениями разума. В этом поступательном развитии духа Гегель выделил следующие ступени: субъективный дух (психология), объективный дух (абстрактное право, мораль , нравственность) и абсолютный дух (искусство, религия). Право и государство философ рассматривал в учении об объективном духе.
Наука о праве есть часть философии. Теория права, полагал Гегель, подобно другим философским дисциплинам, приобретает научный характер благодаря тому, что в ней применяются методы диалектики. Предметом данной науки является идея права — единство понятия и осуществления этого понятия в действительности.
Задачу философии Гегель видел в том, чтобы постигнуть государство| и право как продукты разумной деятельности человека. Философия права не должна заниматься ни описанием эмпирического права (действующего права, действующего законодательства).
Понимание предмета и метода философии права Гегель определяет в знаменитом афоризме, который воспринимался многими теоретиками как квинтэссенция его социально-политической доктрины: "Что разумно, то действительно; и что действительно, то разумно",
В произведениях Гегеля речь шла о том, что за всеми исторически преходящими и случайными общественными отношениями необходимо обнаружить их имманентный закон и сущность. С постижением сущности государства мыслитель связывал и решение вопроса о разумном (должном) политическом строе. "Познание того, какими предметы должны быть, возникает только из сущности, из понятия вещи". Гегелевское решение проблемы сущего и должного в социальных отношениях позднее
получило название эссенциализма.
Перенесенный в сферу права, эссенциализм приводит Гегеля к отрицанию основополагающего принципа естественно-правовой школы — противопоставления естественного права положительному. Право и основанные на нем законы, писал философ, "всегда по
форме позитивны, установлены и даны верховной государственной властью". Гегель продолжал использовать термин "естественное право", однако употреблял его в особом значении — как синоним идеи
права. В трактовке, предложенной мыслителем, естественное право оказывалось уже не совокупностью предписаний, которым должны соответствовать законы государства, а философским видением природы (сущности) правовых отношений между людьми. "Представлять себе различие между естественным, или философским,
правом и позитивным правом таким образом, будто они противоположны и противоречат друг другу, было бы совершенно неверным".
Естественное право относится к положительному так, как правовая
теория относится к действующему праву.
Идеей права философ считал всеобщую свободу. Следуя традиции, сложившейся в идеологии антифеодальных революций, Гегель наделял человека абсолютной свободой и выводил право из
понятия свободной воли. "Система права есть царство реализован-
ной свободы", — указывал он. Вместе с тем Гегель отверг концепции, определявшие право как взаимное ограничение индивидами
своей свободы в интересах общего блага. Согласно учению философа подлинной свободой обладает всеобщая (а не индивидуальная) воля. Всеобщая свобода требует, чтобы субъективные устремления
индивида были подчинены нравственному долгу, права гражданина — соотнесены с его обязанностями перед государством, свобода
личности — согласована с необходимостью.
Гегель включал в понятие права гораздо более широкий круг
общественных явлений, чем это было принято в философии и юриспруденции начала XIX в. Особыми видами права у него выступают
формальное равенство участников имущественных отношений, мораль, нравственность, право мирового духа. Философия права Гегеля, по сути дела, являлась общесоциальной доктриной, в которой
поднимался широкий круг вопросов относительно положения чело-
века в обществе.
2. Вступая в различные сообщества, индивиды сознательно подчиняют свои поступки общим целям.
К числу объединений, формирующих нравственное сознание в современную ему эпоху, философ относил семью, гражданское общество и государство.
Гегель рассматривает гражданское общество и государство как несовпадающие сферы общественной жизни. Оригинальность этой концепции состояла в том, что под гражданским обществом в ней понималась система материальных потребностей, обусловленных
развитием промышленности и торговли. Философ относит образование гражданского общества к современной ему эпохе, а его членов называет по-французски буржуа. В "Философии права" подчеркивалось также, что развитие гражданского общества наступает позднее, чем развитие государства".
По учению Гегеля гражданское общество включает в себя отношения, складывающиеся на почве частной собственности, а также законы и учреждения (суд, полиция, корпорации), призванные гарантировать
общественный порядок. В целом гражданское общество, считал Гегель, представляет собой объединение индивидов "на основе их потребностей и через правовое устройство в качестве средства
обеспечения безопасности лиц и собственности".
Гражданское общество, по Гегелю, делится на три сословия:
землевладельческое (дворяне — собственники майоратных владений и крестьянство), промышленное (фабриканты, торговцы, ремес-
ленники) и всеобщее (чиновники). Внутри сословий гражданское общество, несмотря на имеющиеся в нем законы и суды, оказывается не способным урегулировать возникающие противоречия. Для этого оно должно быть упорядочено стоящей над ним политической властью — государством.
. В учении Гегеля государство как раз и предстает таким нравственным целым единством, в котором снимаются противоречия, имеющие место в правовом гражданском сообществе
В учении о государственном устройстве он выступает в защиту конституционной монархии и критику демократии. Разумно устроенное государство, по его мнению имеет три власти: законодательную, правительственную и судейскую власть (власти перечислены снизу вверх).
В учении о внешнем государственном праве (международном
праве) Гегель подвергает критике кантовскую идею вечного мира.
Придерживаясь в целом прогрессивных взглядов на отношения
между государствами, проводя идеи необходимости соблюдения
международных договоров, Гегель в то же время оправдывает возможность решения споров международного характера путем войны. К этому он добавляет, что война очищает дух нации. В такого
рода представлениях Гегеля сказалась его положительная оценка
войны Германии с наполеоновской Францией.
Учение Гегеля оказало огромное влияние на развитие политико-правовой мысли. Содержащиеся в нем положения послужили теоретической основой развития либеральных и
радикальных концепций, в том числе младогегельянского движения,
и дали им мощный толчок.

Контрольные вопросы по теме:

1. Что такое «категорический императив»?
2. Определите государство и право в соответствии с концепцией И. Канта
3. Что означает кантовское понятие «свобода воли»?
4. Свобода поведения или свобода воли является признаком права по И. Канту?
5. Что понимает Кант под априорными категориями?
6. Сформулируйте основные принципы гегелевской диалектики
7. Что обозначает формула Гегеля: все действительное разумно, а все разумное действительно?
8. Определите государство по Гегелю
9. Что обозначают понятия абсолютное право, мораль и нравственность в теории права Гегеля?
10. Какое влияние оказала немецкая классическая философия на последующую историю правовых и политических учений?

Тема 9.
Европейская политико-правовая 19 века. Учение марксизма о государстве и праве

Л. 9.1.
1. Правовые и политические учения первой половины 19 века. Политический либерализм
2. Социалистические учения начала 19 века. Утопические теории

Основные определения и понятия, используемые в лекции: либерализм, разделение властей, свобода, равенство, независимость, частная собственность, утопия, утопизм, социализм, выборные учреждения, представительство

1. Революция во Франции расчистила почву для свободного развития капиталистических отношений, а также для нового этапа развития правовой и политической мысли Основное внимание постреволюционные идеологи уделяют обоснованию "индивидуальных прав и свобод личности», борьба за которые развернулась в революционный период.
Наиболее значительным идеологом либерализма во Франции
стал ученый и политический деятель Бенжамен Констан (1767—1830). Перу Констана принадлежит ряд произведений на политические и историко-религиозные темы. Констан уделял основное внимание обоснованию личной свободы, понимаемой в первую очередь как
свобода совести, свобода слова, свобода предпринимательской инициативы.
Констан различает политическую свободу и свободу личную. Древние народы, по его мнению, знали только политическую свободу, которая давала им право участвовать в осуществлении политической власти. Пользуясь правом участвовать в реализации коллективного суверенитета, граждане республик (за исключением Афин) в то же время были лишены государственной регламентации и подвержены контролю в частной сфере. Им предписывались обязательная религия, нравы, образ жизни.
Современные народы, писал Констан, понимают свободу иначе. Свобода новых народов — это личная гражданская свобода, состоящая в известной независимости индивидуума от государственной власти. Особенно много внимания Констан уделяет обоснованию рели-
свободы, свободы слова, свободы печати и промышленной собственности, называя свободную конкуренцию как наиболее надежное средство
совершенствования всех промыслов.
Констан возражал и против законодательной регламентации заработной платы рабочих, называя такую
регламентацию возмутительным насилием, бесполезным к тому же:
"К чему регламенты, когда природа вещей лишит закон действия и
силы?"
Вслед за буржуазными экономистами той эпохи Констан утверждал, что безработица и конкуренция между рабочими позволяют предпринимателям снижать заработную плату, а это ведет к
обилию недорогих товаров, от чего выигрывает общество в целом:
"Разве конкуренция не низводит стоимость труда на самый низкий
уровень, какой только совместим с поддержанием физического существования?"
В обществе, где у наемных рабочих еще не было собственных
организаций, способных бороться с промышленниками за сколько-
нибудь сносные условия труда и заработной платы, такая защита
промышленной свободы, которую Констан считал одной из главных
свобод, была оправданием коммерческого духа, по сути дела, апологией развивающегося во Франции капитализма.
Но Констан защищал и другие свободы — мнений, совести, печати, собраний, петиций, организаций, передвижений и др. "В течение сорока лет, — писал он в конце жизни, — я защищал один и
тот же принцип — свободу во всем: в религии, философии, в литературе, в промышленности, в политике..."
Полное определение свободы, данное Констаном в его "Курсе
конституционной политики", стало классическим понятием либерализма. "Современная свобода, — писал Бенжамен Констан, — означает право каждого индивида подчиняться только законам, а также
его право не быть арестованным либо задержанным, либо подвергнутым другому наказанию в результате произвола равного ему индивида. Свобода также означает право каждого выражать свое мнение, выбирать себе профессию и работать в соответствии с ней, обладать собственностью и даже уничтожать ее, менять свое место
жительства без получения на это какого-либо разрешения и без уведомления о мотивах таких передвижений. Свобода означает также
право объединяться с другими индивидами либо для защиты общих
интересов, либо для отправления богослужения по тому обряду, который они сами себе выберут, либо просто для того, чтобы вместе
проводить время тем или иным образом.
Наконец, свобода означает право каждого индивида влиять на управление государством — либо посредством выбора некоторых или всех должностных лиц, либо путем внесения протестов, петиций и требований, более или менее обязывающих власти считаться с мнением общества.
При этом, Констан не был безрассудным и безграничным приверженцем демократии как формы правления. Констан писал, что неограниченная власть народа опасна для индивидуальной свободы. По мнению Констана в период якобинской диктатуры и террора выявилось, что неограниченный народный суверенитет опасен не менее, чем суверенитет абсолютного монарха.
Исходя из этого Констан по-новому ставит вопрос о форме
правления. Он осуждает любую форму государства, где существует "чрезмерная степень власти" и отсутствуют гарантии индивидуальной свободы. Такими гарантиями, писал Констан, являются общественное мнение, а также разделение и равновесие властей.
Констан признавал, что необходимо существование выборного
учреждения (представительства). Соответственно в государстве должна осуществляться политическая свобода в том смысле, что граждане принимают участие в выборах и что представительное учреждение входит в систему высших органов власти. Однако же, настойчиво повторял Констан, "политическая свобода есть только гарантия
индивидуальной". Отсюда следует, что представительное учреждение является органом выражения общественного мнения, связанным
и ограниченным в своей деятельности компетенцией других государственных органов.
Разделение и равновесие властей Констан изображает следующим образом.
В конституционной монархии должна существовать "нейтральная власть" в лице главы государства. Констан не согласен с Монтескье, который считал монарха лишь главой исполнительной власти. Монарх принимает участие во всех властях, предупреждает конфликты между ними, обеспечивает их согласованную деятельность.
Ему принадлежат права вето, роспуска выборной палаты, он назначает членов наследственной палаты пэров, осуществляет право по-
милования. Король, писал Констан, "как бы парит над человеческими треволнениями, образуя некую сферу величия и беспристрастия", он не имеет никаких интересов, "кроме интересов охраны порядка и свободы".
Власть исполнительная осуществляется министрами, ответственными перед парламентом.
Особой властью Констан называл наследственную палату пэров, или "представительную власть постоянную". Взгляды Констана на эту палату менялись. В период "Ста дней" он настойчиво убеждал Наполеона учредить палату пэров как "барьер" власти монарха и "посредствующий корпус, который удерживает народ в порядке". Вскоре, однако, Констан сам разочаровывается в этом институте, существовавшем при Бурбонах.

Революция в Англии также создала благоприятные условия для развития либерализма. Либеральную, однако весьма своеобразную концепцию права и государства в Англии этого периода разрабатывал Иеремия Бентам (1748—1832).
Еще в первых своих произведениях Бентам отвергал теорию
естественного права. Он писал, что содержание естественного права неопределенно и всеми толкуется по-разному. Бессмысленным и
химеричным является и понятие "общественный договор", так как
государства создавались насилием и утверждались привычкой. Бентам обстоятельно критикует французскую Декларацию прав чело-
века и гражданина 1789 г., утверждая, что идея прав личности ведет к обоснованию анархии, сопротивлению государственной власти. "Право", противопоставляемое закону, "является величайшим
врагом разума и самым страшным разрушителем правительства".
Бентам, как и Гоббс, считал право выражением воли суверена.
Право — это повеления и запреты, установленные государством и
обеспеченные санкцией. Субъективные права — детище закона; вне
повелений суверена нет никаких прав личности. Так называемые
"естественные права", — писал Бентам, — это "анархические софизмы", произвольные оценки закона и его действия.
Бентам был сторонником ясного и доступного законодательства.
Английскую систему "общего права", основанную на судебных пре-
цедентах, он порицал как "капризную и непонятную властительницу наших судеб". Бентам подготовил полный кодекс законов, включающий гражданское, уголовное и конституционное право.
Бентам признает реальным правом лишь то, которое установлено государством. Однако существующее законодательство архаично и несовершенно. Каковы же критерии его оценки и соответственно направление совершенствования? "Законодательство должно, наконец, найти непоколебимую основу в чувствах и опыте". В поисках
этой основы Бентам разрабатывает теорию утилитаризма.
"Природа подчинила человека власти удовольствия и страдания. Им мы обязаны всеми нашими идеями, ими обусловлены все наши суждения, все наши решения в жизни.., — писал Бентам. — Принцип пользы подчиняет все этим двум двигателям".
Единственно реальными интересами Бентам считает интересы отдельных лиц. Он много и обстоятельно рассуждает об удовольствии и счастье как цели государства и права. "Наибольшее счастье для наивозможно большего числа членов общества: вот единственная цель, которую должно иметь правительство". Применяя утилитаризм к вопросам права, Бентам приходит к следую выводам. Закон сам по себе — зло, поскольку он связан с применением наказания (страдание). Кроме того, при его осуществлении возможны ошибки. "Каждый закон есть нарушение свободы. Тем не менее закон — зло неизбежное, ибо без него невозможно обеспечить безопасность. Главным предметом заботы законодательства Бентам называет частную собственность.
Бентам — сторонник свободной конкуренции, противник государственной регламентации хозяйственной жизни. Его теория утилитаризма давала этико-философскую основу либеральному течению в Англии XIX в.
Бентам ратовал за реформу права, его кодификацию, отмену
ряда феодальных институтов, за совершенствование системы наказаний, уделял значительное внимание вопросам процесса, теории
доказательств и т.п. Со своими проектами он обращался к правительствам Англии, Франции, России, Испании, США и других стран.
Известную эволюцию претерпели взгляды Бентама на наилучшую форму правления.
Вначале он одобрял конституционную монархию в Англии,
высказывался за высокий имущественный ценз, долгосрочное избрание представительства. В этот период он резко осуждал демократию как анархию.
Однако под влиянием радикалов, ставивших вопрос об упразднении ряда феодальных пережитков в государственном строе
Англии, Бентам меняет свои взгляды. Известную роль в этом сыграло и упрямое нежелание правительства внять его призыву реформировать право. Бентам выступает с острой критикой монархии и
утверждает, что учредительная власть (право учреждать основные
законы государства) принадлежит народу. Власть законодательная
должна осуществляться однопалатным представительством, ежегодно избираемым на основе всеобщего, равного и тайного голосования.
Исполнительную власть, по Бентаму, осуществляют должностные
лица, подчиненные законодательной палате, ответственные перед
ней и часто сменяемые.
Труды Бентама значительно повлияли на развитие либерально -правовой идеологии. Его даже называли Ньютоном законодательства; теория утилитаризма была далее развита его последователем Дж. Ст. Миллем, а ее методология и этика оказали воздействие на школу Дж. Остина.

2. Начало развитию социалистической мысли изучаемого периода положили Шарль Фурье (1772–1837 гг.), Клод Анри де Сен-Симон (1760–1825 гг.) и Роберт Оуэн (1771–1858 гг.), основные труды которых были изданы в 20–30-е гг. XIX в. Исторически сложившимся центром разработки и обсуждения коллективистских (социалистических) и коммунистических теорий в 20–40-е гг. стал Париж.
Все социалисты порицали развивающийся капитализм и резко критиковали свойственные ему пороки. Капитализму противопоставлялись проекты идеального строя. Разное представление об идеалах и способах их достижения породило ряд школ и кружков. Кроме фурьеристов, сенсимонистов, оуэнистов существовало множество других направлений, сочетавших идеи разных школ либо разрабатывавших оригинальные доктрины.
В социалистической литературе с 20-х гг. XIX в. твердо обозначилась тенденция поиска содержания истории, закономерностей общественного развития, обусловливающих неизбежность социализма и коммунизма. Стремление создать социальную науку, подобную физике, было свойственно Сен-Симону и его ученикам; изучению закономерности истории большое значение придавал Фурье, разработавший оригинальную концепцию общественного развития; свою систему Оуэн оценивал как важное научное открытие, основанное на изучении современного общества и его предыстории. Поиск научной теории социализма и коммунизма резко повысил интерес социалистов 20–40-х гг. к истории, к определению этапов развития общества и закономерностей перехода от одного этапа к другому, к политической экономии (изменение форм собственности, технико-экономических условий производства и т.п.). Прудон утверждал, что социализм становится научным только тогда, когда опирается на выводы политэкономии (все остальные виды социализма он считал утопическими). Стремление научно осмыслить промышленный переворот, разработать “новую теорию социальной и политической экономии”, основанную на понятии причинно обусловленной закономерности (Пеккёр), в каждой из влиятельных школ вело к неодинаковым теоретическим результатам (по-разному определялись факторы прогресса или регресса, а также содержание самой истории и ее этапов и др.), но общим выводом оставалось признание неизбежности общества, свободного от эксплуатации человека человеком, основанного на всеобщем труде, гарантированных правах и свободах, материальном достатке и высокой духовной культуре.
В то же время было немало сторонников социализма, видевших в нем осуществление не “науки”, а заповедей Христа или предписаний общечеловеческой морали либо здравого смысла. Высказывались также опасения в отношении доктринерского подхода к социализму.
Все социалисты XIX в. подчеркивали деление общества на классы, их противоречия и борьбу. Содержание предыдущей истории человечества обычно определялось ими как история эксплуатации человека человеком, угнетения и сопротивления, борьбы между антагонизмом и ассоциацией.
Социалисты отчетливо видели экономические основы классового деления общества и эксплуатации пролетариата буржуазией. “Именно захват орудий труда, – писал в 1834 г. бабувист О. Бланки, – а не тот или иной политический строй, превращает массы в рабов”. В том же духе высказывался бывший сен-симонист Леру (1833 г.): “В настоящее время борьба пролетариев против буржуазии есть борьба тех, кто не обладает орудиями труда, против тех, кто ими обладает”. Борьбу классов одобряли далеко не все социалисты, но всем были ясны ее причины. “Капитал и труд, – писал фурьерист Консидеран, – находятся в состоянии явной войны”.
Поскольку общество без классов, эксплуатации и угнетения, отмечали социалисты, отвечает прежде всего интересам пролетариата, некоторые из них призывали обращаться с пропагандой коммунизма только к рабочему классу (Дезами), утверждали: “Все рабочие должны стать коммунистами” (Кабе). Не редки были призывы к соединению пролетариев для борьбы за свое освобождение: “Объединяйтесь, в единении сила!”
В то же время многие социалисты обращались к имущим и правящим классам, убеждая их в преимуществах бесклассового общества. Борьба классов нередко порицалась; особенно осуждались насильственные действия, не способные создать идеальный общественный строй.
Уделяя главное внимание социальным проблемам, значительная часть теоретиков социализма относилась отрицательно или безразлично к политике, государству и праву. Так, Оуэн был принципиальным противником государственных реформ. Его обращения к королеве и к парламенту Англии с проектами коммунистического преобразования страны были продиктованы скорее стремлением сделать эти проекты достоянием гласности, чем надеждой на их осуществление государственной властью Англии. Аналогичными мотивами предопределялись и многие обращения Фурье и других социалистов к видным государственным деятелям и политикам.
Некоторые социалисты рассчитывали на помощь современного им государства в проведении социальных реформ. “Промышленный класс, – писал Сен-Симон, – должен соединить свои усилия с королевской властью для установления промышленного режима, т.е. режима, при котором наиболее видные промышленники составят первый класс в государстве и получат в свои руки управление государственным достоянием”. При этом, однако, предполагалось, что в системе представительных учреждений, окружающих монарха, будут созданы полновластные палаты промышленников и ученых. Такая “промышленная монархия” способна обеспечить переход к промышленной системе, в которой место управления людьми займет система управления вещами.
Более распространены были среди социалистов надежды на помощь демократически преобразованного государства. Социалистическая мысль 30–40-х гг. испытала сильное влияние чартизма – широкого движения рабочего-класса Англии за всеобщее избирательное право (для мужчин). Чартисты (до 1851 г., когда движение пошло на убыль) не были сторонниками социализма, но были убеждены, что рабочий класс Англии, завоевав всеобщее избирательное право, станет хозяином в стране. “Политическая власть – наше средство, социальное благоденствие – наша цель”, – говорили чартисты. “Передайте политическую власть в руки народа – и зло, которое давит нас теперь, никогда не смогло бы существовать”. Среди чартистов была крылатой фраза одного из агитаторов: “Вопрос о всеобщем избирательном праве есть в конечном счете вопрос ножа и вилки, вопрос о хлебе и сыре”.
Оуэн, отрицательно относившийся к политике, не был сторонником чартистов; чартисты не соглашались с коммунистическими проектами Оуэна. Однако некоторые оуэнисты (Томпсон) приняли идею борьбы за всеобщее избирательное право как средство социального переворота. Еще популярнее эта идея стала среди французских социалистов, значительная часть которых считала, что буржуазия подчиняет себе государство при помощи имущественного ценза.
Идею всеобщего избирательного права поддерживал очень популярный до 1848 г. французский социалист Луи Блан (1811–1882 гг.), книга которого “Организация труда” (1840 г.) неоднократно переиздавалась. Блан полагал, что демократическое (основанное на всеобщем избирательном праве) государство станет “банкиром бедных”. При помощи правительственного кредита рабочие организуют производственные ассоциации в промышленности и в сельском хозяйстве, осуществив тем самым право на труд и ликвидировав эксплуатацию пролетариата (“последнюю форму рабства”). На первое время правительство поможет рабочим мастерским и ассоциациям наладить организацию труда; затем они будут действовать на началах самоуправления. “Мы делаем государство не директором мастерских, а их законодателем”. Грубая политическая оплошность, сотрудничество с буржуазным правительством в 1848 г. глубоко скомпрометировали Блана; однако его идеи долго воспроизводились в социалистической литературе.
Почти одновременно с книгой Блана Этьен Кабе (1788–1856 гг.) издал знаменитый в свое время социально-философский роман “Путешествие в Икарию” (1840 г.).
Необходимым предварительным условием- осуществления коммунизма Кабе считал развитие демократии, расчищающей дорогу для равенства. Важное значение он придавал установлению всеобщего избирательного права как предпосылке всех других реформ, особенно социальной. Кабе считал возможной и необходимой диктатуру временного правительства, если оно одобрено народом и действительно опирается на народ. Среди мер, призванных подготовить переход к коммунизму, Кабе называл отмену наследования по боковой линии, отмену права завещания, выкуп государством частных имуществ, прогрессивный налог, организацию при поддержке правительства рабочих ассоциаций, коммун, больших национальных мастерских.
Многие сторонники социализма и коммунизма тех лет были противниками новой революции, отвергали диктаторские и насильственные способы создания нового общества, утверждая, что такие способы не достигнут цели и только скомпрометируют идеи социализма и коммунизма. Еще сохранялась память о терроре времен Великой французской революции, а ее социально-политические последствия были наглядны и ощутимы: развитие капитализма, установление империи, а затем восстановление монархии. Многие социалисты полагали, что революции порождают лишь произвол и разрушение; за революциями неизбежно следуют реставрации и усиление реакции.
Сен-симонисты относились к революции как к страшной катастрофе, бессмысленно разрушающей промышленность, учреждения науки и искусства, раскалывающей общество.
Проблемы государства и права занимали немалое место в представлениях теоретиков социализма и коммунизма об идеальном строе.
Одни теоретики полагали, что при коммунизме будет существовать демократическое государство. Идеалом других теоретиков была не традиционная демократия, а научная организация управления обществом. В наибольшей мере это стремление присуще Сен-Симону и сен-симонистам (Базар, Родриг, Анфантен). В промышленном обществе не будет управления людьми, господства и подчинения. Их место займет централизованная система управления производством, подчиненным единому плану. Банки будут становым хребтом общественной организации производства. Носителями управленческой власти, которая сменит правительственную, станут ученые, промышленники, художники, составляющие иерархию, возглавляемую Академией наук, “Советом Ньютона” (в нем представлены математики, физики, экономисты).
Различные варианты соединения науки, индустрии, искусства в управлении коммунистическим обществом разрабатывали некоторые другие теоретики. Вейтлинг, например, писал о верховном органе управления – “Трио” (знатоки философской медицины, физики и механики), о центральных и местных коллегиях мастеров, при которых состоят академии из ученых. Общий и местные советы здравоохранения ведают не только здоровьем населения, но и исправлением преступников (преступление должно влечь не наказание, а лечение). Все должности в организации управления будут замещаться на основе конкурса.
Многие теоретики социализма и коммунизма полагали, что в будущем обществе вообще не будет надобности в управлении и в принуждении. Фурье, Оуэн и их последователи, а также Бланки и некоторые другие коммунисты считали, что в идеальном обществе не будет ни государства, ни права. Дезами писал, что при коммунизме отпадет надобность в принуждении, поскольку все отношения и действия людей будут основаны на внутреннем влечении (как у пчел, муравьев, бобров и др.). “Парламент” коммунистического общества, состоящий из представителей всех наук, искусств, отраслей промышленности, будет принимать законы, регулирующие экономическую жизнь, но приказы уступят место приглашениям. На тех же началах будет образован общечеловеческий конгресс после всемирной победы коммунизма.
Сторонники социализма и коммунизма (Сен-Симон и сен-симонисты, Фурье и его последователи, Леру и др.), осуждая разобщение народов по государствам и войны между ними, выдвигали идеи интернационализма, обосновывали идеал слияния всех общин и коммун во всеобщий союз всего человеческого рода, всех народов – в один народ, разобщенных государств – в единую всемирную республику.
Ряд социалистов ставил вопрос об уничтожении (или отмирании) государства не только в будущем, но и уже в настоящем.

Л. 9.2.
1. Философские и социальные предпосылки марксизма
2. Государство и право марксистской идеологии

Основные термины и понятия, используемые в лекции: материализм, диалектика, классы, английская политэкономия, воля господствующего класса, машина для подавления классового господства

1. Марксизм сложился как самостоятельная доктрина во второй половине 40-х гг. XIX в. Решающие пункты нового мировоззрения были впервые научно изложены в работе К. Маркса "Нищета философии" (1847 г.) и в "Манифесте коммунистической партии" (написан и опубликован Марксом и Энгельсом 1847—1848 гг.).
Политико-правовая теория Карла Маркса (1818—1883) и Фридриха Энгельса (1820—1895) складывалась в процессе формирования марксистского учения в целом.
Большое влияние на эту теорию
идеи французских социалистов и коммунистов.
Французский социализм является одним из источников марксизма. Социалистом (коммунистом) Маркс стал в Париже, где жил в 1843 — 1845 гг. Знакомство с многочисленными и разнообразными политическими учениями французских социалистов и коммунистов наложило отпечаток на политико-правовое учение Маркса, тем более, что основные интересы и научные изыскания относились к сфере
экономии. Многие положения политико-правовой идеологии, которые порой считаются изобретением исключительно марксистской теории, были известны и распространены во французской социалистической и коммунистической литературе 20—40-х гг. XIX в. Это положения о буржуазной сущности государства и права того времени, о неизбежности революции, о необходимости диктатуры на период перехода от капитализма к социализму или к коммунизму, а также возможность отмирания государства при коммунизме.
К другим философским предпосылкам марксизма можно отнести английскую политэкономию, а также философию Гегеля, из которой был заимствован диалектический способ познания действительности.
Основным исходным положениям марксизма относится учение о базисе и надстройке. Базис — экономическая структура общества, совокупность производительных сил и производственных отношений. Надстройка – мораль, право, культура, другие нематериальные объекты окружающей действительности.
Социальными предпосылками марксизма стало то, что в 40-е гг.
XIX в. капитализм уже стал тормозом общественного развития. Двенадцати, четырнадцатичасовой рабочий день, использование детского труда и другие характерные черты экономических отношений той эпохи очевидно требовали своего устранения.
Силой, способной разрешить противоречие между растущими производительными силами и тормозящими их рост капиталистическими производственными отношениями, марксисты считали пролетариат,
который, осуществив всемирную коммунистическую революцию,
построит новое, прогрессивное общество без классов и политической власти.

2. Маркс и Энгельс всегда придавали большое значение раскрытию классовой сущности государства и права. "Современная государственная власть, — писали они, — это только комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии". В книге "Происхождение семьи, частной собственности и государства" (1884 г.) Энгельс доказывал, что государство возникло в результате раскола общества на классы с противоположными экономическими интересами и само оно является "государством исключительно господствующего класса и во всех случаях остается по существу машиной для подавления угнетенного, эксплуатируемого класса". В той же работе Энгельс изложил типизацию государств по их классовой сущности (рабовладельческое, феодальное, капиталистическое государства).
По учению Маркса и Энгельса, право тоже носит классовый
характер. В "Манифесте коммунистической партии", риторически
обращаясь к буржуазии, они писали: "Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса".
Классовый подход к государству и праву в марксистской теории связан с идеей пролетарской коммунистической революции "Пролетариат основывает свое господство посредством насильственного ниспровержения буржуазии". В "Манифесте коммунистической партии" изложена программа пролетарской революции: "Первым итогом в рабочей революции является превращение пролетариата
в господствующий класс, завоевание демократии. Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т.е. пролетариата, организованного как господствующий класс.
Маркс рассматривал две фазы коммунистического развития. На первой из них в обществе, основанном на началах коллективизма, сохранится «узкий горизонт буржуазного права», в связи с распределением по труду. На второй, высшей, фазе
развития, когда осуществится принцип распределения "по потребностям
отпадет надобность в праве и государстве. Упоминание в
работе и о диктатуре пролетариата, и о "будущей государственности коммунистического общества впоследствии создало ряд теоретических неясностей об исторических рамках диктатуры пролетариата и даже породило идею "общенародного государства", против которой сам Маркс энергично возражал в той же самой работе.
Политико-правовое учение марксизма содержит идею отмирания политической власти (государства) в коммунистическом обществе, когда не будет классов с противоположными интересами. Эта
идея особенно резко защищалась Энгельсом, называвшим государство злом, которое по наследству передается пролетариату, ставившим задачу отправить в будущем обществе государство "в музе»;
древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором".

Контрольные вопросы по теме:
1. Охарактеризуйте исторические особенности развития государств Европы в 19 веке.
2. Назовите основные причины развития политического либерализма
3. Что такое «утилитаризм»? Определите особенности данного течения правовой мысли
4. Какие правовые и политические теории предшествовали социалистическим и коммунистическим идеям начала 19 века?
5. Какие теории называют утопическими?
6. Охарактеризуйте социально-исторические условия развития марксизма в 19 веке
7. Определите государство и право в марксистской идеологии.

Тема 10.
Правовые теории в России 19 – начала 20 веков
Л. 10.1.
1. Радикализм в России. Идеи общинного (народнического) социализма А. Герцена
2. Идеи коллективистского анархизма (М. Бакунин)

Основные термины и понятия, используемые в лекции: радикализм, сельская община, народничество, анархизм, либерализм, анархизм, консерватизм

1.Российские идеи общинного социализма в первую очередь связываются с именем Александра Ивановича Герцена (1812 – 1870).
Именно он воспринял сельскую общину как главный опорный элемент в здании будущего русского социализма.
«Община спасла русский народ от монгольского варварства, от выкрашен¬ных по-европейски помещиков и от немецкой бюрократии. Общинная организация, хотя и сильно потрясенная, устояла против вмешательства власти; она благополучно дожила до развития социализма в Европе». В общинных хозяйственных и административных началах он усматривал зародыши и черты социалистического коллективизма. «...В избе русского кресть¬янина мы обрели зародыш экономических и административных установлений, основанных на общности землевладения, на аг¬рарном и инстинктивном коммунизме». Однако Герцену были видны и негативные стороны общинных порядков — поглощение личности миром (общиной), как и во всех других случаях «неразвитого коммунизма». Выход он видел в использовании западной науки, призванной оказать на крестьянский быт опло¬дотворяющее воздействие. Без этого аграрный коммунизм будет пребывать грубым и примитивным, наподобие уравнительного коммунизма Гракха Бабефа на Западе, который практически исключает свободу личности и потому никак не может считаться достойным воплощением социализма. К приобщению русского крестьянина к положительным результатам цивилизации и науки Запада должны быть призваны передовые русские люди, «прошедшие через западную цивилизацию» и впитавшие ее исторический опыт и социалистические представления.
1 ноября 1861 г. Герцен выдвигает лозунг «В народ!», ставший на десятилетия призывом для патриотической молодежи к деятельному участию в освободительном движении.
Социализм Герцена народнический и вместе с тем индивиду¬алистический — так оценивает взгляды Герцена Бердяев. Его вера в крестьянскую общину во многом объясняется тем, что русский мужик, даже в крепостном состоянии, более личность, чем западный буржуа, поскольку соединяет в себе личное начало с общинным. Правда, он не делает при этом различения между личностью и индивидом, между человеком и граждани¬ном. Однако хорошо чувствует и передает опасность мещанства, торжествующего и угрожающего образованному меньшинству. Первый русский западник пережил глубокое разочарование в западном мещанстве, и это склонило его к сочувствию анархиз¬му, а не демократии.
«Государство и личность, власть и свобода, коммунизм и эгоизм (в широком смысле слова) — вот геркулесовы столбы великой борьбы, великой революционной идеи.»

2. С именем Михаила Александровича Бакунина (1814 – 1876) в России связано зарождение и распространении идей коллективистского анархизма. Взгляды Бакунина представлены в работах «Федерализм, социализм и антитеологизм», «Государственность и анархия» и др. Последняя оказала заметное влияние в России, где ряд высказанных в ней идей был использован при формулиро¬вании программных целей бунтарского направления в русском народничестве. Воззрения Бакунина нашли приверженцев во многих западноевропейских странах, особенно в Италии, Испа¬нии, Швейцарии и Франции. Литература о нем значительна по объему и разнообразна в жанровом отношении. В воссоздании облика революционного активиста и мыслителя наряду с исто¬риками и социальными философами приняли участие литерато¬ры: И. С. Тургенев (роман «Накануне»), Ф. М. Достоевский («Бесы»), А. А. Блок и др.
Бакунин одним из первых выставил ряд аргументов против некритического восприятия сложившихся порядков и нравов в русской общине. Солидаризуясь с некоторыми оценками Герце¬на, он сильно разошелся с ним в характеристике позитивных возможностей крестьянско-обшинного быта и традиций: не преобразование общины с помощью прививки результатов за¬падной науки или положительного опыта западной цивилиза¬ции, а использование бунтовского и раскольничьего опыта русского крестьянства. Перечень несовершенств общинного быта после десяти веков его существования, который был составлен Бакуниным в одном из писем Герцену и Огареву (1866 г.), достаточно красноречив: «...безобразное принижение женщины, абсолютное отрицание и непонимание женского права и женской чести... совершенное бесправие патриархального деспотизма и патриархальных обычаев, бесправие лица перед миром и всеподавляющая тягость этого мира, убивающая всякую возможность индивидуальной инициативы, отсутствие права не только юри¬дического, но простой справедливости в решениях того же мира...»
В истолковании социальных и политических проблем своего времени Бакунин чаще всего использовал естественно-право¬вую традицию в трактовке прав личности или обязанностей должностных лиц государства, а не формальный догматический анализ существующих государственных законов или иных установлений. Отрицательное отношение к законам и законода¬тельному регулированию у него сложилось под воздействием характерного для анархизма негативистского восприятия лю¬бых форм государственной и политической власти и присущих им путей и средств социального регулирования.
Все юридические законы, в отличие от законов природы и заурядного правила общежития, являются, по Бакунину, внеш¬не навязанными, а потому и деспотическими. Политическое за¬конодательство (т. е. законодательство, которое создается «по¬литическим государством») неизменно враждебно свободе и противоречит естественным для природы человека законам. Игнорирование этих естественных законов ведет к подчинению неестественному, «юридическому», искусственно создаваемому праву и тем самым способствует возникновению и распростра¬нению олигархии. Всякое законодательство, таким образом, порабощает человека и одновременно развращает самих зако¬нодателей.
Свобода человека должна соизмеряться не с той свободой, которая пожалована и отмерена законами государства, а с той свободой, которая есть отражение «человечности» и «человечес¬кого права» в сознании всех свободных людей, относящихся друг к другу как братья и как равные. В противопоставлении чело¬веческого права и государственных законов Бакунин опирался на авторитет и традиции естественно-правовых идей.
Важнейшей гарантией обеспечения дела свободы Бакунин не без основания считал контроль над государственной властью. Такие гарантии возникают, по его мнению, в каждой стране по мере эмансипации общества от государства.
Таким образом, необходимо совершить социальную революцию – а значит, разрушить все учреждения неравенства и насилия, и в первую очередь государство.

Л. 10.2.

1. Русский либерализм (Б. Чичерин, Н. Коркунов)
2. Консерватизм в русской истории правовых учений

1. Крупнейшей фигурой в либеральной философской мысли второй половины века был Борис Николаевич Чичерин (1828—1904), автор пятитомника «История политических уче¬ний» (1869—1902), а также ряда фундаментальных работ в области государствоведения и философии права — «О народном представительстве» (1866), «Курс государственной науки» (3 час¬ти, 1894—1898), «Философия права» (1900). Активный защитник «великих и прекрасных реформ» начала царствования Алек¬сандра II и сторонник в отдаленной перспективе конституцион¬ной монархии, Чичерин — после непродолжительной профес¬сорской карьеры в Московском университете (1861—1867) — оказался в опале и долгие годы провел в уединении родового поместья.
Государство, по Чичерину, предстает в истории союзом наро¬да, связанного законом в одно юридическое целое и управляе¬мого верховной властью для общего блага. Частное благо есть цель не государства, а гражданского общества. Государство обеспечивает безопасность и осуществление нравственного по¬рядка, оно же определяет и защищает права и свободы. При этом государством определяются права гражданские, а не так назы¬ваемые естественные права.
Сама область естественного права — в отличие от права положительного — это область требований правды, справедли¬вости, это «система общих юридических норм, вытекающих из человеческого разума и долженствующих служить мерилом и руководством для положительного законодательства». Справед¬ливость как общее разумное начало и есть мерило, с помощью которого разграничивается область свободы отдельных лиц и устанавливаются требования законов. Цель социально-полити¬ческого развития — избежать крайностей индивидуалистичес¬кого анархизма и механического этатизма и суметь гармоничес¬ки сочетать личное и государственное начала, индивидуальную свободу и общий закон.
Право не сводимо к пользе или к интересу, его сущность связана со свободой как индивидуалистическим и априорно- метафизическим началом. Право с этой точки зрения есть внешняя свобода человека, определяемая внешними законами. Поскольку закон определяет права и обязанности, т. е. «свободу с ее границами» и вытекающими отсюда отношениями, то эти границы и есть основное начало права как идеи, как нормы свободы. Чичерин частично использует гегелевскую трактовку права как развития идеи свободы, но критически относится к ее этатическим и антииндивидуалистическим истолкованиям. Сво¬бода в его трактовке предстает в следующих ступенях разви¬тия — внешняя (право), внутренняя (нравственность) и общес¬твенная свобода. Другими словами, свобода как субъективная нравственность переходит в объективированную и сочетается с правом как нормой свободы в общественных союзах — семье, гражданском обществе, церкви, государстве.
Коркунов Н.М. был авторитетным в университетских научных кругах разработчиком социологического и философского (теоре¬тического) приемов изучения права в противоположность доми¬нирующей формалистической ориентации догматической юрис¬пруденции. Основа права — в индивидуальном сознании, в ко¬тором Коркунов различает субъективный и одновременно со¬циально-психологический аспекты. Однако в своем внешнем проявлении в качестве регулятора и обеспечителя должного и упорядоченного общественного отношения право действует и воспроизводится объективно (вне индивидуального и иного произвола). «Общая теория права» ставит задачей извлечь общие начала права из накопленного специальными юридичес¬кими науками эмпирического материала. В этом смысле она становится близкой к философии права. Философия, считал Коркунов, не есть метафизическое знание, как во времена Канта и Гегеля, она ныне существует как обобщенное знание других дисциплин. Между философией права и философией нет како¬го-либо разграничения (Лекции по энциклопедии права. 1880). Аналогичным образом в духе социологического и юридического эмпиризма трактовался Коркуновым и предмет всеобщей исто¬рии права — как сравнительная история законодательств.
Основной труд Коркунова «Лекции по общей теории нрава» выдержал 9 изданий (последнее — 1909 г.), в 1,903 г. был пере¬веден на французский, а затем и на английский язык. Запад¬ноевропейские юристы ссылались на труд Коркунова как на за¬конченное, наиболее полное и вместе с тем оригинальное изло¬жение позитивной теории права. В течение ряда лет «Лекции» были самым ходовым учебником в российских университетах.

2. Консерваторы
Взгляды поздних славянофилов отмечены в целом патриоти¬ческим культур-национализмом и возросшей мерой недоверия к европейскому политическому опыту с его представительным правлением, идеей равенства и почтительным отношением к правам и свободам человека и гражданина.
Николай Яковлевич Данилевский (1822—1885) в книге «Рос¬сия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому» (1871) развивал тео¬рию культурно-исторических типов человеческой цивилизации. Он считал, что никакие особые гарантии политических и граж¬данских прав невозможны, кроме тех, которые верховная власть захочет предоставить своему народу. Данилевский высмеивал идею «социального русского парламента», но в отличие от других неославянофилов высоко оценивал значение свободы слова, считая ее не привилегией, а естественным правом.
Данилевский стал зачинателем отечественной сравнитель¬ной культурологии, которая органично вмещала в себя не только социальную психологию отдельных народов, но также и опре¬деленным образом истолкованную политическую культуру. В полемике с утверждениями западных критиков о неспособности русского народа стать свободным народом он писал: «Едва ли существовал и существует народ, способный вынести и боль¬шую долю свободы, чем народ русский, и имеющий менее склонности злоупотреблять ею». Основу для такой уверенности он находил в привычках русского человека к повиновению, в его доверчивости к власти, в отсутствии властолюбия, в его «непри¬тязательности, умеренности в пользовании свободой».
Константин Николаевич Леонтьев (1831 —1891) более всего был озабочен опасностью перемен для самобытности и цельнос¬ти народного организма, и прежде всего --- опасностями надви¬гающегося эгалитарно-либерального прогресса. «Надо просить Царя,— писал Леонтьев,— чтобы он держал нас грознее». Пора перестать бояться страшных слов, раз дело идет о необходимос¬ти спасать Россию от грядущего зла. Надо не останавливаться и перед насилием, ибо без насилия нельзя.
Леонтьев разделял позицию автора «России и Европы» в том отношении, что вся история состоит всего лишь из смены культурных типов, причем каждый из них «имел свое назначе¬ние и оставил по себе особые неизгладимые следы». Обсуждая вопрос о возможности прогнозировать будущее различных куль¬тур (культурно-исторических типов, по Данилевскому), Леонтьев приходил к выводу, что такое прогнозирование может быть обоснованным и осуществимым Он оговаривался при этом, что государственные организмы и целые культурные миры невоз¬можно мерить несколькими годами, как жизнь организмов животных особей. Эпохи геологические измеряются тысячеле¬тиями, жизнь личная измеряется годами, жизнь историческая тоже имеет приблизительное мерило — век или полвека, Госу¬дарственные организмы подчиняются циклу, который Леонтьев определяет в 1200 лет (современный философ историк Л. Н. Гу¬милев сходный органический возраст обосновал для существо¬вания крупных этносов). Таким образом, отмечал он, у таких государств, как Англия, Германия, Франция и тем более Россия, остается еще некоторый срок для завершения этого цикла.
Леонтьев отвергал либеральный эгалитаризм, сближая и часто отождествляя его с анархизмом и с эгалитаризмом соци¬алистов. В обсуждении перспектив последнего он предсказывал появление особого, «нового социалистического феодализма».
Обсуждая тему «русской государственности». Леонтьев был склонен выводить ее природу из византийского и отчасти европейского наследия.
Среди великих русских писателей прошлого века, оставив¬ших заметный след в истории социальной и политической мысли, значительное место принадлежит Ф. М. Достоевскому. Это он произнес слова о том, что «у нас — русских две родины: наша Русь и Европа» (в заметке по поводу кончины Жорж Санд). Позднее Достоевский значительно изменил это мнение, особенно после поездки в Европу, и стал солидаризиро¬ваться с Ив. Аксаковым в восприятии Европы как «кладбища», признавая ее не только «гниющей», но уже «мертвой» — разумеется, для «высшего взгляда». Однако его отрицание не выглядело окончательным — он сохранял веру в возможность «воскрешения всей Европы» благодаря России (в письме к Страхову, 1869 г.).
Такой взгляд во многом предопределялся размышлениями над внутренней стороной европейской жизни, над ее цивилиза¬цией. «Цивилизация,— писал он,— вырабатывает в человеке только многосторонность ощущений... и ничего больше». При этом с ростом цивилизации никак не возрастают нравственные силы человечества и в итоге, отвергнув Христа, европейская цивилизация «оставляет человека с его бессильной и бесплодной свободой, как бы обнажает хаос, который таится в человеке; цивилизация не в силах справиться с теми трудностями, кото¬рые она же сама и создает».
Отсюда глубокое недоверие Достоевского к социализму, бази¬рующемуся на предположении о возможности переделать чело¬веческую природу, создать «нового человека» Поэтому социа¬лизм для него всецело покоится на насилии (к этой мысли писатель приходит не сразу). Утопичность и фантастичность социализма он воспринимал как мнимое преодоление европей¬ской нравственной трагедии, Равным образом он критически оценил и русский революционный активизм конца 60-х гг. В романе «Бесы» можно увидеть и осуждение уже имевшего место революционного авантюризма, и предостережение против лю¬бой революции, и общий вывод о несовместимости справедли¬вости и братства с революционным социализмом.
Владимир Сергеевич Соловьев (1853—1900) оставил замет¬ный след в обсуждении многих актуальных проблем своего времени — право и нравственность, христианское государство, права человека, а также отношение к социализму, славяно¬фильству, старообрядчеству, революции, судьбе России, В ма¬гистерской диссертации «Кризис в западной философии. Про¬тив позитивизма» (1881) он во многом опирался на критические обобщения И. В. Киреевского, на его синтез философских и религиозных идей, на идею цельности жизни, хотя и не разделял его мессианских мотивов и противопоставления русского пра¬вославия всей западной мысли. Его собственная критика запад¬ноевропейского рационализма основывалась также на аргумен¬тации некоторых европейских мыслителей.
Впоследствии философ смягчил общую оценку позитивизма, ставшего в России одно время не просто модой, но вдобавок объектом идолопоклонства. В итоге «за целого Конта выдавалась только половина его учения, а другая — и по мнению учителя более значительная, окончательная — замалчивалась». Учение Конта содержало, по заключению Соловьева, «зерно великой истины» (идея человечества), правда, истины «ложно обуслов¬ленной и односторонне выраженной» (Идея человечества у Августа Конта. 1898).
Вл. Соловьев со временем стал едва ли не самым авторитет¬ным представителем отечественной философии, в том числе философии права, много сделавшим для обоснования мысли о том, что право, правовые убеждения безусловно необходимы для нравственного прогресса. При этом он резко отмежевался от славянофильского идеализма, основанного на «безобразной сме¬си фантастических совершенств с дурной реальностью» и от моралистического радикализма Л. Толстого, ущербного прежде всего тотальным отрицанием права.
Будучи патриотом, он вместе с тем пришел к убеждению о необходимости преодолевать национальный эгоизм и мессиа¬низм. «Россия обладает, быть может, важными и самобытными духовными силами, но для проявления их ей во всяком случае нужно принять и деятельно усвоить те общечеловеческие фор¬мы жизни и знания, которые выработаны Западной Европой. Наша вне-европейская и противу-европейская самобытность всегда была и есть пустая претензия; отречься от этой претен¬зии есть для нас первое и необходимое условие всякого успеха».
К числу положительных общественных форм жизни Запад¬ной Европы он относил правовое государство, правда, для него самого оно не было окончательным вариантом воплощения солидарности человеческой, а только ступенью к высшей форме общения. В этом вопросе он явно отошел от славянофилов, взгляды которых поначалу разделял.
По-другому сложилось его отношение к идеалу теократии, в обсуждении которого он отдал дань увлечения идеей вселенской теократии под началом Рима и с участием самодержавной России. В обсуждении проблем организации теократии («богочеловеческого теократического общества») Соловьев выделяет три элемента ее социальной структуры: священники (часть божия), князья и начальники (часть активно-человеческая) и народ земли (часть пассивно-человеческая). Такое расчленение, по мнению философа, естественно вытекает из необходимости исторического процесса и составляет органическую форму тео¬кратического общества, причем эта форма «не нарушает внут¬реннего существенного равенства всех с безусловной точки зрения» (т. е. равенства всех в своем человеческом достоинстве). Необходимость личных руководителей народа обусловливается «пассивным характером народной массы» (История и будущ¬ность теократии. Исследование всемирно-исторического пути к истинной жизни. 1885—1887). Позднее философ пережил кру¬шение своих надежд, связанных с идеей теократии.
Правовая теория Соловьева базируется на идеях естественного права. Естественное право для него не есть некое обособленное натуральное право, предшествующее исторически праву по¬ложительному. Не составляет оно и нравственного критерия для последнего, как, например, у Е. Н. Трубецкого. Естественное право у Соловьева, как и у Конта, есть формальная идея права, рационально выведенная из общих принципов философии. Ес¬тественное право и положительное право для него лишь две различные точки зрения на один и тот же предмет.
При этом естественное право воплощает «рациональную сущность права», а право положительное олицетворяет истори¬ческую явленность права. Последнее является правом, реализо¬ванным в зависимости «от состояния нравственного сознания в данном обществе и от других исторических условий». Понятно, что эти условия предопределяют особенности постоянного до¬полнения естественного права правом положительным.
«Естественное право есть та алгебраическая формула, под которую история подставляет различные действительные ве¬личины положительного права». Естественное право сводит¬ся всецело к двум факторам — свободе и равенству, т. е. оно, собственно, и являет собой алгебраическую формулу всякого права, его рациональную (разумную) сущность. При этом эти¬ческий минимум, о котором говорилось ранее, присущ не одному естественному праву, но и положительному.
Свобода есть необходимый субстрат, а равенство — его не¬обходимая формула. Цель нормального общества и права со¬ставляет общественное благо. Эта цель есть общая, а не коллек¬тивная только (не сумма отдельных целей). Эта общая цель по существу своему внутренне соединяет всех и каждого. Соедине¬ние всех и каждого происходит при этом благодаря солидарным действиям в достижении общей цели. Право стремится осущес¬твить справедливость, но стремление это лишь общая тенден¬ция, «логос» и смысл права.

Контрольные вопросы к теме:
1. Какие концепции и школы в наибольшей степени повлияли на формирование русской политико-правовой мысли 19-20 веков?
2. Охарактеризуйте основные направления развития русской правовой и политической теории
3. Дайте характеристику теории коллективистского анархизма
4. Опишите особенности русского либерализма
5. Какая из концепций правопонимания нашла отражение в концепции В. Соловьева?

Тема 11.
Правовые учения 20 века

Л. 11.1.

1. Политико-правовая идеология солидаризма и институционализма (Л. Дюги о норме солидарности и социальных функциях)
2. Политико-правовое учение М. Ориу

Основные термины и понятия, используемые в лекции: позитивизм, солидаризм, институционализм, норма права, правило поведения, естественное право, теория справедливости

1. Если в области социалистических политических идей в 20 веке главной новацией стал синдикализм и социал-реформизм, то в области теоретического пра¬воведения обновление шло на основе социально-позитивистско¬го правоведения, которое представлено в этот период именами Л. Дюги и М. Ориу.
Творчество Леона Дюги (1859—1928), теоретика права, кон¬ституционалиста, декана юридического факультета в Бордо, приходится на тот период, когда в европейских странах проис¬ходило возрождение идей естественного права (юснатурализма). И хотя это возрожденческое движение не было в состоянии раз и навсегда нарушить доминирующее положение юридичес¬ких позитивистов, все же интеллектуальное и нравственное недовольство позитивизмом содействовало обновлению воспри¬ятия и трактовки тех вопросов, которые позитивисты в силу своей задогматизированности не в состоянии были адекватно воспринимать и объяснять.
Дюги предстает в конечном итоге защитником социально-юридического, т. е. позитивистского и социологического, понима¬ния права, однако с некоторыми отступлениями в пользу естес¬твенно-правовой традиции.
Замысел относительно коренных перемен в государствоведении и правоведении включал в себя у Дюги попытку упразднить в юридической науке некоторые понятия и конструкции, кото¬рые он в духе О. Конта именовал «метафизическими». К их числу он относил понятия «суверенная личность государства», «субъ¬ективное право личности» и защищал ряд таких новых понятий, как «юридическая ситуация», «функция», «социальное право» и др. Его самый главный труд назывался «Трактат о конституци¬онном праве» (1911), в котором помимо перечисленных новаций предпринято уточнение и перетолкование самого предмета конституционного права.
Таким образом, общий замысел Дюги предстает как реши¬тельное намерение поместить право и его знатоков— юристов в некоторый новый и более адекватный контекст обсуждения природы м назначения права и государства. В этом своем намерении он нашел поддержку среди основателей и главных авторитетов социологического позитивизма (Сен-Симон, О. Конт, Г. Спенсер) и современников, в частности Э. Дюркгейма, который в своих работах методологического свойства настойчиво утвер¬ждал, что право есть не что иное, как «непосредственный результат социальных факторов».
В противоположность Эсмену и Еллинеку и взглядам «всех правоведов, которые придерживаются «дряхлой концепции» субъективных прав и выстраивают на ее основе юридическую технику, сильно похожую на схоластику», Дюги провозглашает тезке о том, что публичная власть есть просто факт». Государ¬ство в его прежних формах коллективности— римская, коро¬левская, якобинская, наполеоновская, форма третьей республи¬ки во Франции— исчезает, и место этих форм начинает занимать новый государственный строй— «более гибкий, более гуманный, более защищающий индивида». Этот строй покоится на ДВУХ элементах. Первый элемент— это концепция социаль¬ной нормы (входит в корпус объективного права), которая основывается «на факте взаимной зависимости», соединяющей все человечество вообще и членов любой социальной группы (в частности, социальная норма для слабых и сильных, для боль¬ших и малых, для правящих и управляемых). Вторым элемен¬том является децентрализация (другое название этой новояв¬ленной социальной и общеустроительной тенденции — синди¬кальный федерализм). Комментируя это положение, Дюги ре¬шительно отмежевывается от революционного синдикализма и высказывает уверенность в том, что современное общество движется «к известному роду федерализма классов, сорганизо¬ванных в синдикаты» и что этот федерализм со временем будет «скомбинирован с центральной властью, которая не упразднит¬ся, сохранит свою живость, но примет совершенно другой характер... и сведется к функциям контроля и надзора».
Центральной и объединяющей идеей для Дюги становится не идея из арсенала юснатурализма или юридического догматизма, а идея, заимствованная из области позитивистской социальной философии. Таковой стала концепция солидаризма, у истоков которой находится О. Конт. Именно привнесение этой идеи в проблематику обсуждения природы публичной власти, публич¬ного и частного права привело Дюги к переформулированию предмета публичного права и прав человека, а также к новым перетолкованиям понятий «социальный класс», «индивидуаль¬ное право», «разделение властей» и др.
О солидарности Дюги высказался в таких словах: «В солидар¬ности я вижу только факт взаимной зависимости, соединяющий между собой, в силу общности потребностей и разделения труда, членов рода человеческого, в частности членов одной социаль¬ной группы. Прибавлю, что в последние годы до того злоупотреб¬ляли прекрасным словом «солидарность», что я колеблюсь произносить его; нет деревенского политика, который не разгла¬гольствовал бы о социальной солидарности, не понимая, впро¬чем, значения этих слов. Поэтому я предпочитаю говорить: взаимная социальная зависимость».
Помимо социальной солидарности людей объединяют и ин¬тегрируют в новые общности те правила поведения, которые заданы не правами индивидов или коллективов (их Дюги полага¬ет иллюзорными и просто несуществующими), а социальной нормой. Происходит подобное дисциплинирование и объедине¬ние по той простой причине, что все люди существа социальные, что всякий социальный акт, нарушающий социальную норму, обязательно вызовет «социальную реакцию» и т. д. «Всякое общество есть дисциплина, а так как человек не может жить без общества, то он может жить, только подчиняясь какой-нибудь дисциплине». Концептуальной разработке темы о социальной норме, основанной на соединяющей людей взаимной зависимос¬ти, Дюги придавал основополагающее значение и для науки, и для последующего существования современного общества и отдельного человека.
Социальная норма не есть моральная норма, однако ее можно и нужно считать нормой правовой. Подобно норме правовой, она относится к внешним проявлениям человеческой ж)»ш и не обязательна для его внутренней жизни. Кроме того, как полагал Дюги, социальная норма является как бы «органическим зако¬ном общественной жизни», впрочем, это выражение следует понимать не более как метафору. Такова главная особенность социальной нормы, призванной вытеснить образ правовой нормы в ее многовековом иллюзорном воспри¬ятии и употреблении.
Институционализм вырос на базе признания и своеобразного истолкования того факта, что существующие в каждом общес¬тве коллективы (социальные общности, учреждения), такие как семья, члены одной профессии, добровольные ассоциации, а также коллективы, организованные во имя удовлетворения умственных и иных запросов, следует воспринимать учрежде¬ниями интегративными, т. е. обеспечивающими сплочение об¬щества в нацию-государство. При этом интегративная роль подобных коллективов выполняется ими вместе с выполнением более частных ролей, связанных с таким служением, которое выгодно им самим.
Даже коллективная общность, именуемая бюрократией, за¬нятая обычно заботами о постоянном своем преобладании над массами управляемых лиц и групп, может восприниматься в качестве учреждения с посредническими функциями, нацелен¬ными на реализацию общих функций государства. Государство, в свою очередь, не только не препятствует появлению и разви¬тию бюрократической общности, но даже содействует ее институционализации.

2. Теорию институционализма наиболее успешно разрабатывал Морис Ориу (1859—1929), который извечную проблему проти¬воположения интересов индивида и государства истолковал в духе христианского коллективизма первых его веков, однако сделал это с некоторыми новациями, обусловленными современ¬ной социально-исторической ситуацией. Теория институции, понимаемой как учреждение, установление или же некая кол¬лективность, отказалась от использования договорной теории (концептуального ядра либеральной теории) и от командно-административной законности социалистов и выдвинула ряд принципиально новых положений, которые получили затем весьма широкое популистское употребление.
Концептуальная основа теории институции восходит к идее равновесия, которую Монтескье в свое время положил в основа¬ние своей теории разделения властей. Суть ее состоит в том, что правопорядок пытаются уподобить системе физического равно¬весия сил и всю жизнь современных государств представить себе как бесчисленные социальные равновесия, соединенные в сложную и запутанную систему. Одной из таких систем равновесия и являются отношения правовые. Идея права в основе своей является идеей порядка, и юристы старой юриспруденции смотрели на этот порядок как на нечто предус¬тановленное самим божеством. В отличие от них представители теории институционализма уже не признают предустановлен¬ного порядка в структуре общества. «Мы верим только, что существует здесь определенное направление, являющееся для обществ линией их прогресса,— писал в этой связи М. Ориу в работе «Принципы публичного права» (1910). — Существует социальный идеал и существует порядок вещей... но он не предустановлен, он рождается».
Предметом публичного права, согласно М. Ориу, является государственный режим правления, который олицетворяет собой государство, т. е. режим одновременно политический, экономический и юридический, но также режим, который «овладевает нацией, видоизменяет ее, налагает на нее опреде¬ленную форму и становится средой, в которой существуют индивиды».
Гражданская жизнь составляет объект воздействия государ¬ственного режима и характеризуется, согласно концепции Ориу, разделением между политической властью и частной собствен¬ностью, которые в первичных, догосударственных формах орга¬низации нации «всегда бывают слиты вместе». Это разделение является на стадии функционирования государственного режи¬ма основой одновременно и политической власти, и свободы. Такое разделение происходит путем двух параллельных про¬цессов — централизации права и централизации политической власти.
Централизация национального (общегосударственного) права сводится к тому, что установление правовых норм и санкций становится делом центральной политической власти и осущес¬твляется отделенной от частной собственности правительствен¬ной властью, т. е. судебной и административной. В отношении норм права юридическая централизация происходит следую¬щим образом. Она возникает из замены обычая писаным зако¬ном. Публичная власть участвует в формальной процедуре установления закона и не участвует в установлении обычая. Писаный закон приносит с собой устойчивость положения, сильно отличающуюся от устойчивости обычного права, пос¬кольку она «совместима с большей долей подвижности, а следо¬вательно, и с большей суммой общих свобод, так как свобода не обходится без некоторой возможности изменений».
Писаный закон, подобно обычному праву, претендует на вечное употребление, однако он может быть изменен решением правительства путем сравнительно ускоренной процедуры, в то время как «в распоряжении какой либо социальной власти не существует никакой такой процедуры, путем которой обычай мог бы быть изменен в обычном порядке».
Правовые отношения с точки зрения выполняемых ими социальных функций предстают областью социального мира, в котором уравновешиваются враждебные и противоположные интересы людей, социальных групп и классов. Настоящий мир, национальный или интернациональный, всегда является ми ром. основанным на праве. Право уравновешивает вечную противо¬положность между личностью и обществом. Каждая правовая система распределяет все права между личностью и обществом и создает право индивида, с одной стороны, и право общества — с другой.
Это распределение создает социальный антагонизм и в то же время создает систему равновесия. Возникший таким образом правопорядок уравновешивает в каждом обществе не только противостояние индивида и общества, но также многие другие системы общественного быта — быта гражданского, публично¬го, коммерческого, военного и др. Все эти формы быта находятся, согласно Ориу, в состоянии равновесия, причем гражданский быт образует как бы центр всей системы, ядро притяжения, вокруг которого вращаются остальные. Система правового рав¬новесия имеет одну характерную особенность — она в своем воздействии универсальна. Она не только стремится уравнове¬сить власть, как это имеет место в системе политического равновесия, или только интересы, как это имеет место в эконо¬мических отношениях, она охватывает и власть, и интересы, и все другие области социальной жизни.
Л. 11.2.

1. Возрожденная концепция естественного права Л. Фуллера, А. Кауфмана. Теория справедливости Дж. Роулса.
2. Интегративная юриспруденция (П. Виноградов и др.).

1. В XX в. тема естественного права получила новое развитие. Новый подход к этой теме был развит неокантианцами (Р. Штаммлер и др.), которые абсолютным естественным правом объявили начало справедливости. Это начало стало восприни¬маться источником и масштабом в оценке исторического движе¬ния права к недостижимому идеалу. Толкование права, таким образом, стало включать в свой предмет внутренне присущее (имплицитное) норме требование справедливости и соответству¬ющего приспособления права к ценностям существующего об¬щества. Так возникла концепция естественного права с истори¬чески меняющимся содержанием.
Современный английский правовед Лон Фуллер считает, что правовая норма должна содержать в себе умопостигаемую цель и указывать на средства ее достижения. В этом смысле каждая норма права субстанциональна (имеет сущностное содержание, несет значение должного, и таким образом, является ценностью). Одновременно с этим каждая норма инструмента льна; в этом своем измерении она определяет средства для достижения цели. Ценностно нагруженной, с учетом сказанного, является и вся правовая система. Проясняя свою позицию, Фуллер вводит различение права имплицитного (подразумеваемого) и экспли¬цитного (внешнего, оформленного, сделанного).
Имплицитное право— это обычаи и сходные типы норматив¬ного упорядочивания человеческого общения, которые часто лишены словесного и символического обозначения и фиксирова¬ния. Сделанное право— это внешне выраженные точные правила, заключенные в нормах и требованиях договора, стату¬та и др. И эксплицитное, и имплицитное право суть целеположенное право, поскольку совмещают и сущее и должное. В отличие от позитивизма, объявляющего правом практически любой приказ суверенной власти, и в отличие от нормативизма с его иерархией норм и вершинной нормой, и от социологии с ее восприятием нормы права как предсказания возможного пове¬дения суда Фуллер делает акцент на целеполагании в праве, на средствах его реализации, которые также заложены в праве, что придает праву и всей правовой системе свойство ценностной системы. Наиболее общая цель в праве как системе— направ¬лять и контролировать человеческую деятельность. Но есть также и более конкретные цели, которые Фуллер именует процессуальными (процедурными) целями: в договорном праве они одни, в судоговорении несколько другие. Все разновидности «сделанного» права должны отвечать следующим требованиям: быть оправданными, иметь общий характер своих требований, не иметь обратной силы, быть ясными и свободными от проти¬воречий, а также достаточно устойчивыми, не требовать невоз¬можного. Их применение должно находиться в соответствии с целями и средствами, заложенными в данной норме.
Правовая норма как некое сочетание должной цели и долж¬ных средств представляет собой моральную ценность. Так, мораль приобретает в естественно-правовой концепции Фуллера конкретный характер, в то время как для теории «чистого» права и «чисто юридической» трактовки событий и конфликтов является характеристикой безразличной, несущественной.
Свою преемственную связь с естественно-правовой тради¬цией древних авторов Фуллер фиксирует в тезисе о том, что право есть разумность, проявляющая себя в человеческих отношениях. Фуллер не противопоставляет позитивное право и естественное право, а только право и неправо.
Несколько иную характеристику моральности в праве дает Рональд Дворкин, автор «Если о правах говорить серьезно» (1972). Позитивное право должно подвергаться оценке не только с инструментальной, но также и с моральной точки зрения. Фундаментальные субъективные права и образуют, по его мнению, те принципы и критерии, которые должны браться в основу морального измерения права с точки зрения справедли¬вости. Ведущим, главным и определяющим принципом является право на равенство, по-другому «право на равное уважение и обращение».
В 50-х гг. Артур Кауфман (Естественное право и историч¬ность. 1957) выступил против возведения в абсолют элемента исторической изменчивости в содержании права и подчеркнул в этой связи, что естественно-правовое восприятие права осно¬вано на признании и допущении постоянного наличия и дейст¬вия внепозитивных правовых принципов. Вместе с тем он соглашался с восприятием права как исторически меняющегося феномена, в содержание которого включаются некоторые внеюридические факторы, действующие «здесь и теперь».
В 70-х гг. Каумфман откажется от этих позиций и объявит о «бесплодности естественно-правовых учений». В этот период он высоко ценит критико-аналитические возможности в осмысле¬нии действующего права, которые демонстрирует, по его мне¬нию, юридическая герменевтика— своеобразная философия юридического языка в его практическом применении. Полем действия герменевтики он считает в первую очередь деятельность судьи как рупора действительного, а не книжного только права. Судья так или иначе обязан проводить сопоставление языковых выражений правовой нормы и юридического содер¬жания конфликта, который норма призвана регулировать. Та¬ким образом, онтологическая основа естественного права пере¬несена Кауфманом из области «закономерностей бытия» в область «языкового выражения бытия» и речь ведется о видо¬измененном естественном праве — герменевтическом (по про¬исхождению и толкованию) естественном праве. Другими слова¬ми, закон и здесь не считается вполне достаточным для извле¬чения правила в процессе выработки судебного решения, и только судья в состоянии должным образом учесть содержание и смысл конкретной конфликтной ситуации и принять во внимание, насколько закон соответствует положению вещей в данное время и в данном месте.
В последней трети XX в. с новыми перетолкованиями естес¬твенно-правовой традиции выступили Дж. Роулс (Теория спра¬ведливости. 1972) и Дж. Финнис (Естественный закон и есте¬ственное право. 1980).
Дж. Роулс основывает теорию справедливости на аристоте¬левской концепции распределяющей справедливости, взятой в несколько упрощенном виде (блага, существующие в обществе, должны распределяться на основании взаимных требований людей и на основании максимально возможного равенства). Роулс использует конструкцию-понятие «первичные блага», которые подлежат распределению. В их число он включает свободу, равные возможности, определенный уровень матери¬ального достатка. Все эти «первичные блага» обеспечивают человеку «самоуважение»; они в то же самое время суть условия, которые обеспечивают человеку его автономию, его самостоятельность, в том числе и самостоятельное распоряже¬ние такими благами.
Существенное значение он придает установлению принципов справедливого распределения. Первым таким принципом Роулс считает требование, чтобы каждый человек в равной степени обладал основными правами и свободами. Система индивиду¬альных прав и свобод должна совпадать со всеобщей свободой, причем свобода должна быть максимизирована, ее ограничение может быть оправданно только в целях ее лучшей защиты: «свобода может быть ограничена только ради свободы». Второй принцип — требование равенства как равного обладания свободой и равного распределения благ (исключения из этого правила допустимы здесь только в целях выравнивания уже сложившегося неравенства). Этот принцип конкретизируется как принцип равных возможностей, нацеленный на максималь¬ное устранение неравенства, возникающего или сложившегося на базе богатства или рождения. Каждый человек должен иметь равные возможности в стремлении получить определенный статус в обществе.
Эгалитаристские идеи Роулса в этой части во многом пере¬кликаются с идеями Руссо и некоторыми положениями право¬вой философии Канта. Новые моменты привнесены американс¬ким теоретиком в истолкование категории справедливости — она характеризуется им как правильность, добросовестность, беспристрастность, как своего рода «процессуальная справед¬ливость», которая обеспечивается при помощи правовых норм, соответствующих принципу правления справедливого закона. При этом очень существенна роль конституции, которая опре¬деляет основные распределительные процедуры, с наибольшей вероятностью приводящие к созданию справедливого и устой¬чивого порядка. Такая функциональная роль конституции под¬держивается и усиливается при помощи обычных законов.
Концепция Дж. Финниса построена на перетолковании идей Августина, в частности идеи телеологизма. Смысл человеческо¬го существования Финнис определяет как достижение челове¬ком определенного блага или совокупности благ, которые он постигает, оценивает и обеспечивает с помощью разума. Пере¬чень основных благ, или ценностей человеческой жизни, вклю¬чает в себя жизнь (стремление к самосохранению), знание (не инструментальное, а прежде всего субстанциональное, мировоз¬зренческое), игру (связана с правильным распределением и пользованием социальными ролями человека в обществе), эсте¬тический опыт (способность понимать прекрасное), практичес¬кую разумность (стремление сделать свой разум более резуль¬тативным в практическом плане), социабельность (дружеская общительность), религию (как представление о генезисе и роли космического порядка, человеческой свободы и разума).
Все блага должны распределяться справедливо, на основе уравнивающей либо распределяющей справедливости. Эти бла¬га должны распределяться в обстановке единодушия, координа¬ции и в определенных случаях также при содействии власти. Таким властным и результативным инструментом может быть только позитивное право, но право, соответствующее справедливости.

2. Право как социальное явление и как часть социального опыта представляет столь важный элемент социального бытия, писал П. Г. Виноградов (1854—1925), что в этом своем качестве оно выполняет не менее важные социальные функции, чем, скажем, устройство государства или способ разделения власти в госу¬дарстве. Свой подход к изучению права он называл синтетичес¬ким, противопоставляя его и обособляя от аналитического мето¬да Дж. Остина и его последователей. Опасности аналитического метода связаны с тем, что абстрактные понятия и термины часто воспринимаются юристами-аналитиками таким образом, как будто вопрос об этих терминах и их формальных классифика¬циях составляет существо всей юриспруденции. В конечном итоге создается особый «мир понятий», в котором происходят постоянные обновления, критика, защита и разрушение аб¬страктных конструкций. В свое время Р. Иеринг высмеял эти «понятийные райские кущи». Ранние позитивисты в лице Конта и Спенсера прокламировали приход социологической науки, которой предстоит завершить круг естественных наук и увен¬чать собой усилия человеческого познания. Современные же мыслители, по мнению Виноградова, не столь оптимистичны и выставляют множество оговорок и ограничений.
«Мы хорошо знаем,— писал Виноградов,— в какой степени наше поведение и характер подвержены иррациональным по¬рывам, нашим пристрастиям и предубеждениям, нашим привы¬чкам и институтам, неосознанным и подсознательным элемен¬там нашей натуры. В качестве индивидов мы склонны к тому, чтобы обратиться за пояснением к биологам и психологам. Противоположность биологии и психологии в изучении социаль¬ной жизни образуют политика и синтетическая юриспруден¬ция» (Обычай и право. Осло, 1925). Правила поведения в обществе являются результатом поведения самого общества, и нет необходимости чрезмерно завышать социальное воздейст¬вие понятийных и логических конструкций. «Ни жизнь семьи, ни жизнь профессиональной гильдии, а равным образом— церк¬ви, нации, государства не зависит всецело или главным образом от совершенства их логико-понятийных отображений».
По замыслу американского философа права Джерома Холла, автора термина «интегративная юриспруденция», естественно-правовая традиция может быть обновлена сегодня за счет ее сочетания с аксиологическим (ценностным) подходом в праве. Ценности должны при этом рассматриваться как непременный атрибут правовой нормы, а нормы должны восприниматься как «защищенные ценностные суждения».
Традиционная естественно-правовая теория мало интересо¬валась разработкой основных юридических понятий, которые на самом деле должны составлять исходную базу всякой юриди¬ческой теории. Этот раздел наилучшим образом разработан, по мнению Холла, в кельзеновском нормативизме. С учетом новой роли ценностного начала в правоведении интегративную юрис¬пруденцию можно назвать также правовой аксиологией. Цен¬ности в праве— это то, что в норме права, подобно наставнику, «формирует психические состояния и внешнее поведение». Исключительно плодотворными в этом плане являются, по его оценке, определения права как этической в своем существе категории, данные в свое время Платоном и Аристотелем (Исследования по юриспруденции и криминальной теории. Нью-Йорк, 1958).
В литературе последних лет появились констатации того, что западная традиция «закона и порядка» переживает в настоящее время кризис, вызванный, с одной стороны, тем обстоятельст¬вом, что глобальной проблемой становится сегодня не проблема отдельного региона, как это было до самого недавнего времени, а весь мир, и потому Запад становится всего лишь его составной частью.

Контрольные вопросы по теме:
1. Опишите основные тенденции развития правовой и политической мысли 20 века
2. Какие из концепций прошлого повторяются на новом этапе своего развития в 20 веке?
3. Что обозначает понятие «имплицитное право»?
4. Охарактеризуйте теорию справедливости Дж. Роулса
5. Опишите особенности интегративной юриспруденции

Концепция национальной безопасности Республики Беларусь

Общая теория государства и права

ПОЛИТОЛОГИЯ

В